ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И тем, и другим, а также вечным раем.

– Боже мой, сколько благородства. Думаешь, этот маленький негодяй говорит правду?

Фредди кивнул.

– Если бы он водил нас за нос, то я бы почувствовал.

– Хорошо, – сказал Харди, полагаясь на мнение Фредди. – И все-таки лучше бы ему убраться из города, пока его снова не прихватили.

– Я об этом уже позаботился, – ответил Фредди. – Отправил ему телеграфом десять тысяч и посоветовал провести несколько недель в Канкуне или Юкатане.

Фредди посмотрел на Харди, потягивающего пиво.

– О чем ты думаешь? – спросил он.

– Это было прощупывание, и, если они просто интересовались тем, что происходит вокруг, они ничего не обнаружили. Человек по имени Даллас собирается купить партию оружия. Крупная сделка! А еще они знают, что человек по имени Даллас помог Мохаммеду Асри ускользнуть от них. Но этим в ФБР могут заниматься разные люди, а при их бюрократии они могут даже не знать ничего друг о друге.

– Значит, они ничего не знают, – сказал Фредди.

Харди раскрутил бутылку с пивом и посмотрел на нее.

– Возможно, – ответил он.

Это слово несло в себе оттенок неопределенности, а в подобных операциях не хотелось бы употреблять это слово.

– Что сделано, то сделано, – сказал Фредди. – Они выяснили все, что хотели знать. Единственное, что еще знает Сан-Медро, так это то, что ты на самом деле получил оружие. Но его, в любом случае, нет сейчас в городе.

– Возможно, – повторил Харди и кивнул. В его взгляде угадывалось сожаление, но было видно, что он принял какое-то решение.

– Ты хочешь побеседовать с ним? – спросил Фредди.

– Думаю, что так будет лучше.

Но вместо того, чтобы позвонить Сан-Медро и назначить встречу, Харди позвонил человеку, который свел их, и узнал у него адрес. На следующий день он вылетел в Филадельфию и прилетел туда в два часа дня. На метро он добрался до станции Логан в Северной Филадельфии, затем пошел по Линдли-авеню к Девятой улице, свернул на юг, прошел мимо школы и ее баскетбольной площадки, вокруг которой студенты всех цветов кожи кричали на разных языках, пересек Раскомб-стрит и зашагал в направлении дома 4900, где находилась квартира Сан-Медро.

Еще издали Харди заметил напротив дома припаркованный синий фургон. В этом не было ничего странного, многие люди владели фургонами, и почему бы ему не стоять на стоянке среди легковых автомобилей? Возможно, что так все оно и было, и это просто был чей-то личный фургон.

Но опять возникало это слово – возможно. Харди свернул на восток, дошел до Броад-стрит и зашел в кинотеатр.

Разместив группу наблюдения прошлым вечером возле дома Сан-Медро, Вертер и Мельник сняли комнату в отеле неподалеку. Ситуация несколько смущала Мельника: когда он вышел из душа, вытирая голову полотенцем, Вертер уже лежал в постели и разговаривал по телефону с Лори. Он сказал, чтобы она собрала кое-что из его вещей, а он пришлет за ними агента, и тот привезет их вместе с вещами Мельника в Филадельфию. Он думал, что они пробудут здесь дня три-четыре.

Мельнику не хотелось слушать этот разговор. Он вернулся в ванную, почистил пальцем зубы, сполоснул рот холодной водой, но, когда снова вернулся в комнату, Вертер все еще разговаривал по телефону. Уйти больше было некуда. Дэвид сел на кровать, повернувшись спиной к Вертеру, и принялся усиленно вытирать полотенцем голову. Вертер говорил с Лори о деле, которым она занималась в настоящий момент. Ничего серьезного и интересного, обычный разговор между мужем и женой. Вертеру не было необходимости подчеркивать свой интерес к ее работе, Лори понимала, что его интересовала не сама работа как таковая, а то, что это была именно ее работа. У них были хорошие отношения, гораздо лучшие, чем с ним, с Дэвидом. С ним ее связывал только секс, они не обмолвились даже десятком слов друг с другом. Нет, неправда, это преувеличение. И все же, он не имел права подвергать опасности этот прочный брак ради своего физического влечения.

Но она тоже испытывала физическое влечение. При воспоминании об этом он не смог сдержать улыбку. И теперь, сидя на кровати спиной к Вертеру, он улыбался и представлял себе Лори обнаженной. «Какой же ты все-таки ублюдок, Мельник», – внезапно подумал он.

Ничего смешного в этом не было, и улыбка исчезла с его лица.

Рано утром они позавтракали в отеле, попросили завернуть им с собой несколько бутербродов, сели в машину и направились в сторону дома Сан-Медро. Проезжая по Девятой улице мимо домов, они никого не заметили, но потом узнали белый фургон, припаркованный на стоянке. Не останавливаясь, они проехали мимо, завернули за угол, и там Вертер остановил машину и достал из кармана портативную рацию.

– Доброе утро, – сказал Вертер. – Кто меня слышит?

Несколько секунд ответа не было, потом раздался треск, и насмешливый голос произнес:

– А кто это интересуется? Это вы, босс?

– Да, это Вертер.

– Приветствую вас, босс! Слышим вас отлично.

Вертер бросил взгляд на Мельника и вздохнул. Похоже, что в каждом городе в отделении Бюро был свой шутник, и вот сегодня им предстояло познакомиться с таким в Филадельфии.

– Кто говорит со мной? – спросил Вертер.

– Распутин-Великовски, босс, известный также как Джон Мортинсон. Слышу вас хорошо.

– Вы в фургоне?

– Да, это наш фургон. А что, очень приметный?

– Нет, просто я знаю, что вы там. Абрамс с вами?

– Спит как младенец, босс. – Абрамс был включен в группу круглосуточного наблюдения, и его будили каждый раз, когда кто-нибудь входил или выходил из дома, так как он единственный знал своего осведомителя в лицо.

– Есть что доложить? – спросил Вертер.

– Нет. – В фургоне постоянно работала видеокамера, записывающая на пленку всех, проходящих мимо дома. – Камера снимает, но никакой активности не замечено.

– Ладно, хорошо. Мы здесь, за углом. Надеюсь, у вас есть с собой хорошие книги, чтобы занять мозги?

– Собрание пьес Ноуэла Кауарда, второй том. Ах да, еще, конечно, «Плейбой».

– Тогда я за вас спокоен. Все подходы просматриваются?

– За кого вы нас принимаете, босс? Можете быть спокойны, вы имеете дело с лучшими работниками в стране.

– Отлично. Но помните, если что-то упустите, я сожру на завтрак ваши яйца. С кетчупом.

– Ужасная жестокость с вашей стороны, – произнес Мортинсон с чувством собственного достоинства.

Вертер сунул рацию под сидение и устроился поудобнее, бросив при этом взгляд на Мельника. Похоже, что им придется торчать здесь долго.

А спустя несколько часов Харди прошел по улице мимо фургона, свернул за угол и, направляясь в кино, проследовал мимо машины, в которой сидели Вертер и Мельник.

В половине четвертого наконец заработала рация.

– Он только что вышел из дома, направляется на север по Девятой улице.

Получив деньги от Фредди, Сан-Медро не уехал в Канкун или Юкатан. Почему он должен был уезжать? Покидать город каждый раз, когда кто-то из его деловых партнеров запаникует? У него было много дел в городе: девочки, за которыми надо было приглядывать, поставщики наркотиков, с которыми надо было встретиться. А кроме того, он не какая-то мелкая сошка, которой можно приказывать. Сан-Медро расправил плечи, принял важный вид и отправился по делам.

– Понял вас, – ответил Вертер в рацию.

Они с Мельником вышли из машины и завернули за угол. Им предстояло первыми вести за ним слежку.

Выйдя из кино, Харди отправился пообедать в китайский ресторан. Уже было около семи и начинало смеркаться, когда он вернулся на Раскомб-стрит. Переходя Девятую улицу, он бросил взгляд в сторону дома. На том месте, где днем стоял белый фургон, теперь стоял точно такой же фургон, но коричневый. Вместо того, чтобы повернуть по Девятой улице к дому Сан-Медро, Харди продолжал идти по Раскомб-стрит, просчитывая в уме возможные варианты. Два разных фургона на одном и том же месте не могли быть случайным совпадением. Он был вынужден признать, что Сан-Медро взят под наблюдение, а это означало, что ФБР связало воедино обе истории о Далласе, рассказанные Сан-Медро и Рашидом Амоном. Конечно, ему бы хотелось выяснить, действительно ли Сан-Медро уехал из города, как говорил Фредди, но не стоило рисковать и попадать в поле зрения агентов, осуществлявших наблюдение за домом. Теперь, по крайней мере, он знал, что известно ФБР, и не думал, что Сан-Медро расскажет им больше того, что уже рассказал, даже если они найдут его. Самым разумным было убраться отсюда. Харди пошел по Пятой улице, поймал такси и направился в аэропорт.

39
{"b":"89537","o":1}