ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На самом деле Джафар впервые попал в поле зрения Каддафи, когда донес тайной полиции о заговоре, ставившем своей целью убийство полковника. Самое большое впечатление на Каддафи произвело то, что среди заговорщиков был младший брат Джафара. Полковник также отметил для себя равнодушие на лице Джафара, когда его брат был приговорен к смерти путем отсечения головы. (Строго говоря, брат Джафара не был заговорщиком. Существуют доказательства того, что он был просто невинной жертвой, используемой настоящими заговорщиками вслепую. Существуют также доказательства того, что Джафар знал об этом.)

Вместо того, чтобы оказывать сдерживающее влияние на диктатора, Джафар еще более укрепил свои властные позиции, создав в 1972 году Национальную лигу арабской молодежи за освобождение Палестины. В эту организацию вошли люди, отвергнутые Черным Сентябрем и Народным фронтом освобождения Палестины. Людей, которых он подобрал, выгнали из этих организаций, потому что жестокость, с которой они проводили свои акции, пугала даже эти террористические организации. Хотя официальным лидером вновь созданной организации считался хорошо известный в западных странах Ахмед Эль-Джаффур, ее истинным мозговым центром был Аян Джафар. Именно он подавлял волю психопатов, собравшихся под его знаменами, именно он послал их взорвать в Риме самолет американской компании «Пан Ам» и расстрелять из пулеметов самолет компании «TWA» в Афинах. После этого скромного начала, Джафар попал в руководство совета по террору при полковнике Каддафи. И, когда полковник решил, что его собственная инициатива провалилась и теперь ему нужен совет, он обратился именно к Аяну Аллах Джафару.

Когда полковник Каддафи рассказал ему всю историю, Джафар печально покачал головой.

– Это была ошибка. Хиязи был просто глуп, – быстро добавил он, заметив сверкающий взгляд Каддафи, не оставлявший сомнения в том, кто был виноват в провале этой затеи. – Подобное вооруженное возмездие не столь эффективно, как может показаться, – продолжил Джафар. – И если уж надо было действовать таким образом, то сразу после провокации американцев. Если бы американский президент был убит в течение нескольких дней после этого трусливого налета, то это создало бы видимость справедливого возмездия. А что можно сделать теперь, спустя несколько месяцев? Сейчас убить президента может любой из многочисленных врагов Америки, а как мир узнает, что это именно наше возмездие, если мы не объявим об этом? А сделать этого мы не можем, – быстро добавил Джафар, прежде чем полковник успел заявить, что именно так и намеревался поступить. – Это вызовет ответные действия американских дьяволов, а надо признать, что наше воздушное пространство открыто и доступно их оружию. И, хотя эта трусливая попытка покушения на вашу жизнь окончилась неудачей, приходится признать, что наша оборона была бессильна против них. Наши радары были подавлены их самолетами радиоэлектронного противодействия, ни один их самолет не был сбит, а мы потеряли четыре истребителя. Мы не сможем защитить свой народ от военного нападения со стороны Соединенных Штатов. – Джафар помолчал минутку, затем продолжил: – Я польщен, что вы обратились ко мне за советом, и мое мнение таково, что мы должны перейти к крупномасштабному политическому терроризму, давая понять, что это наша борьба, и одновременно держась в тени.

Каддафи ждал. Джафар закрыл глаза и молчал, у него не было никакого конкретного плана, но такую возможность упускать было нельзя. Он лихорадочно думал, ожидая, что верная идея осенит его. Каддафи будет терпеливо ждать, ведь он бедуин. Минуты пролетали, словно песчинки в пустыне мимо палатки бедуинов, и постепенно через неуверенные слова, фразы, идеи ответ пришел к Джафару. Это должно быть возмездие в сочетании с превентивными мерами предосторожности, а в этом случае следовало захватить заложников. Но это должны были быть очень важные заложники, тогда можно было рассчитывать, что гнев американцев не обрушится на Ливию.

Ответ постепенно выкристаллизовался из раскаленного воздуха пустыни – этим заложником должен был стать американский президент. Не задумываясь над тем, как это будет осуществлено, Каддафи и Джафар принялись рассуждать, какую выгоду можно будет извлечь из захвата американского президента. Они смогут допросить его по поводу неудавшейся попытки покушения на жизнь Каддафи, он, конечно, будет все отрицать, и это будет записано на видеокассету. Затем, в качестве условия его освобождения, они публично потребуют наказания всех, кто планировал эту акцию, и заставят американское правительство откровенно рассказать обо всем на весь мир и принести Ливии официальные извинения. Когда это будет сделано, Ливия продемонстрирует всем видеозапись, где президент США отрицает все, что уже признали его подручные, и когда он наконец будет освобожден, то миф об американской военной мощи будет разрушен, а Каддафи предстанет перед всем миром, как самый могущественный человек на планете. Недосягаемый ни для кого!

А может, Каддафи и не освободит президента, может, он будет судить его по обвинению в терроризме!

Перспектива представлялась настолько радужной и заманчивой, что Каддафи решил не откладывать дела в долгий ящик. Он понимал, как сложно будет осуществить подобный план, но запрещал себе думать об этом, не желая выводить себя из гипнотического транса в предвкушении полного торжества. Он не позволит себе прерывать подобное наслаждение планированием скучных деталей, они могли нарушить всю величественную идею. Не стоит задумываться над тем, как все это осуществить, планирование деталей – это утомительная и скучная работа, но зато как грандиозна сама идея!

Каддафи приказал принести ручку и бумагу и собственной рукой начертал, что все ресурсы Ливии предоставляются в распоряжение Аяна Аллах Джафара для подготовки и осуществления захвата президента Соединенных Штатов и доставки его в Ливию.

Джафар, в свою очередь, проконсультировался со своими личными советниками. Сразу встал вопрос, каким образом можно осуществить такую операцию. Осуществить похищение президента на территории Соединенных Штатов, похоже, было совершенно невозможно. Даже если бы удалось прорваться через личную охрану и схватить его, границы страны были бы немедленно закрыты, и вывезти президента не удалось бы. В течение многих дней, растянувшихся в недели, Джафар и его советники вынашивали планы похищения президента во время одного из его зарубежных визитов. В апреле 1987 года было объявлено, что президент Соединенных Штатов в июне будет присутствовать на экономическом совещании глав правительств в Венеции и на обратном пути сделает остановку в Берлине.

В течение двух недель Джафар и его группа лихорадочно пытались наскоро составить план действий, но в конце концов Джафар был вынужден дать отбой, предупредив всех, чтобы были наготове для следующего раза. У президента США в год бывает примерно два зарубежных визита, и надо быть в полной готовности к очередному. Полковнику Каддафи Джафар объяснил, что лучше предпринять успешную попытку позже, чем неудачную прямо сейчас.

К великому сожалению Каддафи и Джафара, в этом году у Рейгана не было больше зарубежных визитов, и только весной 1988 года было объявлено о его предстоящем визите в Москву к Михаилу Горбачеву в конце мая и о встрече с Маргарет Тэтчер в Лондоне 2 и 3 июня.

Россия сразу же отпадала из-за сильной службы безопасности и удаленности от всего мира, а вот Англия совсем другое дело. В этой стране людям обеспечивалась полная свобода передвижения, а столица располагалась всего в сотне миль от длинной и открытой береговой линии, откуда морским путем за несколько часов можно было попасть в десяток других стран. Джафар решил, что похищение должно состояться именно в Англии. Они смогут захватить президента и скрыться на европейском континенте до того, как успеют понять, что произошло, и закрыть границы.

Но сказать проще, чем сделать. Джафар нацелил на операцию две группы, одна из которых должна была заниматься сбором необходимой информации о пребывании президента в Лондоне, а другая непосредственно осуществить нападение и захват президента. В целях обеспечения секретности и во избежание ошибок, совершенных Хиязи, обе группы были небольшими и действовали по отдельности.

18
{"b":"89537","o":1}