ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну что?

Харди наклонил голову на бок, подумал и наконец ответил:

– Не знаю.

– Совсем ничего? – продолжал настаивать Мейсон. – Ты совсем ничего не выудил у Линдгрена?

Харди достал из холодильника пиво.

– Кое-что выяснил, конечно. Мы немного поспорили, и я постепенно подвел его к интересующим меня вопросам. Дело будет очень нелегким.

– Ох, а то я этого не знал, – сказал Мейсон. – Нелегким, да? Можно себе представить.

– Хочешь пива? – Харди улыбнулся, достал из холодильника еще одну бутылку и бросил ее Фредди. – Охрана очень строгая.

– Мы предполагали, что так и будет. Есть у тебя какие-нибудь соображения?

– Они никому не доверяют, – сказал Харди. – И ничему не верят на слово. Например, продукты для каждого полета они все время закупают в разных местах. Иногда их доставляют из Белого дома, а иногда из местных магазинов. И всегда, независимо от того, откуда они были доставлены, их проверяют и складывают в охраняемое помещение.

– Все прямо по науке, – заметил Мейсон.

– Да, черт побери. Разворачивают после стирки все простыни и постельные принадлежности и проверяют, не пропитаны ли они чем-нибудь, типа нервно-паралитического газа.

– Что-то я не понимаю.

Харди улыбнулся.

– Президент заходит в самолет, ложится на постель, и от тепла его тела начинают испаряться химические вещества. Все, он больше не проснется.

– Здорово.

– Действительно здорово, но дело в том, что у них все продумано. Топливом они заправляются из разных хранилищ, и тут нет никакой закономерности, образцы топлива фильтруются и проводится химический анализ на наличие примесей. Потом топливо заливается в специальные баки, и до момента заправки самолета эти баки находятся под вооруженной охраной.

– А нельзя ли что-нибудь пронести в самолет?

Харди покачал головой.

– Никому не разрешено входить в самолет без сопровождения, а получить разрешение довольно трудно. Так сказал этот парень, и я ему верю. А незапланированным посетителям, независимо от высоты их ранга или политического престижа, пройти в самолет или очень сложно, или вообще невозможно. Абсолютно весь багаж, да и вообще все, что поступает на борт, тщательно проверяется службой безопасности, охраной самолета, а иногда и теми и другими. Куда бы самолет ни летел, его постоянно сопровождают четыре охранника из ВВС, а если он стоит в незнакомом аэропорту, охрана самолета дополнительно усиливается людьми из местной полиции или из службы безопасности аэропорта.

Харди посмотрел на Мейсона, облизнул губы и сделал большой глоток из бутылки.

– Все постоянно начеку, – продолжил он. – Никто не хочет отвечать за несчастье с президентом. – Харди замолчал, наклонился вперед в своем кресле и уставился на бутылку пива, которую держал в руке. – Но, с другой стороны… – медленно произнес он.

Мейсон ждал продолжения фразы, но, не дождавшись, спросил:

– Что, с другой стороны?

– Ты когда-нибудь видел Эвансвиллского Призрака?

– Кто это?

– Когда вы базировались в Дананге, он несколько раз приезжал туда по линии службы организации досуга войск. Никогда не видел его выступления? Это было довольно интересно. Ловкие номера, но он в самом деле был волшебником, потрясающая ловкость рук. Знаешь, что́ он делает, но уследить за этим не можешь. Он делал кругообразные движения руками, а в кулаке у него был зажат шелковый шарф. Ты внимательно следишь за ним, уверенный, что обмануть тебя не удастся, и вдруг он делает одной рукой какое-то движение, твое внимание моментально переключается на нее, а в этот самый момент в другой руке у него шарф превращается в букет цветов. Все дело в том, что чем больше ты следишь за ним и чем больше стараешься смотреть туда, куда надо, тем легче ему в нужный момент отвлечь тебя и переключить твое внимание. И все, он обманул тебя.

– Ему просто необходимо выбрать нужный момент.

– В том то и дело. Поэтому чем больше они будут настороже, тем легче будет их обмануть. Вся штука в том, чтобы дать им понять, что что-то намечается, но чтобы они точно не знали, что и где. А затем, когда они будут искать не там, где надо…

Мейсон кивнул и улыбнулся. Он поднял бутылку с пивом и предложил тост:

– За Эвансвиллского Призрака.

Харди поднял свою бутылку и чокнулся с Мейсоном.

– «Фантом» снова атакует.

Они рассмеялись.

32

Дни растянулись в недели, недели в месяцы, и Харди с Мейсоном начали уже думать, что вся эта затея невыполнима. Последнее время Харди целыми днями и неделями сидел молча, без движения, размышляя и стараясь найти если не решение проблемы, то хотя бы какую-нибудь идею.

И, когда эта идея пришла, она пришла очень тихо, бесшумно, как котенок, выплыла из тумана в один из дождливых дней, но Харди ощутил ее приход, проснувшись этим утром, он мог поклясться, что чувствует ее. Он знал, что она витает где-то здесь, в воздухе, и ждал ее прихода, как охотник ждет прилета уток. Джи понимал, что ее нельзя торопить, она уже рядом, и вдруг она сверкнула, словно метеор, и исчезла.

Харди присел на кровати и ударил кулаком по ладони. Идея еще не сформировалась четко, но он уже знал, что ему делать. Он уже начинал думать, что выполнить это невозможно, что чертовым властям может быть известно о предстоящей операции, а это значит, что похитить президента не удастся. Но теперь он снова был уверен – он сможет это сделать.

– Что случилось? – спросил Фредди. – У тебя такой вид, как будто ты только что проглотил канарейку.

– Мне кажется, что я только что проглотил борт № 1, – ответил Харди, улыбаясь.

– Ну-ка, расскажи.

– Линдгрен техасец.

– Да что ты говоришь? И это все, что ты понял? Что этот Линдгрен чертов техасец? Ну и что?

– Я все время думал, я знал, что во время нашей беседы проскользнуло что-то очень важное, и вот теперь я понял это. У него такой акцент, который и ножом не вырежешь.

Фредди уставился на него, ничего не понимая.

– А что мы будем делать с этим акцентом? – спросил он.

– Теперь надо действовать. Наконец-то мы приступаем к работе.

На следующий день Харди арендовал на шесть месяцев небольшой офис в бизнес-центре, расположенном через шоссе от базы ВВС Эндрюс в окрестностях Вашингтона. В соседнем Меллвуде Харди внимательно изучил доски объявлений и нашел то, что ему было нужно. В местном магазине он приобрел необходимое оборудование и нанял старшеклассника по имени Марвин, у которого имелось две стереосистемы: одна в машине, а другая дома. Та, которая стояла дома, имела систему звукозаписи, что позволяло Марвину записывать на кассеты музыку с радио или с альбомов, одолженных у приятелей. Используя все ту же историю о написании статьи об истребителях базы Эндрюс, Джи объяснил Марвину, что после обеда тот должен находиться в офисе и прослушивать переговоры самолетов с базой.

На третий день Марвин напал на то, ради чего был сюда посажен, хотя он и не знал этого.

– Диспетчерская Эндрюс, я борт № 1, жду ваших указаний.

– Вас понял, борт № 1. Действуйте по своему плану, до дальнейших указаний ваш эшелон три тысячи. Код ответчика 4456. Поддерживайте связь с диспетчером по вылету на частоте 127,5 сразу после взлета.

Следуя указаниям Харди, Марвин настроил приёмник на частоту 127,5 для прослушивания последующих переговоров.

– Диспетчер по вылету, я борт № 1, код ответчика 4456.

– Вас понял, борт № 1. Вижу вас на радаре, следуйте прежним курсом и занимайте эшелон пять тысяч, уходите из эшелона три тысячи.

– Диспетчерская Эндрюс, борт № 1, ухожу из эшелона три тысячи на пять тысяч.

– Вас понял, борт № 1. Выполняйте разворот влево, курс 270, следуйте в эшелоне пять тысяч, связь с вашингтонским центром управления полетами на частоте 119,35. Счастливого полета.

– Вас понял, до свидания.

Марвин снял наушники, выключил приемник и стал перематывать назад магнитофонную кассету. Когда пленка смоталась до конца, он включил магнитофон.

43
{"b":"89537","o":1}