ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка спросила, нужно ли ему полотенце, и он отрицательно покачал головой, тогда она указала ему на стол, и Акбар лег на него. Он попытался заглянуть девушке в глаза, но у него ничего не вышло, она так и не поднимала глаз. Наверное, она стыдилась того, что собиралась сделать с ним.

Девушка скучала: одна из англичанок, работавших вместе с ней в этом массажном зале, научила ее нагонять на себя скуку. Она плеснула Акбару на грудь немного лосьона и принялась массировать, не видя ничего, кроме долгих часов предстоящей работы, растягивающихся в годы и заканчивающихся темной пустотой.

Когда девушка наклонилась над Акбаром, ее халатик распахнулся, но она совершенно не обратила на это внимания. Акбар уставился на ее груди, подрагивавшие в такт ее движениям, он почувствовал, как ее руки опускаются все ниже и ниже по его телу, все его тело и мужская плоть налились силой. Он перевел взгляд от ее груди на лицо, но так и не встретился с ней взглядом. Наверное, ее испугали его сила и мощь.

А девушка совершенно не обратила на это внимания, она просто бездумно работала с очередным телом, словно домохозяйка, моющая посуду после обеда. Ей было скучно, Боже, как ей было скучно.

Основным полем деятельности Деборы Штерн была «социологическая разведка». Вряд ли ее можно было назвать шпионом, скорее, ей подошло бы название «эксперта по стране». В ее задачу входила оценка отношения англичан к событиям, связанным с Израилем. Подобную оценку она делала на основании изучения настроений, прессы и других открытых источников, короче, она вела себя так, как и должен вести себя представитель разведки, работающий в дружественной стране. Но если бы эта страна впоследствии превратилась в недружественную, то Дебора без колебаний стала бы действовать, как настоящий шпион, к чему в свое время она была тщательно подготовлена. Она не хотела, чтобы ей когда-нибудь пришлось работать против Англии, но очень обрадовалась возможности поработать с Дэвидом Мельником, ведь надо было хоть когда-нибудь воспользоваться той тщательной подготовкой, которую она получила в Израиле.

Дебора была привлекательной молодой женщиной, и, когда она появилась на Уордор-стрит напротив дверей массажного зала, к ней со всех сторон посыпались предложения от мужчин. Отвязаться от них было довольно легко, она просто называла завышенную на несколько фунтов цену, и мужчины тут же исчезали в поисках более дешевого удовольствия. Хотя день сегодня и был солнечным, ее зонтик не привлекал ничьего внимания, причуды английской погоды были хорошо известны даже туристам. В течение дня Дебора хорошо рассмотрела Акбара в бинокль, который лежал у нее в сумочке, поэтому она легко узнала его, когда он вышел на улицу из массажного зала.

Акбара можно было помещать прямо на рекламный щит – полностью удовлетворенный клиент. Застегивая молнию своей короткой кожаной куртки, он дружелюбно улыбался всем прохожим. Потом он прошел по Уордор-стрит и пересек Шафтсбери-авеню.

Дебора двигалась за ним в толпе. Чувствовалось, что Акбар никуда не спешит, а просто бесцельно гуляет, наслаждаясь прекрасным весенним лондонским вечером. Потом он свернул на Оксфорд-стрит, где еще работали магазины и народу было больше. Дебора медленно приблизилась к нему.

Пока Акбар стоял на перекрестке, ожидая зеленого сигнала светофора, Дебора подошла почти вплотную к нему, а когда дали зеленый, она легонько оттолкнула пожилую пару и пошла прямо за Акбаром, помахивая на ходу зонтиком. Зонтик качнулся вперед, и его кончик почти коснулся ноги Акбара как раз под коленом. В этот момент Дебора ткнула зонтиком вперед и нажала кнопку, вмонтированную в ручку.

Акбар слегка дернулся, почувствовав укол, но, когда он обернулся, Дебора уже обходила его сбоку, и он не увидел никого, кроме пожилой пары и других людей, переходивших вместе с ним улицу.

Укол, который он почувствовал, был мгновенным и не сильным, так что Акбар не стал больше думать о нем, а продолжал вместе с толпой переходить улицу. И только пройдя полквартала, он начал чувствовать слабость. Он уже почти дошел до Оксфорд-сквер, когда споткнулся и чуть не сбил женщину с покупками, которая сердито взглянула на него и оттолкнула. Стоя на коленях, Акбар почувствовал, как кто-то подхватил его под руки и стал поднимать. Рядом начали останавливаться прохожие, и кто-то из них спросил:

– Что случилось?

– Моему другу стало плохо, – услышал Акбар чей-то голос, и сильные руки подхватили его и потащили через толпу к краю тротуара.

Он не мог ни говорить, ни видеть, и только с трудом слышал голос, кричавший у него над ухом:

– Такси! Моему другу стало плохо. К вокзалу Виктория, пожалуйста!

Язык у Акбара распух, он почувствовал, что падает вперед, и погрузился в темноту. Последнее, что он слышал, был стук закрываемой дверцы такси, машина двинулась вперед, унося его в небытие.

47

– Что мы теперь будем с ним делать?

Глаза у Акбара были открыты, он чувствовал, что мог бы подвигать ими, но для этого у него совершенно не было сил. Он лежал, уставившись в потолок, и прислушивался к разговору. Акбар был напуган и ловил каждое слово, но у него было ощущение, что он находится в другом мире и все эти странные слова не имеют к нему отношения.

– Безусловно, от него надо будет избавиться, – сказала женщина. – Он рассказал нам все, что знал.

– Конечно, мы можем его убить, – согласился мужчина, – но не уверен, что это лучший выход. Возможно, что это необходимо, но тут есть некоторые проблемы.

Дебора сердито посмотрела на него, и Мельник выдавил из себя улыбку. Она была неопытна, молода и решительна, видела в Акбаре только грязного дикаря, одного из врагов, пытавшихся убить ее и ее семью. У нее было только одно желание – убить этого негодяя.

А Мельник смотрел дальше, он хотел переиграть своих врагов. Он стоял, глядя на Акбара, и размышлял. Акбара они раскололи легко, и Дебора права, он рассказал все, что знал. Но все ли он знал, что надо было? Действительно ли операция «Даллас» предусматривает убийство президента в Лос-Анджелесе? Если так, то это слишком просто, и к чему тогда все эти приготовления, о которых им стало известно?

Мельнику было очень интересно, как поступит Акбар, если они отпустят его, было бы очень неплохо заглянуть в его мысли. Если он настоящий революционер, то все расскажет своим товарищам, даже зная, что будет убит за предательство. Он обязательно должен рассказать им, потому что информация о том, что их планы раскрыты, важнее его жизни. Но если он просто подонок, служащий террористам только ради того, чтобы безнаказанно насиловать и убивать – а глядя сейчас в его глаза, Мельник пришел к выводу, что так оно и есть, – то самым главным для него будет остаться в живых, и в этом случае он может еще пригодиться.

– Автомобильная катастрофа, – предложила Дебора. – Вывезем его вечером на машине в Сохо, незаметно выпустим из машины, а когда он пойдет по улице, собьем его и скроемся. Он будет выглядеть как обычная жертва дорожного происшествия.

Мельник кивнул. Из Деборы выйдет хороший агент, она понимает, что если уж убивать Акбара, то это должно выглядеть как несчастный случай. Но у Джафара наверняка возникнут подозрения, что Акбара перед этим заставили говорить. В этом случае самая обычная автомобильная катастрофа не будет казаться случайностью. От Акбара пахнет пивом, а поверят ли его собратья по религии, что он употреблял алкоголь? Знают ли они об этой его слабости, или они станут подозревать, что пиво в него влили насильно?

Конечно, он может просто исчезнуть, тело его можно зарыть в лесу, где его никогда не найдут. Но что тогда подумают его соратники? Безусловно, у них возникнут подозрения, но будут ли эти подозрения достаточно сильны, чтобы заставить их изменить свои планы?

Мельник посмотрел на Дебору. Она глядела на Акбара, и все ее чувства легко читались у нее на лице. Как она ненавидела его! Дэвид вздохнул. Он тоже чувствовал ненависть к Акбару, но научился контролировать свои чувства. Нельзя было ни утрачивать ненависти, ни поддаваться сиюминутному порыву.

56
{"b":"89537","o":1}