ЛитМир - Электронная Библиотека

– Женщина, ожидающая мужчину в комнате борделя, мисс Эбернати, должна быть готова ко всему.

– Но вы же прекрасно знаете, лорд Стрэйт, зачем я сюда явилась.

– Знаю?! – пробормотал он, наклоняясь, чтобы насладиться непривычным ароматом хорошего мыла, исходившим от ее волос, – обычно в этой комнате стоял тяжелый запах жасмина и мускуса.

– Прошу вас прекратить эти странные намеки. Вам отлично известно, что я пришла лишь потому, что вы не пожелали откликнуться на мои приглашения посетить миссию.

– Меня, мисс Эбернати, не особенно интересует причина вашего появления здесь.

Она попыталась обеими руками оттолкнуть его. Когда-то подобное поведение женщины заставило бы Джейми отступить. Но с тех пор он научился понимать исходящие от женщин тайные сигналы, противоречащие их поведению: трепет ресниц, в то время как нежные губы шепчут «нет»; тяжкий прерывистый вздох и тому подобное. Джейми украдкой улыбнулся. Сомнений не было – дочь миссионера охватила дрожь желания. Он ощущал ее всем своим телом. С легкостью, выработанной многолетней практикой, он нагнулся и поцеловал ее.

Изумившись на мгновение, что губы Сары имеют вкус меда, он обхватил ее рукой и крепко прижал к себе. Пышная грудь Сары прижалась к его груди. Она издала какой-то звук, и Джейми с обычной мужской самоуверенностью решил, что это вздох наслаждения.

В нем пробудилось дикое безудержное желание, которое – в этом он не сомневался – от соприкосновения их тел передалось и ей. И действительно – он заметил, как сквозь синюю ткань платья проступили затвердевшие соски. Джейми страстно захотелось положить Сару на кровать, сдернуть с нее безобразный наряд и, обнажив эти затвердевшие пики, гладить их, облизывать, целовать. Освободив руки, он чуть отступил назад, чтобы стянуть с себя рубашку.

– Если вы уже удовлетворили свое тщеславие, лорд Стрэйт, я бы хотела поговорить о деле, которое привело меня сюда.

Рука его замерла у воротника рубашки. Неужели с этих податливых, мягких губ могли сорваться такие резкие, холодные слова?

– Вы и так потратили слишком много времени на то, чтобы запугать меня своей неразумной выходкой, милорд.

Джейми не сразу вспомнил, что это и в самом деле было его первоначальным намерением. Его рассудок затмило удовольствие, полученное от поцелуя.

– Садитесь!

– Но, мисс Эбер…

– Прошу вас, садитесь!

После многих лет плавания с отпетыми негодяями Джейми привык отдавать приказы, а не повиноваться им. А тут какая-то мисс Недотрога тоном школьной учительницы дерзко раскомандовалась! Не опрокинуть ли упрямую дамочку на спину и не показать ли, как следует вести себя с мужчинами?

Сара меж тем крепко сжала кулаки в широких рукавах платья, моля Бога о том, чтобы возвышавшийся над ней мужчина не заметил, с каким трудом дается ей эта строгость. К ее бесконечной радости – и тайному разочарованию, – Стрэйт медленно опустил свое мощное тело на заскрипевшие под ним пружины матраса.

– Хорошо, мисс Эбернати, сажусь. Но, – на его губах заиграла ехидная улыбка, – секунд через десять я лягу. Если вы не желаете разделить со мной ложе, постарайтесь пересказать свое дело за эти десять секунд.

– Десяти секунд вполне достаточно. Мне стало известно, что вы собираетесь вести свой груз вдоль побережья Китая, хотя это строжайше запрещено Ост-Индской компанией и императором. Я хочу отправиться с вами.

Он уставился на Сару так, словно у нее внезапно вырос рог.

– Мне это крайне необходимо, лорд Стрэйт. Мой отец отправился с тайным визитом к мандарину, который правит Фуцзянем.[3] Необходимо разыскать его и заставить вернуться домой.

Грубый односложный ответ лорда заставил Сару поморщиться.

– Прошу вас не сквернословить, – потребовала она.

– Я буду не только сквернословить, – он стал медленно подниматься на ноги, – я…

– В благодарность за вашу помощь я найду вам лоцмана, – прервала его Сара.

Лорда словно подменили. Он застыл в нескольких шагах от нее, сощурив глаза. К Саре наконец вернулась уверенность.

– Откуда, черт побери, вы знаете, что мне нужен лоцман?

– Да не рычите на меня так, лорд Стрэйт. Мне бы хотелось обсудить наше дело спокойно и без осложнений.

– Никакого «нашего дела» у нас с вами нет.

– Ошибаетесь. Из верных источников мне стало известно, что вам необходим лоцман, но вы не можете его найти. И не найдете.

– Вы так полагаете?

– Не полагаю, а точно знаю. Да будет вам известно, сэр, что слухи о вашей незаконной деятельности достигли императора, и он издал специальный указ, направленный против всякой нелегальной торговли вообще, и вашей – в частности. Тот, кто осмелится провести «Феникс» в какой бы то ни было порт помимо Кантона, лишится головы.

Так вот почему его уже целых три дня водят за нос, пронеслось в голове у Джейми. Ведающий портом мандарин улыбается, кивает головой, милостиво принимает обычные взятки, обещает, но ничего не дает, а только поит сливовым вином! Старый мошенник!

Все равно он, Джейми, не поплывет в Кантон. Пусть другие капитаны ведут свои корабли в этот порт и разгружаются там под бдительным оком Ост-Индской компании, он не намерен отдавать львиную долю своих доходов ни ей, ни тем более китайским чиновникам в виде взяток. Но и медлить ему нельзя – при такой жаре груз в его трюмах скоро протухнет. Ему срочно нужен лоцман!

– Где вы возьмете лоцмана, который согласится рисковать своей головой?

– Наш повар обещал мне такого – он приходится ему дальней родней. Но при одном условии – если вы поможете мне отыскать отца.

– Могу себе представить, что это за лоцман! Он и сампан-то вокруг Макао не проведет, а уж шхуну за тысячу миль – и думать нечего!

– Ошибаетесь! Он много лет служил во флоте губернатора и знает здешние воды как свои пять пальцев.

– Почему же такой знаток покинул губернаторский флот?

– Точно не скажу. Повар что-то говорил о ссоре, о цыплятах, но в чем там было дело, я так и не поняла.

– Где уж вам понять!

С презрением отвергнув предложение Сары, показавшееся ему смехотворным, Джейми на миг задумался. Теперь, когда он знает об указах императора, ему надо незамедлительно, до завтрашнего вечера, предпринять самые решительные действия. И прежде всего освободиться от этой назойливой дамочки!

– Десять секунд истекли, мисс Эбернати!

С этими словами он приблизился к Саре, поднял ее, бросил на кровать и стал сдергивать с себя рубашку.

– Вы что, с ума сошли? – выдохнула Сара, приподнимаясь на локте.

Он швырнул рубашку на пол и взялся за штаны.

– Да нет, просто хочу использовать эту комнату по назначению.

– Но… но мой отец!..

– Если вы, мисс Эбернати, предполагаете, что я стану рисковать своим судном и грузом ради помешавшегося миссионера, то у вас мозгов не больше, чем у него.

– Но… но лоцман… – еле слышно лепетала Сара.

– Я найду себе лоцмана, за пригодность которого поручится не только повар.

И он продолжал раздеваться. Шумно выдохнув, Сара скатилась к самому краю кровати и спрыгнула с нее.

– Вы еще хуже, чем о вас говорят сплетники.

– Первое ваше разумное замечание.

Сара нахлобучила на голову соломенную шляпу и, выпрямившись и гордо расправив плечи, решительным шагом вышла из комнаты. А Джейми с довольной улыбкой бросился на кровать.

Он не без труда отогнал от себя видение округлых форм Сары и погрузился в раздумье. Завтра, решил он, ему необходимо встретиться с мандарином и купить себе лоцмана. И послать на берег человека – может, тот кого-нибудь найдет. Так или иначе, к полудню лоцман должен быть на палубе.

В коридоре раздались шаги, замершие у его двери. Джейми сел на кровати. Нет, нет, она не посмеет, уверенно сказал он себе.

Бамбуковая дверь начала медленно открываться.

На этот раз он овладеет ею, поклялся себе Джейми. Пусть она старая дева, девственница, не знавшая любви, какое ему до этого дело? Если у нее хватит наглости возвратиться в эту комнату, он будет дураком, если не возьмет то, что само идет в руки. И Джейми уставился на дверь, с удивлением отмечая, что при одной мысли о возможности уложить в постель рядом с собой своенравную мисс Эбернати его обдает жаром.

вернуться

3

Фуцзянь – провинция в Китае.

4
{"b":"89494","o":1}