ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мельник кивнул, и Вертер продолжил:

– Но также очевидно, что отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия. Я ясно излагаю? Мы вправе ожидать какого-либо ответного удара от Каддафи, и мы ожидаем его, а то, что мы слышим кругом, это просто шумная болтовня. Сначала Рейган, а теперь Буш просто играют на мировую прессу, заявляя, что Каддафи боится нас, что он бессилен и ничего не может сделать. Но и вы, и я знаем, что все это чепуха. Этот человек сумасшедший, а сумасшедшие люди не боятся никого. А имея много денег и людей по всему миру, готовых сделать за нефтедоллары все что угодно, он очень силен. А это значит, что он много чего может сделать. Поэтому, когда он не предпринимает никаких шагов, Рейган и Буш могут болтать, что им вздумается, но люди вроде меня должны быть очень и очень настороже.

Прибавим к этому появившиеся слухи. До нас начали доходить разговоры о деньгах, поступающих на счета в швейцарских банках и исчезающих с них. Насколько нам удалось выяснить, деньги поступают из Ливии. Но вы же знаете этих чертовых швейцарцев, очень трудно определить, откуда эти деньги приходят и куда уходят. Очень трудно, но нельзя сказать, что невозможно. Часть денег поступает сюда, в Америку, и это меня здорово настораживает. Похоже, что этот сукин сын действительно что-то затевает, но старается держать это в строгом секрете. А если такой громогласный хвастун вдруг затаился, это отнюдь не означает, что он сидит сложа руки, напротив, он затевает что-то очень серьезное.

Всего несколько дней назад ЦРУ обнаружило, что ваш и мой друг Эль-Кушир каким-то образом причастен ко всему этому, а я, к моему счастью, за двадцать пять лет работы в этой области сумел обзавестись друзьями в различных организациях. И вот я узнаю, что Моссад уже несколько лет разыскивает Эль-Кушира за другие грязные делишки. Но не успели мы даже заикнуться о том, что хотели бы потолковать с ним, как вы убили этого ублюдка. Потом оказалось, что вы обнаружили американскую визу, иракский паспорт и авиационный билет до Нью-Йорка, предназначенные для бывшего сирийского летчика, и я начинаю прикидывать все возможные варианты. Но среди них я не обнаруживаю для себя вероятности того, что Буш прав и Каддафи напуган мощью старых добрых Соединенных Штатов. Теперь вы сами можете выбрать, какая из вероятностей наиболее близка к реальности. По-моему, я вполне ясно дал вам понять, на чьей я стороне. А как насчет вас?

Мельник задумался на секунду.

– Я могу рассказать вам, как все это понимают в Израиле, – сказал он. – Израиль ужасно боится Соединенных Штатов. Да, это правда. Мы боимся, как бы вы не почувствовали, что мы разочаровались в вас. Считается, что Ближний Восток – это наша сфера влияния, мы ответственны за происходящие там события и должны знать обо всем, что там происходит. Вы говорите, что обеспокоены. Хорошо, я могу сказать вам, что мы откровенно напуганы тем, что арабы затевают какую-то грандиозную акцию против вас. Вас отругают за то, что мы ничего не обнаружили для вас, и вы думаете, что ЦРУ не справится с этим, а ожидаете успеха от Моссада. Вот такая атмосфера там, в Иерусалиме, – продолжил Мельник. – И, когда мы обнаружили, что этот Мохаммед Асри пытается тайком проникнуть в Соединенные Штаты, все запаниковали, оторвали меня от задания и отправили сюда, чтобы я нашел его для вас.

– Ладно. Вы рассказали мне о том, как все это понимают там, в Израиле, – сказал Вертер. – Но как насчет вас? Что вы сами думаете?

– Что думаю или что чувствую? – поинтересовался Мельник.

– Мысли, чувства, интуиция, наблюдения – все это просто словоблудие, – раздраженно заметил Вертер. – Просто дайте мне полную картину. Как вы оцениваете ситуацию?

– Помните старую песенку из кинофильма «Человек-оркестр»? «Неприятности случились с нами здесь, как раз в Ривер-Сити». – Мельник впервые улыбнулся, довольный своим знанием американских выражений, и продолжил. – Что-то происходит, но я не знаю что. Я не знаю, может быть, это операция по высадке десанта, о которой Каддафи мечтает по ночам, или у них действительно есть реальный, конкретный план, который они могут привести в действие. Думаю, вам не следует впадать в панику, но было бы лучше разузнать, что же все-таки происходит.

– Правильно, – согласился Вертер. – Так мы и сделаем, да?

– С чего начнем?

– Начнем с вашего друга Асри. Встретим его, когда он прилетит, и посмотрим, куда он нас приведет. Честно говоря…

– Это единственный путь, – быстро подсказал Мельник.

Вертер посмотрел на него, он не мог понять, умен этот парень или нет.

– Правильно, – кивнул Вертер. – В любом случае, этот Асри – единственная реальность, которую мы имеем. А что еще, кроме него? След денег, похожий на запах дыма в ночи. Он дает понять, что где-то горит огонь, но неясно, насколько он силен, да и вообще, черт возьми, ничего не ясно. Мы узнали, что какие-то деньги поступили в банки Майами и Нью-Йорка, но затем их след теряется. В этой стране просто помешаны на том, чтобы не позволять нам следить за всем. Кеннеди умер двадцать пять лет назад, но этого не ощущается, судя по тому, как люди продолжают шуметь о гражданских правах, о конфиденциальности и прочей подобной чепухе. Единственное, что нам удалось узнать в связи с этими деньгами, это имя – Даллас.

– Город?

Вертер пожал плечами.

– Название города, имя человека, или просто псевдоним. Мы не знаем.

– Не многих ливийцев зовут Даллас, – заметил Мельник.

– Очень хорошо, – ответил Вертер. – Вижу, что вы будете очень полезны нам здесь. Мы об этом не подумали.

«Нет, – остановил он сам себя, – не будь таким язвительным, дай парню шанс». Он прошел за стол, сел в кресло и закинул ногу на ногу.

– В этой стране вообще не так много ливийцев. Мы отнюдь не в дружеских отношениях с Ливией…

Выражение лица Мельника не изменилось, но его внутреннее ощущение укрепилось. Сарказм Вертера подействовал на него, словно отрезвляющая пощечина. Он сказал себе, что и не ожидал ничего лучшего, да и что можно было ожидать от этих всесильных американцев, кроме высокомерия и снисходительного отношения? Так что в подобном отношении для него не было ничего нового.

– …как могли об этом выяснить из газет ваши умники из разведки, – продолжил Вертер, но тут же решил оставить свой сарказм, видя, что израильтянин не реагирует на него. – В этом есть свое преимущество, так как ливийцы не могут приезжать к нам и разгуливать где им вздумается. Их довольно легко обнаружить и схватить, а это значит, что если они задумали провернуть какое-то дело, то им придется действовать через лиц других национальностей.

– Возможно, что и через американцев, – высказал предположение Мельник.

– Вполне вероятно, и кто-то может использовать псевдоним Даллас, – согласился Вертер.

– Или имеется в виду название города.

– Мы не знаем. Это может быть и кодовым названием операции. Мы слишком мало знаем и не можем закрыть все границы на железные засовы, но, когда вы сообщили о сирийце, пытающемся проникнуть к нам с фальшивым паспортом, полученным от Эль-Кушира, мы насторожились. Нам надо бы знать побольше об этом Мохаммеде Асри. Расскажите мне.

Мельник согласно кивнул, наклонился вперед и начал рассказывать о своем задании по обнаружению и уничтожению Эль-Кушира и о том, как он заглянул в чемодан.

– Вот и все, – закончил он свое повествование.

– И больше ничего?

– Все, что известно израильской разведке, совпадает с тем, о чем вы уже сказали. Действительно, похоже, что затевается что-то крупное, но вы знаете, как это бывает – скорее интуиция, чем факт.

Про себя Мельник подумал, что здесь есть еще что-то, заслуживающее внимания. Он видел, что в израильской разведке отнеслись ко всему этому с определенным пренебрежением, однако отметил и то, что в разведке испугались, как бы американцы не успокоились. Ведь это ужасно, если террорист действительно попытается проникнуть в их благословенную страну!

Он откинулся в кресле, достал из кармана пачку сигарет, сунул одну в рот и, слегка пожевывая ее, продолжил:

7
{"b":"89537","o":1}