ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы из госбезопасности, – раздался громкий голос. Опять послышались негромкие пистолетные хлопки, а затем громко забарабанили «настоящие» выстрелы, от которых аж в ушах зазвенело. Человек сзади выкрикнул что-то непонятное. Мартин увидел, что автомашина развернулась поперек мостовой и загородила проезд, водительская дверца распахнута, около нее прямо на дороге лежал кто-то.

– Осторожно, у него пистолет с глушителем! – предостерегающе крикнул Мартин и тут же услышал, как мимо опять просвистела пуля – стреляли, очевидно, на звук его голоса. Тут же опять раздались громкие выстрелы, бившие, как ему показалось, прямо по нему, и он нырнул под грузовик. Там он выключил счетчик Гейгера, положил его на заднюю ось и медленно пополз под грузовиком вперед, к «КамАЗу», но вынужден был остановиться: кто-то полз ему навстречу. Он затаился у задних спаренных колес грузовика. Теперь наступила полная темнота, уже в двух шагах ничего не было видно. Ползущий остановился и повернулся назад, подняв руку и ожидая чего-то. Послышались осторожные шаги человека, крадущегося вдоль колонны грузовиков. Затем грохнул выстрел, вспышка на мгновение осветила лицо человека, затаившегося под машиной впереди, – да это же Чантурия! Послышался стон, кто-то отходил прочь, еле волоча ноги и прихрамывая.

– Неплохой выстрел, Серго! – прошептал Мартин.

– Бен, это ты?

– Неловко признаваться, но это я.

Чантурия подполз на четвереньках к другой паре задних колес:

– Что ты такое натворил? Почему эти люди накинулись на тебя?

– Они охраняют грузовик впереди нас. Он радиоактивен.

– Откуда знаешь?

– Счетчик Гейгера показал. Что будем делать?

– А теперь мы навалимся на этих охранников и обдадим их вонючим дерьмом, – сказал Серго и невесело рассмеялся. – Дождался я наконец-то этого момента.

– Прекрасно! Надеюсь, мы продержимся. Где же ваше войско?

– Я да ты, Бен, – вот и все наше войско. Они подстрелили бедного Белкина. Он был неплохим евреем.

– Ты хочешь сказать, что вас было всего двое?

– Не мог же я привести сюда все свое отделение ради нашей сумасшедшей идеи! Но я не волнуюсь, кто-нибудь за мной прибежит – ведь я очутился здесь без разрешения. Да и милиция сейчас прикатит – выстрелы-то они услышали.

– Можем мы забраться в твою машину?

– Для чего это?

– Ну, скажем, чтобы уехать отсюда подальше.

– Не годится. Мотор заглох – думаю, его пули пробили. Охранники, должно быть, стреляли бронебойными из автомата. Наверняка он был у них на случай, если промахнутся из пистолета.

– Кто, по-твоему, эти крутые парни?

– Думаю, они из румынской секюритате, – ответил он. – Уж больно мощное оружие они применяли. Хотя и грузинская мафия наворовала столько автоматов, что ими можно вооружить в случае нужды целую армию.

– А в твоей машине есть радио?

– Установлено оно в неподходящем месте. Бронебойные пули прошили двери, я уже не говорю о стеклах.

– Может, будем отстреливаться, пока не подъедет милиция?

– У меня осталось всего пяток патронов. У Белкина был пистолет, – вспомнил Чантурия. – На, возьми мой, а я подберу его.

– Как же ты вылезешь – тебя же сразу убьют.

– Хотел бы я знать как, – и он кинул свой пистолет Мартину.

– Мне нипочем не подстрелить никого их этих, тренируйся я хоть двадцать лет, Серго. И я никогда не попаду в того левшу.

– Это не столь важно. На улице такая темень, что тебе вообще ни во что не попасть. Я и сам бы не смог.

– Это и придает мне духу.

– Но, с другой стороны, может, и они промахнутся. Иначе после выстрелов из такого оружия мне несдобровать.

– А чтобы стрелять из автомата, им обязательно нужно видеть цель?

– А вот это мы скоро узнаем.

Чантурия выполз из-под грузовика и, пригнувшись, быстро двинулся к своей автомашине. Подфарники на ней продолжали гореть, но масло и бензин растекались вокруг.

Хлопнул выстрел из пистолета с глушителем, жалобно завыла срикошетившая пуля. Чантурия подбежал к распростертому около машины телу. Он опустился на колени, потом повернулся и побежал, пригибаясь, обратно к грузовику. Очередь из автомата вспорола мостовую и высекла искры вокруг него. Он споткнулся, отпрянул от грузовика и тяжело грохнулся рядом с Мартином.

– Жив? – спросил Мартин, почувствовав, что Чантурия зацепило.

– Не знаю. Какому доказательству ты поверил бы?

– Постарайся говорить, чтобы мне было понятно.

– И в хорошие деньки я не мог так говорить.

– Заткнись, Серго. Похоже, они попали в тебя.

– Да, влепили. У меня немеет нога.

– Покажи.

– Нет времени. Мы должны прижимать их к грузовикам. Если они оторвутся, запросто смогут перестрелять нас.

И, как бы в подтверждение этого, позади них опять прошлась автоматная очередь. Стреляли из-под одного из грузовиков и целились под колеса машин, стоящих позади, чтобы никто не смог подползти к стрелявшим.

Но вот заурчал стартер, и завелся мотор одного из грузовиков.

– А теперь что? – спросил Мартин.

– Они собираются скрыться. Им плохо придется, если их застукают здесь.

Взревел мотор другого грузовика – на этот раз «КамАЗа».

– Можем мы остановить их?

– Не вижу каким образом. У тебя есть какие-то соображения?

– Может, нам прицепиться сзади, прежде чем они тронутся с места?

– Можно, если не обращать внимания на автоматный огонь.

– Прежде чем взяться за руль, нужно отложить автомат в сторону. А как только они поедут, мы быстренько уцепимся за борт.

– Только после тебя, пожалуйста.

Чантурия не ожидал, что американец согласится, но он согласился. Мартин дождался, пока не начал стравливаться воздух из тормозов на огромном румынском трайлере, и, когда тот тронулся с места, проскользнул между колес грузовика, под которым прятался, и быстро пополз вперед. Между мотором грузовика, под которым он лежал, и задним бортом «КамАЗа» оказалось достаточно пространства, чтобы распрямиться. Он допускал, что в него всадят пулю, но ничего не произошло. Он ощутил, как затрепыхался и захлопал по заднему борту брезентовый тент, и удивился – он ожидал, что брезент должен быть наглухо застегнут. Грузовик стал выруливать на мостовую. Мартин ухватился за край борта, подтянулся и перекинул тело в кузов. Машина с ревом продолжала двигаться вперед, и в этот момент Мартин почувствовал, как кто-то свалился на него. Под тентом с хлопающим брезентом была темень кромешная.

– Что там творится снаружи? – спросил кто-то. Голос был совсем не Серго, да и тот, кто навалился на Мартина, помалкивал. Говорили откуда-то спереди, со стороны кабины грузовика.

Тусклый луч ручного фонарика из кабины высветил лицо того, кто упал сверху на Мартина. Это был Серго.

Спереди донесся смех:

– Капитан! Какими судьбами? Фонарик погас.

Чантурия скатился с Мартина. Он узнал этот голос.

– Тамаз Тамазович, – сказал он. – Вот не знал, что вы тоже здесь.

– Отец сказал, что вы говорили с ним. Он поручил мне обеспечить проводку грузовиков через Москву. Но как вы умудрились разыскать нас?

– Мне сказал, где вы должны быть, полковник Соколов.

– Соколов? Ну да, конечно, он должен был знать – через него мы установили связь с секюритате.

Но затем в тоне Тамаза появилась настороженность:

– А для чего Соколову рассказывать вам все это? Отец не мог говорить вам о нем.

– Правильно. Отец не говорил. Вы сами сказали.

– Не понимаю.

– Сейчас поймете: вы арестованы.

Не успел он закончить, как со стороны кабины раздались пистолетные выстрелы, да не из одного, из двух стволов сразу. Чантурия мгновенно снова навалился на Мартина, а затем откатился в сторону. Мартин попытался встать на ноги, но грузовик, набирая скорость, внезапно накренился, мягко ударившись о что-то. Мартин от толчка покатился по днищу кузова вперед и наткнулся на барахтающуюся кучу тел. Снаружи раздались крики, слов он разобрать не сумел. В кузове становилось все светлее – какой-то яркий свет, со стороны проникал даже сквозь толстый брезент. «Вылезайте! Вылезайте немедленно!» – снова послышался крик.

80
{"b":"89521","o":1}