ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Водитель считал, что от Лешки надо побыстрее избавиться. Но вдруг его осенило, и он передумал. Мозг убийцы лихорадочно заработал, просчитывая возможные варианты.

«Опель» свернул с асфальтированной трассы на проселочную дорогу. Леша Ильин снова потерял сознание.

* * *

Я вернулась на набережную, правда, теперь уже не в гордом одиночестве, а в сопровождении Риты Скворцовой, которая не переставая о чем-то возбужденно болтала. Я внимательно вслушивалась в ее монолог, но, как ни старалась, не могла уловить ничего заслуживающего внимания. Меня не покидало ощущение, что Рита чем-то встревожена и старается это скрыть за напускной веселостью. Я поняла, что она, как никто другой, остро нуждается в подруге. Между делом мы успели с ней познакомиться. Я не стала утаивать от нее настоящего имени, но пока умолчала о роде своих занятий, намекнув, что учусь на журналистку. Надо же было как-то объяснить свое «нездоровое» любопытство.

Мы миновали портик с колоннами и спустились по мраморной лесенке почти к самой воде.

– До чего хорошо! – воскликнула Рита. – Здесь такая… – она на мгновение замолчала, подыскивая подходящее слово, – завораживающая атмосфера!

Я согласилась:

– Как в сказке! – и перевела разговор на другую тему, поинтересовавшись, кем ей приходится Кит.

– Это твой друг? – предположила я.

– Ага. – Рита заулыбалась. – Никита – очень близкий мой друг, только не в том смысле, как ты подумала. Он мой сводный брат по отцу. – Внезапно ее лицо померкло, и она загрустила, замолчав. Я не понимала причины такой резкой смены ее настроения.

– Тебя что-то тревожит?

– Не бери в голову! – Рита махнула рукой и вновь стала прежней, такой радостной и наигранно беззаботной, как и раньше. – А вот и «Ника», – сказала она, кивнув в сторону маленького летнего кафетерия, который вот-вот должен был закрыться в связи с грядущим наступлением холодов.

Я, как всегда, заказала «Арабику», а Рита ограничилась «Невским», сообщив мне, что кофе терпеть не может.

«У каждого свой вкус», – подумала я, затянувшись любимым «Ротмансом», и спрятала пачку в сумочку.

– А когда ты собираешься за коньками? – спросила Рита.

– Что? – удивилась я, чуть было не испортив спектакль, но вовремя опомнилась: – Как только деньги появятся.

– Можешь пока приобрести что-нибудь попроще, – разрешила она. – К примеру, китайские. Я помогу тебе выбрать, так что шею себе не сломаешь, – уверила Рита. Наверное, я должна была выразить свою признательность. Я как раз соображала, как это сделать, когда Рита нахмурилась и едва не расплакалась прямо у меня на глазах.

«Эмоциональная барышня», – заметила я мысленно и спросила:

– Какие-то проблемы?

– Вряд ли тебе это будет интересно, – вздохнула девушка. Но, по-моему, она всеми фибрами души желала, чтобы кто-нибудь ее выслушал.

– Конечно, интересно! – искренне уверила я ее.

– У меня подруга погибла и парень пропал, – выпалила Рита. – Ума не приложу, что мне делать! Если он меня бросил…

Меня так и подмывало ответить ей словами из старого анекдота: «Зачем же сразу думать о самом худшем, может, парень всего-навсего попал под машину?!»

Но, к счастью, я сумела удержаться от неуместной иронии. Черный юмор мог бы мне дорого обойтись. Девушка замкнулась бы в себе, а я бы так и осталась при своем интересе.

«И что еще за подруга?» – насторожилась я, словно борзая, учуявшая добычу. Не люблю я таких совпадений! История с Лешей Ильиным начинала попахивать криминалом.

– Не расстраивайся! Что-нибудь придумаем, – сказала я убежденно, отхлебнув приличный глоток кофе.

– А что ты можешь придумать? – Кажется, она сомневалась в моих способностях. Впрочем, я посчитала, что пока ей это простительно. Пока что Рита Скворцова еще не успела узнать свою новую подругу.

– Ты пробовала его разыскать? – осведомилась я, пододвигая ей пиво.

– Бесполезно, – Рита уже отчаялась, и мне предстояло ее переубедить. Я предполагала, что это – задача не из легких!

– Когда ты видела его в последний раз?

– Больше двух дней назад, – ответила Рита. – Мы отмечали мой день рождения, пели под гитару, ну и вообще…

– И Кит тоже?

– Ага, – Рита кивнула. – А что?

– Да так, – я пожала плечами. – Колоритная у твоего брата фигура, просто не выходит из головы.

– Да уж, – Рита как-то недобро усмехнулась.

Я подумала, что, возможно, в скором времени мне придется им заняться вплотную, но пока решила не форсировать событий.

– А почему ты всполошилась-то? Времени прошло всего ничего! – успокаивала я ее.

– Есть некоторые обстоятельства, – начала она сбивчиво, хлебнув пива для храбрости. – Он не мог вот просто так взять и исчезнуть. Потому что у меня на него, только на него и надежда.

– В смысле?

Рита опомнилась, что сболтнула лишнее:

– В том смысле, что он у меня один. Он знает, что разобьет мне сердце, – оправдывалась Рита, но ее объяснения звучали как-то неубедительно. Я чувствовала, что здесь что-то не так и у этой барышни на уме не только одна романтика. – Спасибо, конечно, за участие, – продолжала она. – Только у меня больше нет желания говорить на эту тему.

– Дело твое, – сдалась я почти без боя, уверенная, что она сама возобновит разговор. Я не сомневалась, что у девчонки проблемы и она нуждается в помощи.

Как оказалось, я не ошиблась. Сделав еще несколько глотков, Рита снова заговорила:

– Я даже ему домой позвонить не могу, у него сестра как цербер, – возмущалась она. – Терпеть меня не может. А в институте Лешка не появлялся, я узнавала.

– Так, значит, твоего возлюбленного Лешкой зовут?

– Лешкой, – вздохнула Рита. – Были бы деньги, наняла бы частного детектива, – пошутила она.

– А почему бы мне в него не поиграть? Я бы могла сенсационный репортаж написать!

– Смеешься?!

– Нет, – ответила я. – Говорю на полном серьезе. Кстати, а как погибла твоя подруга? Ее убили?

– Что ты! – Рита замахала руками. – Просто она попала под машину, – но ее голос звучал неубедительно. Мне показалось, что она и сама не верит в то, что сказала. Искать блудного брата становилось все интереснее.

– Так ты согласна?

– Пожалуй, можно рискнуть, – осторожно согласилась Рита. – Лешка поймал попутку, чтобы добраться до дома. Было уже поздно, около часа. Мы его с Никитой провожали, я на всякий случай запомнила номер «Жигулей».

– А модель?

– Кажется, это была «копейка» – черная или темно-синяя, – засомневалась Рита.

Я вынула из сумочки записную книжку и вырвала из нее листок. А потом протянула его Рите вместе с ручкой.

– Пиши!

Она послушалась и начертала на бумаге несколько цифр, так что я могла поздравить себя с первыми результатами. Потом девушка сообщила мне адрес Алеши и номер его институтской группы, что, в общем-то, мне было известно. Тем не менее я сделала вид, что очень внимательно ее слушаю.

– Когда мы теперь увидимся? – спросила Рита.

– Думаю, что на днях.

– А как же коньки?

– Пока подождут! – ответила я, вставая из-за стола.

– Уже уходишь? – спросила Рита обиженно.

– У меня собака негуляная, – сказала я на прощанье, как бы извиняясь.

Я пришла к выводу, что смерть Ритиной подруги не имеет никакого отношения к Лешиному исчезновению, раз она все-таки согласилась принять мою помощь, несмотря на свои опасения. Или по крайней мере Рита в это искренне верит. Никто бы не смог меня переубедить, что она не подозревает, что ее подругу убили. Тогда почему же Рита молчит? Неужели она в чем-то еще замешана? Это мне предстояло выяснить в будущем. Однако я решила повременить с расспросами, чтобы не спугнуть свою «жертву». К тому же существовала вероятность того, что я все-таки ошибаюсь. Ведь не экстрасенс же я, в самом деле!

«А за что тебя в Тарасове Ведьмой прозвали?» – поинтересовался внутренний голос. Я ответила, что за высокий уровень интеллекта!

Глава 3

За дни, проведенные взаперти, Леша несколько раз приходил в себя и снова отключался. Головная боль иногда становилась просто невыносимой. Парень крепко стискивал зубы и тихонько стонал. Леше не хотелось, чтобы его мучитель слышал или видел, как он страдает. Тем не менее сил подняться и обследовать свою новообретенную темницу у Леши не было. Периодически его рвало. Заплакать ему мешало только обостренное чувство собственного достоинства. Леша не исключал того, что убийца подсматривает за ним в замочную скважину. Когда его сознание прояснялось, он понимал, что это похоже на паранойю. Одно Леша знал наверняка: если ему все-таки удастся выжить, он будет вынужден довольно долго лечить свое сотрясение мозга, и придется еще благодарить судьбу, что дело ограничилось только этим.

6
{"b":"89510","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двериндариум. Мертвое
Девятый
Дверь на двушку
Академия Полуночи
Победа над СДВГ. Игровая методика для подростков и юных взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности
Корейская уборка
Девушки из бумаги и огня
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Фейсфитнес в твоем ритме