ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В самый последний момент он вышел из пике и пронесся над крышей ангара буквально в нескольких дюймах, так что затряслись стены здания.

– Идиот чертов, – выругался Фредди.

– Он летчик-истребитель, – улыбнулся Харди. – Такой нам подойдет.

Обучать Асри больше уже было нечему, он просто совершал тренировочные полеты, ближе знакомясь с машиной и окружающей местностью. Поэтому Харди обрадовался, когда получил весточку из Филадельфии. Человек сообщал, что подобрал все, что хотел Харди, и Джи вылетел в Филадельфию.

Различные категории людей по-разному представляли себе Альфредо Сан-Медро. Для отца он был честным и послушным сыном, для окрестных мальчишек в Северной Филадельфии он представлял собой настоящий образец того, как избежать нищеты гетто и чувствовать себя настоящим мужчиной в этом жестоком бесчестном мире. Местным девственницам он представлялся воплощением сильного, загадочного парня, а для молодых женщин он был грубым, бессердечным, деспотичным сукиным сыном. Для местных мафиози он был солдатом, достаточно честным, достаточно сильным, достаточно амбициозным. У него ничего не было слишком, всего было только достаточно.

Для патрульных полицейских, объезжавших окрестности, Сан-Медро был хулиганом, продавцом наркотиков, сводником. Полицейские ждали момента, когда поймают его на чем-нибудь серьезном и будут вправе разнести ему голову из сорок пятого калибра. Они не беспокоились и спокойно ждали, уверенные, что такой момент обязательно наступит.

Для Харди Сан-Медро был торговцем. Когда Джи вошел в забегаловку в квартале Логан в Филадельфии, Альфредо уже поджидал его за столиком в углу. Харди подошел к нему, положил на стол портфель, который держал в руке, и сел за столик.

– Ну? Что у тебя есть для меня? – спросил он.

– Все что ты хочешь, парень. Как насчет пива?

Харди покачал головой, но Сан-Медро сделал через плечо жест бармену, который принес две бутылки пива и забрал пустую бутылку, стоявшую в луже на столе. Лужу бармен даже не подумал вытереть.

– Ты все достал? – спросил Харди, когда бармен удалился.

Сан-Медро широко развел руками.

– Конечно. Не волнуйся, в твоем списке не было ничего сложного.

– Где товар?

Сен-Медро улыбнулся и посмотрел на портфель Харди.

– А где деньги, парень?

– Получишь на улице.

– Тогда пошли на улицу.

Харди отодвинул свой стул, но Сан-Медро взял его за руку.

– Эй, парень, я не имел в виду прямо сейчас. – Он показал на пиво. – Моя мама всегда говорила: «Мотовство до нужды доведет». – Альфредо рассмеялся. – Старики по-другому смотрят на эти вещи, да? – Он взглянул на Харди, который был примерно одного возраста с его матерью.

Не притрагиваясь к своей бутылке, Харди ждал, когда Альфредо допьет пиво. Сен-Медро с наслаждением прикончил бутылку, и Джи начал было подниматься, но Альфредо протянул руку и взял бутылку Харди.

– Мотовство до нужды доведет, – повторил он с мрачной улыбкой, которая мгновенно исчезла, когда Харди сжал запястье его протянутой руки. Держа руку Сан-Медро без каких-либо видимых усилий, хотя тот отчаянно пытался вырвать ее, Харди другой рукой взял бутылку пива, наклонился вперед и медленно вылил ее Сан-Медро на колени.

– Мотовство до нужды доведет, – сказал Джи и отпустил руку Альфредо. – Пошли на улицу.

Сан-Медро открыл заднюю дверь фургона, и они забрались внутрь. Он протянул Харди фонарик, запер дверь. Теперь его больше всего заботило, чтобы мокрые брюки не прилипли к телу, а Харди в это время осматривал товар. Как и говорил Альфредо, все было на месте: базука, гранаты, винтовки, автоматы «Узи», пистолеты и коробки с боеприпасами.

Когда они вылезли из фургона, Сан-Медро снова запер его, а Харди протянул руку за ключами. Альфредо сделал шаг в сторону и выжидающе замер. Джи подошел к кабине, открыл дверцу, уселся на место водителя, бросив портфель на соседнее сидение. Сан-Медро забрался на пассажирское сидение и открыл портфель. Харди терпеливо ждал, пока он пересчитает деньги, наконец он закончил, поднял взгляд на Харди и улыбнулся.

– Приятно иметь с тобой дело, парень, – сказал он.

Харди протянул руку за ключами, и Сан-Медро отдал их ему. Пока за Альфредо захлопывалась дверца, Джи уже завел двигатель и тронулся с места.

24

– Могу я поговорить с Рашидом Амоном? – снова спросил Фредди.

Он звонил уже шестой раз. Во время второго звонка жена Рашида была в слезах – Рашид арестован, и она не знает что делать. Во вторник, среду и четверг никаких новостей не было. Каждый раз жена спрашивала, не знает ли он, что случилось с Рашидом, но Фредди просто вешал трубку.

Сегодня картина была иной. После довольно долгого ожидания – видно, телефон стоял в холле многоквартирного жилого дома, – в трубке раздался мужской голос:

– Слушаю?

– Это Рашид Амон? – спросил Фредди.

– Кто это?

– Я звоню по поручению Далласа. Это Рашид Амон?

– Да.

Фредди не был уверен, но ему показалось, что в голосе говорившего слышалась тревога.

– Все в порядке? – спросил Фредди.

Молчание.

– Ваша жена сказала, что вас арестовали.

– Да. Да, арестовали. – Человек определенно нервничал. – Сейчас все в порядке.

– Они поверили вашей истории?

– Да. Полностью.

– Вы твердо стояли на своем?

– Да! Да, конечно! Они не смогли ничего доказать… А теперь мне надо идти. Не звоните мне больше. Я не хочу иметь с вами никаких дел. – Он повесил трубку.

Фредди улыбнулся замолчавшему телефону.

– Он все выложил, – сказал Фредди.

– Ты уверен? – спросил Харди.

Фредди кивнул.

– Он очень нервничал, напуган до смерти. Бросил трубку.

– Значит, теперь им известно все, что знал Рашид Амон. – Харди улыбнулся. – Отлично.

25

Самолет ДС-3, стоявший в ангаре, не только служил оправданием того, что Харди арендовал аэродром, он также был частью настоящего плана, задуманного Харди. Прикрываясь положением пилота частного самолета, Джи время от времени выполнял чартерные рейсы по всей стране, хотя главным образом предпочитал полеты в соседние штаты. Сегодня у него был контракт на перевозку школьного оркестра из маленького городка, расположенного в пятидесяти милях отсюда, на конкурс в штат Нью-Мексико. Контракт и страховые полисы он подписал и заполнил месяц назад, без этой бумажной волокиты обойтись было нельзя, но хорошо, что никто не вчитывался в эти бумаги, а следил только за тем, чтобы они были составлены и подписаны в четырех экземплярах.

В этих бумагах, например, было страховое обязательство, предусматривающее выплату страховки в сумме до миллиона долларов за каждого пассажира, что само по себе уже было смешно. Одним из преимуществ пребывания у власти администрации республиканцев, сократившей расходы на содержание всех федеральных агентств, было то, что чиновники федеральной администрации были просто не в состоянии проверять бумаги для всех чартерных рейсов по стране. Так что эти бумаги никого не волновали. Руководство школы было довольно, так как у них имелась подпись Харди, снимавшая с них ответственность, родители были довольны, что школа проявила заботу о детях, детей вообще это не волновало, потому что они не задумывались о возможности катастрофы, а Харди был доволен потому, что знал, что беспокоиться не о чем. Хотя ДС-3 выглядел не лучше других самолетов, выполнявших чартерные рейсы, на нем были установлены два великолепных двигателя, новый гидропровод и рули.

В качестве второго пилота Харди подобрал себе местного парня, горевшего желанием повысить свою квалификацию и самому стать пилотом, и они перевезли школьный оркестр в город Таос в штате Нью-Мексико. Сказав второму пилоту, чтобы он отдыхал, но на следующий день к полудню был готов лететь обратно, Харди один улетел в Сан-Франциско. Заправив самолет и поставив его на стоянку, Харди направился в кабинет начальника аэропорта. Бад Малколм был его старым сослуживцем по морской пехоте, и каждый раз, когда Харди случалось залететь сюда, он заходил к приятелю, чтобы не терять с ним связь и снова услышать старые истории. С Бадом хорошо было расслабиться часок и немного посмеяться.

31
{"b":"89537","o":1}