ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

20

– «Лиса 1», я «Джолли Грин», лечу над сушей, перехожу на курс десять, доложите обстановку. – Фредди Мейсон поднял свой спасательный вертолет «Джолли Грин» с палубы авианосца и сейчас уже летел над сушей в десяти милях от места падения «Фантома».

– «Джолли Грин», я «Лиса 2». «Лиса 1» только что катапультировался, но мы видим только один парашют.

– Повторите.

– Всего один парашют.

«Значит, одного человека они уже потеряли, – подумал Фредди. – Для него все уже кончено».

– Связь через восемь минут, – сказал он. – Ты можешь покружиться там?

– Да.

Фредди хотел уже отключиться, но что-то его насторожило.

– «Лиса 2», вы из Дананга?

– Да.

– Истребитель морской пехоты 319?

– Да.

– Как поживает старина Джи Харди? Не пьет?

Наступило молчание, и вдруг Фредди осенило: «Боже, так вот в чем дело».

– Это Харди катапультировался, – снова раздался голос в наушниках.

Слава Богу. Фредди в душе надеялся, что Харди удалось спастись. Но, если бы об этом сейчас знала мать погибшего офицера, она бы надеялась, что спастись удалось именно ее сыну. Фредди отключил рацию и сосредоточился на видневшейся впереди местности. Там не было ничего, кроме деревьев, и если Харди повезет, то под деревьями будет только трава, ну а если нет, то под каждым из этих чертовых деревьев может оказаться вьетконговец с автоматом. Скоро все будет ясно. Положительным моментом в работе спасателей был тот факт, что они не участвовали в боевых действиях, хотя, с другой стороны…

В пятидесятых и шестидесятых годах Фредди рос вместе с Джи Харди в городе Тернвилл, штат Вирджиния. В школе он был одним из немногих ребят, которые были крупнее и сильнее Харди, а кроме того, довольно симпатичным, и поэтому они стали лучшими друзьями. В футбольной команде Фредди играл атакующим полузащитником, и играл так здорово, что даже получил несколько приглашений в команды различных колледжей, но приглашений этих не принял. Школьный футбол ему нравился, а для игры в футбол в команде колледжа он был слишком мягок. Когда Фредди посетил несколько университетских городков и поговорил с тренерами, он понял, что этот жестокий футбол, в котором ломают кости, не для него. Отец ужасно разозлился, сказав, что не собирается платить за обучение в колледже, если его сын может обучаться там бесплатно, просто играя в футбольной команде. И на следующий день Фредди записался на службу в морскую пехоту.

Такие поступки свойственны юношам. Он даже не подумал над своим решением и только после подготовки в лагере для новобранцев пришел к выводу, что служба ему нравится. В школе он любил футбол, но истинной его страстью был его автомобиль. Фредди нравилось разбирать и собирать его даже больше, чем проделывать примерно то же самое с девицами на заднем сидении, хотя он не признавался в этом никому из своих подружек. В морской пехоте быстро проявились его способности механика, и к концу первого года службы он уже числился авиационным механиком и с радостью возился с реактивными самолетами стоимостью в миллионы долларов.

Фредди был сообразительнее остальных механиков, но все они были хорошие взрослые парни, и ему доставляло удовольствие работать с ними. Он набирался у них мастерства и каждый день узнавал все больше об устройстве этих очень сложных, но прекрасных механизмов, а военной подготовкой занимался редко. Война в Корее закончилась, морская пехота жила мирной жизнью, без всякой муштры, как в загородном клубе, где каждый был волен делать то, что хотел.

Фредди по-прежнему нравились книги. Он с наслаждением читал «Закат и Падение» Гиббонса. Если бы он был маленьким и худым и носил очки, то не отважился бы читать подобную книгу на базе морских пехотинцев, но он был высоким и сильным, и никто не позволял себе дразнить его.

Однако, когда начались «полицейские действия» в отношении Вьетнама, морской пехоте неожиданно понадобилось большое количество вертолетчиков. Командир батальона вызвал Фредди к себе и сказал, что он слишком хороший парень, чтобы копаться в грязных железках. Командир батальона ожидал возражений со стороны Фредди, но на самом деле, в последний год Фредди начал с завистью поглядывать, как самолеты, которые он собирал, взмывали в голубое небо. И, когда командир предложил ему пройти курс подготовки пилотов вертолета, Фредди лихо козырнул и ответил: «Слушаюсь, сэр».

Это дело оказалось ему по душе. Он никогда не был прирожденным истребителем, ему не хватало стремления к ощущению радости головокружительного полета, более того, ему не хватало инстинкта убийцы, необходимого, чтобы отыскать цель, нажать кнопку и убить противника прежде, чем он убьет тебя, или разбомбить зенитные установки. Но ему нравилось потянуть на себя штурвал и почувствовать, как машина отрывается от земли, ему нравилось, когда земля уходила все дальше вниз.

Когда Фредди прибыл во Вьетнам, он боялся только одного – чтобы его не посадили на вертолет-штурмовик, которым ему надо будет управлять, пока пулеметчики будут убивать людей внизу, на земле. В Соединенных Штатах он проходил подготовку на спасательных и санитарных вертолетах, но этим чертовым морским пехотинцам никогда нельзя было доверять. И, когда его посадили на спасательный вертолет, который на низких высотах летал над вьетнамскими джунглями, подбирал сбитых пилотов и доставлял их домой, Фредди был вполне доволен, как может быть доволен молодой человек, ежедневно смотрящий смерти в лицо.

Бортинженер похлопал его по плечу, и Фредди включил микрофон.

– «Лиса 2», я «Джолли Грин», вижу вас на экране радара. Заметна ли какая-нибудь активность внизу?

– Я «Лиса 2», ничего не заметно.

Выполнять спасательную операцию можно было двумя способами. Один – это вызвать «Спэды», «Дугласы А-1», чтобы эти винтовые самолеты, вооруженные пулеметами и пушками, кружили над местом, где находился сбитый летчик, и отгоняли огнем вьетконговцев, пока «Джолли Грин» будет забирать летчика. Другой способ был как можно быстрее добраться до летчика и забрать его на борт вертолета, пока вьетконговцы не определили место его падения и не отправили в этот район расположенные поблизости войска.

Трудность первого способа заключалась в том, что в чаще джунглей невозможно было разглядеть вьетконговцев, пока они не обнаружат себя огнем, а если они первыми открывали огонь, то обычно сбивали еще один самолет. Трудность второго способа была в том, что эти чертовы вьетконговцы были повсюду в этой проклятой стране, и никогда нельзя было точно знать, нет ли их уже на месте падения летчика. Поэтому вертолет мог снизиться и зависнуть на высоте пятидесяти футов прямо над головами вьетконговцев, а им осталось бы только поднять вверх автоматы, закрыть глаза и нажать на спусковые крючки. Промахнуться в такой ситуации было невозможно.

Сегодня Фредди решился на второй способ, потому что поблизости находился второй «Фантом», и он решил, что успеет забрать Харди до того, как его обнаружат вьетконговцы. И теперь Фредди прильнул к стеклу кабины, тщательно осматривая местность в пределах круга, который описывал второй «Фантом», а радист настраивал аппаратуру, чтобы поймать сигналы сбитого летчика и точно определить его местонахождение. Фредди тревожила мысль, что внизу под деревьями могли прятаться вьетконговцы, и в любой момент эти деревья могли внезапно ожить, разразившись автоматными очередями.

Но там, внизу, был старина Джи Харди, может быть, мертвый, с пробитым парашютом, а может, живой, ожидающий помощи. Держись, дружище, тебе на помощь идет воздушная кавалерия Соединенных Штатов! Фредди нервно улыбнулся. Так ли чувствовали себя те кавалеристы, которые неслись в атаку на индейцев? Руки у Фредди вспотели, он медленно опускал вертолет все ниже и ниже, прямо на деревья.

Харди пробил кроны деревьев и завис над землей. Стропы парашюта зацепились за ветки, и Джи стало раскачивать из стороны в сторону, сначала сильно, а потом все медленнее и медленнее. Над верхушками деревьев было светло, а здесь, внизу, стояла темень, как будто он внезапно перенесся во времени на четыреста миллионов лет назад.

26
{"b":"89537","o":1}