ЛитМир - Электронная Библиотека

Илья ослабил объятия, и девушка легкой ящеркой скользнула на пол.

– Ты можешь ходить так, голой, – заметил Ростовский.

Анна фыркнула.

– Спасибо за разрешение, но в комнате немного прохладно, и потом, я не привыкла. И что ты скажешь, если кто-то неожиданно заявится?

Ростовский улыбнулся.

– Что-нибудь придумаю.

Сказка заканчивалась. Подняв брошенный халат, Анна небрежно набросила его на плечи, превратившись из Василисы Прекрасной в обыкновенную «лягушку-квакушку».

– Может, я чего-то не понимаю, но мне кажется, что ты со мной прощался, – сказала Анна, подняв влажные глаза на Илью.

– Ты права, – не сумел соврать Илья.

И тут же пожалел о сказанном, следовало объявить о своем решении как-то поделикатнее, что ли. Но вот только как именно? Подсказал бы кто!

Прикусив губу, Анна спросила:

– Кто она?

– Знаешь, в Москве я познакомился с проституткой. Так вот: это она, – после недолгого молчания отважился на откровенность Ростовский.

– Никогда не думала, что они тебя привлекают.

Вода продолжала хлестать в раковину, брызгая по сторонам. Странно, что он не обратил внимание на это раньше. Лицо девушки сделалось влажным. Что это, брызги воды или размазанные по щекам слезы?

Ростовский тяжело вздохнул:

– Знаешь, я сам об этом не думал. Во всяком случае, до последнего времени.

– Значит, у тебя с ней серьезно?

– Мне бы хотелось в это верить.

– Как ее зовут?

– Лада.

– У меня подругу так зовут… Теперь вот еще и соперницу. Она красивая?

– Очень, – мечтательно протянул Ростовский.

Анна отвернулась. Некоторое время она рассматривала висящую на стене картину.

– Ты ее любишь? – спросила Анна, повернувшись к нему. Теперь она всецело овладела собой.

– Хм. Сложный вопрос. Я много раз задавал его себе, – откровенно признался Ростовский. – Слишком много я о ней думаю, выходит, что люблю.

– А со мной… ты сегодня потому… Потому что помнил о ней все время и хотел ее. Признайся!

– Извини меня. Да! Только ты не обижайся, Анна. Ты чудесная, замечательная. Но ты не моя, вот в этом вся разница. Поверь мне, ты найдешь кого-нибудь другого, он будет лучше меня, достойным твоей любви.

– А если мне никого не надо, тогда что? – тихо спросила девушка, посмотрев на Ростовского снизу вверх.

– Извини, я не хотел тебе делать больно, – признался Ростовский, – но нам нужно расстаться.

* * *

– Приезжий? – с интересом посмотрел таксист на Ростовского, державшего в руке всего лишь легкий кейс.

Существует справедливое мнение, что таксисты хорошие психологи, способные с одного взгляда оценить кошелек потенциального клиента. В таком случае Сергея Маркова следовало считать чуть ли не профессором психологии. Ему достаточно было перекинуться с пассажиром несколькими фразами, чтобы не только иметь представление о толщине его «лопатника», но и судить о характере клиента. Судя по тому, как держал себя владелец кейса, выходило, что парень он весьма фартовый и очень весовой. Именно таким людям благоволит судьба, именно их любит удача. Жесты у него были хозяйские, а взгляд упрямый и твердый. Такие люди способны пробивать лбом даже бетонные преграды. И если столкновение произойдет, то они лишь потрут ушибленное место и потопают себе дальше. И ничего им при этом не сделается.

Его социальный уровень тоже был высок. Если не заместитель министра, то непременно около того – имеет право пинком распахивать двери многих высоких кабинетов. И поэтому наблюдается одна странность – в Москве мужчина появился безо всякого сопровождения, не было даже телохранителей, хотя сейчас их можно встретить даже у какого-нибудь инженера по технике безопасности. Его не встречала служебная машина с мигалкой, а потому, как простому мужику, ему приходилось добираться на обычном моторе.

А может, Серега все-таки ошибся и его клиент заурядный пассажир, работающий под крутого? Марков с интересом дожидался ответа на свой немой вопрос. Парень не стал строить из себя весового, что, в общем-то, и правильно, авторитетного человека видно за версту. Он широко улыбнулся и коротко ответил:

– Приезжий.

В Москву клиент прибыл без весомого багажа, по которому можно определить всякого приезжего, на руках у него был всего лишь единственный необременительный добротный кейс, в котором может быть только смена нижнего белья да щетка с зубной пастой. Впрочем, Марков не исключал и другого варианта – красивый кожаный кейс мог оказаться до самой крышки забитым пачками долларов.

Не спросишь ведь!

– И, наверное, командированный, – утвердительно произнес Сергей, усаживаясь в водительское кресло.

– Верно, – не стал спорить Ростовский, устроившись рядом на пассажирское место. Тяжелые ладони мягко улеглись поверх кожаной крышки.

Клиент был «жирный», это отметил бы даже начинающий водила, а у некоторых отчаянных, что увидели бы подобный кейс с хромированными застежками, возникла бы лихая идея экспроприировать его содержимое. Благо что для этого не нужно было особенно мудрствовать – как только пассажир отвернется, тюкнуть его монтажкой по затылку, свернуть с трассы куда-нибудь в глухую лесопосадку и выбросить бесчувственное тело в глубокий овражек. Если помрет – сам виноват.

Быстро покойничка не найдут, это точно! Отыщется он только через пару месяцев, когда полезут опята. В этот период грибников будет больше, чем травы. Некоторые подобным собирательством наживают целые состояния.

Серега Марков внимательно посмотрел на клиента. Все бы хорошо, но возможность напороться на пулю очень велика. Такие, как он, без «ствола» даже в сортир не ходят.

– Чего ты меня так разглядываешь? – спросил Илья, поймав пристальный взгляд водилы.

– Командированный, значит. – Сергей выехал со стоянки.

Илья усмехнулся:

– Ты прямо как гадалка, что ни слово, то в цель. А с чего ты взял? – в свою очередь, спросил он.

– Все очень просто, багажа никакого! – радостно пояснил Марков. – Обычно так только в командировку разъезжают.

Ростовский сдержанно улыбнулся:

– Ты очень наблюдательный.

– Я же таксист, работа у меня такая, – просто отвечал Марков, до упора выжав педаль. – Всегда важно знать, какого пассажира везешь.

– А зачем тебе это нужно?

Марков посмотрел на руки пассажира. Пальцы любовно поглаживали темно-зеленую крокодиловую кожу кейса. Так можно ласкать женщину, а кейс, только если он набит долларами. Маркову очень захотелось посмотреть, что прячется под крепкой эффектной крышкой.

Шофер негромко хохотнул:

– Хороший вопрос! А чтобы знать, сколько он мне отвалит чаевых! А? Устроит такой ответ?

Илья хмыкнул:

– Вполне. И что ты думаешь на мой счет?

– А чего тут думать? – удивился шофер. – Достаточно на твой костюмчик взглянуть, чтобы понять – парень ты при делах! Из тех, кто большими деньгами заправляет. Вот ответь, разве я не угадал? – торжествующе спросил Марков, посмотрев на Ростовского.

В опасной близости, ударив ураганным ветром в лобовое стекло, промчался тяжело груженный «КамАЗ».

Ростовский нахмурился:

– На дорогу смотри, а то чаевых не дождешься.

– Понял, хозяин, – кивнул шофер и уже с уважением протянул: – А я вижу, что ты человек серьезный, больно-то трепаться не любишь. Я вот что подумал, все-таки ты не в командировку.

Водила не переставал удивлять Илью.

– И почему?

– Лицо у тебя очень счастливое.

– И что с того?

– С такой физиономией на работу не едут! К бабе ты направился, это точно! Верно?

– Может, и угадал, – не стал отнекиваться Ростовский.

Помпезное здание гостиницы «Балчуг-Кемпенски» было видно издалека, и Ростовский поймал себя на мысли, что испытывает легкое возбуждение, словно направляется на первое свидание. Неприятное открытие, раньше подобной чувствительности он за собой не замечал.

– Ты вот что, останови-ка здесь, – сказал Ростовский, – дальше я пройдусь пешком.

22
{"b":"89498","o":1}