ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не нужно, значит? – он посмотрел в мою сторону коротко и с пониманием. – Так я и думал. С такой женщиной, как ты, рядом должен быть кто-то более достойный. Такой неудачник, вроде меня…

– Останови машину!!! – я крикнула это с такой страстью, что он испугался, дернул руль, и машину едва не занесло. Тогда я чуть понизила голос и уже тише попросила: – Сережа, останови машину немедленно!

– Зря ты так, – виновато пробормотал он, съезжая на обочину. – Я не собирался ничего такого…

Сергей снова все не так понял. А поняв все не так, тут же решил все за меня. Остановил машину. Отвернулся к окну и, нервно потирая ладонь о ладонь, принялся ждать либо моих объяснений, либо того, когда я уберусь из его «Лендровера».

Нужно ли было мне объяснять ему что-либо в тот момент?! Подбирать слова, путаться в них, находить единственно правильные, чтобы он правильно меня понял, не счел излишне церемонной или, наоборот, чересчур распущенной. Зачем?! Кому это нужно?! Мне так уж точно нет. Поэтому без лишних слов я приблизилась к нему и, развернув его голову с себе, начала целовать. Не скажу, что Сережа откликнулся на мой порыв мгновенно. Эффект неожиданности он и в Африке эффект неожиданности. Конечно же, он опешил и какое-то время сидел, оторопело удерживая руки по швам. Но потом… Потом случилось то, что принято называть ураганом, шквалом, торнадо и еще бог весть чем. Что забивает легкие, слепит глаза, сбивает с ног и заставляет забыть обо всем, даже о самом понятии жизни.

Нас несло куда-то за грань предела, причем несло с такой силой, что остановиться не мог ни он, ни я. Металлическим скрежетом стонали сиденья, откидываясь назад. Многострадальный мой пиджак, да простит меня Ирина, был варварски сорван и заброшен куда-то за голову. Туда же отправилась и его рубашка. Потом вдруг заело «молнию» на его брюках. Мои пальцы едва не одеревенели, пытаясь справиться с этим неожиданным препятствием. Оно раздражало и сбивало с толку.

– Подожди… – хрипло выдохнул Аракелян мне прямо в ухо, обдав мозг огненной волной. Какой же у него голос, о господи!

Конечно же, он со всем справился. И со своими брюками, и с моими, сделав это как-то так естественно и красиво, будто всю свою жизнь только тем и занимался, что соблазнял и раздевал женщин на переднем сиденье своей машины. Хотя кто знает…

– Все хорошо? – Сережа полулежал на локтях, нависнув надо мной в весьма живописной позе. – Тебе удобно?..

Вопрос был чисто риторическим. О каком удобстве речь, если моя левая нога покоилась где-то на приборной панели, а спиной я ощущала все ручки и кнопки, расположенные на двери? Но мне было плевать на любые неудобства. Мужчина, которого я, может быть, ждала всю свою жизнь, осторожно вытирал пот с моего лба кончиками пальцев, едва касался губами моих щек и губ, что-то шептал мне на ухо щемяще трогательное… Стоило ли обсуждать в таком случае удобства, если одно его дыхание творило со мной черт знает что.

– Нам нужно одеться, – Сережа перебрался на свое сиденье, потом перегнулся через спинку и принялся нашаривать нашу одежду.

– Ты сегодня всю ночь пытаешься меня одеть, – хмыкнула я, принимая изрядно пострадавшие детали своего туалета.

– Один раз все-таки раздел, – он коротко рассмеялся, одевшись быстро и очень ловко. – Причем не безуспешно. Кстати, Даш, я говорил тебе, что ты супер?

– Нет пока, – пробормотала я, неловко натягивая на себя брюки-капри и только с третьей попытки застегивая их.

– Так вот говорю. – Он снова склонился ко мне и поцеловал в висок со словами: – Ты самое лучшее, что со мной произошло за последние два года.

– Спасибо… – пробормотала я растерянно и надолго замолчала.

Собственно, надобность в словах отпала сама собой. Сергей мчал по пустым улицам, изредка поглядывая на меня. О чем он думал, косясь в мою сторону, вдруг перестало меня занимать. Нужно было срочно произвести инвентаризацию собственных эмоций.

Итак, что я опять натворила? Вляпалась я в очередной раз или нет? Что собой представляет этот неулыбчивый парень с загадочной биографией? Что я о нем знаю, кроме того, что он неподражаем внешне и в постели? Почему он мне соврал, когда зашла речь о его собеседнике? И откуда у него такая шикарная тачка, если он лишился в одночасье своего бизнеса, дома и всех тех удобств, к которым привык?..

О черт! Я едва не застонала вслух, вовремя стиснув зубы. Как я ненавижу эти моменты просветляющей трезвости! Как завидую безрассудным людям, способным закрывать на все глаза и упиваться мгновением. Откуда во мне это противное качество? Родители наградили, подруги вбили в меня с годами или сама природа распорядилась так, что всякий раз мне нужно было все проанализировать, взвесить и расставить по своим местам? Хорошо же все! Может случиться так, что будет еще лучше. Зачем тогда истязать себя ненужными вопросами? Пытаться соотнести характеристики моего спутника с собственным каноном идеального спутника жизни…

– Даша, да не мучайся ты так! – вдруг произнес Сергей, сворачивая всякий раз в нужном направлении. Не иначе, Волков снабдил координатами.

– А?! С чего ты решил, что я мучаюсь? – я даже фыркнула весьма натурально, пытаясь изобразить бесшабашность. – Просто устала… День был очень длинным…

– Угу, – кивнул он, вроде бы соглашаясь. Но по быстрому взгляду, которым мы обменялись, стало понятно, что он все понимает, а чего не понимает, о том догадывается. – Пусть будет устала… Только я вот что хочу тебе сказать.

– Я…

– Нет, я скажу, а ты пока послушай. – Он вдруг вдавил педаль газа с такой силой, что стрелка спидометра резво прыгнула за сотенную отметку. – То, что случилось, то случилось. Оно не могло не случиться. Ведь так?

– Не знаю, наверное. – Я вжалась в кресло, трусливо ожидая его дальнейших откровений. Меньше всего мне сейчас хотелось, чтобы его монолог стал для нас погребальным, но не перебивать же его.

– Ты из тех женщин, что редко поддаются безрассудству. Это я понял еще в тот момент, когда наблюдал, как тебя раздевает этот чудак. Слишком уж ты была серьезной в тот момент, словно пыталась угадать, чего же на самом деле можно ожидать от этого недотепы. Проводила своего рода эксперимент. Трезво, со знанием дела. Не выйди я вовремя из тени, ты бы, может быть, любопытства ради и переспала бы с ним.

– Нет! – Меня даже передернуло от возможности такой перспективы. – Этого бы не случилось никогда! Ты просто с ума сошел!

– Вот! – обрадованно подхватил Аракелян, сворачивая к моему дому. Даже странно, что мы так быстро добрались. – Вот и причина того, почему ты не должна жалеть о том, что произошло между нами.

– Я не жалею. Просто…

– Просто сожалею, да? – Его губы снова тронуло слабое подобие улыбки. – Эх, Даша, Даша! Такую страсть, что вспыхнула между нами, не каждый в жизни может испытать. Не всякий может этим похвастаться. Вот признайся, у тебя когда-нибудь случалось подобное?

– Нет, – честно ответила я. Смысла лукавить не было, Аракелян обладал удивительной способностью видеть меня насквозь.

– Вот! – он вдруг завертел головой по сторонам. – Какой у тебя подъезд?

– Этот, – я указала на подъездную дверь, против которой он притормозил. – Поднимешься?

– Нет, – незатейливо оборвал он мои разбушевавшиеся надежды. – Утром мне рано вставать. К тому же нужно быть в форме. А если я поднимусь к тебе, то спать будет некогда. Еще увидимся…

Этой фразой он со мной простился и, едва я ступила на тротуар, мгновенно умчался.

Какое-то время я постояла, оторопело глядя на исчезающие за поворотом габариты его «Лендровера». Потом тяжело вздохнула и пошла к дому. Нечего и говорить, что настроение у меня было не очень… Паршивое, одним словом.

Попробовав еще раз проанализировать череду своих поступков за минувшие сутки, я пришла в ужас от собственного легкомыслия. Не помогли ни душ, ни кофе. И сколько бы я ни пыталась посмотреть на все это глазами Сергея, руководствуясь его оптимистической лирикой, легче мне не становилось.

7
{"b":"89518","o":1}