ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, господин, обещаю.

– Ладно. Слушай. Фиал Дарг – это принцы Тьмы, самые совершенные из созданий ренегата Цараха. Ты ведь знаешь, что раньше его называли Ульмом Заботливым. Он создал орков и троллей, а для Нора Серебряного Ткача, собрата по оружию, – темных эльфов. Оба они – Стражи-изгои, интриганы и хозяева Хаоса – требуют полной власти над Эо. Когда Царах увидел, что народам Тьмы не одолеть народы Света, он собрал все свои силы и создал истинное произведение искусства. Фиал Дарг могут принимать любое обличье и обладают самыми большими магическими силами. Они чуть было не сделали ренегатов владыками Эо. Но впервые проиграли в войне против гибернийцев. Зато потом набрались сил и в войне Шести Народов завоевывали победу за победой. Пока не вмешались Стражи, осознавшие, что на этот раз Эо действительно близка к закату. Они наложили на Фиал Дарг заклятие и заточили их в пещерах, расположенных глубоко под скалами, которые мы называем Клинок Аонира. С тех пор они пребывают там в магическом сне, связанные оковами мощного волшебства. И храни нас Свет Аонира, если они вдруг проснутся… Ладно, хватит, о таких вещах долго говорить не следует! Итак, продолжай, мой мальчик, война Шести Народов закончилась… – Магистр сделал рукой жест, снимающий чары. Комнату снова наполнило солнце, казалось, все вернулось на свои места.

Горен почувствовал, что больше вопросов задавать не следует, и послушно продолжил:

– Были созданы Лар и Грак, магические школы переживали период расцвета, а потом, когда магия попала под запрет, были разрушены. Примерно пятьсот лет назад был основан Альянс, развязавший пять лет назад Конвокационные войны, которые идут и сейчас. До Конвокации осталось меньше полувека.

– Гм-м-м-гм, – протянул Альтар. – Я более или менее удовлетворен. Ты заработал сладкое.

Магистр Альтар любил засахаренные фрукты; у него в башне их был целый склад. Фрукты валялись повсюду, приклеивались к ценным рукописям и коврам, но реже всего они оказывались в предназначенных для них тарелке или миске.

– Благодарю вас, мастер, но я… – Горен терпеть их не мог, но делать было нечего. Альтар сунул в его полуоткрытый рот желтый липкий фрукт. А потом угостился и сам. Жевал он с явным наслаждением.

– До чего вкусно, не так ли?

Но Горен жевал с таким видом, словно во рту у него оказался кусок тухлого мяса.

– Великолепно, – с трудом выдавил он. Когда Альтар на мгновение отвернулся, он быстро выплюнул угощение в руку и приклеил к стулу снизу. Куском больше, куском меньше, ничего страшного. – Спасибо, мастер.

– Не за что, мальчик мой, ты заслужил. – Альтар улыбнулся и потрепал помощника по щеке. – Прежде чем ты уйдешь, отнеси, пожалуйста, этот перечень гербов на третий этаж, положи в крайний слева шкаф с заклятиями. – Альтар сунул в руки Горену толстую стопку бумаг.

Горен поднимался по лестнице и одновременно складывал бумаги. Неожиданно он поскользнулся. Собирая листы, мельком увидел знакомый рисунок. Вытащил из пачки и стал разглядывать.

Там была золотая голова дракона на красном поле. Внизу надпись: «Шейкан».

Одно-единственное слово, но внутри у Горена все затрепетало, хотя сам он не смог бы объяснить почему. Ему показалось, что в голове снова раздался шепот, который, как он полагал, давно исчез. Шепот был быстрый и неразборчивый, но он сумел уловить слова «кровь Дракона».

– Что ты там застрял? – нетерпеливо завопил снизу магистр Альтар. – Спускайся и убирайся прочь, сегодня с тобой все равно каши не сваришь!

Горен вздрогнул и вернулся в реальность. Зажав листок в руке, он быстро побежал вниз по лестнице. Спустившись, сунул листок Альтару под нос:

– Мастер, что это?

– Там же написано, – недовольно ответил учитель. – Это герб шейканов!

– Но… кто такие шейканы?

Альтар недоверчиво посмотрел на Горена:

– Странный вопрос, особенно от тебя, мальчик. Ты и твоя мать, вы же шейканы. Понятно?

– Я? – Горену показалось, что пол уходит из-под ног. Он закачался и схватился за стол.

– Твоя мать никогда тебе не рассказывала?

– Нет…

– Ну, тогда и я вмешиваться не буду. – В ответ на протесты Горена Альтар поднял руку: – Мне жаль, сынок, но это не мое дело. Говорить про вас никто не любит, а если мать скрыла от тебя твое происхождение, значит, на это у нее есть свои причины. Мешать ей я не буду. Лучше забудь про это и, главное, отдай мне бумаги. – Он вырвал у Горена листок и быстро сунул его в какую-то пачку. – Чтобы успокоиться, вот тебе лакомство.

Горен не успел отвернуться, как во рту у него оказался еще один засахаренный фрукт. Голова закружилась, кровь в жилах стала горячей-горячей. Он побледнел.

– Мне нужно идти.

Не дождавшись разрешения магистра, Горен бросился прочь.

Мать Горен увидел у входа в крепость: она собиралась объезжать город. Но его дело не терпело отлагательств.

– Мне нужно с тобой поговорить, прямо сейчас.

Он запыхался и тяжело дышал. Она нахмурилась, но согласилась.

– У тебя в комнате, пожалуйста. Это очень важно.

Горен бежал впереди, ему очень хотелось схватить Дерату за руку, чтобы она шла быстрее, но он не осмелился.

Дерата молча шла за ним, молча смотрела, как он открывает старый сундук, выкидывает на пол вещи и достает рубаху с гербом.

– Я нашел ее много лет назад, но не решился спросить, что это такое. – Горен раскраснелся не только от волнения, но и от гнева. – А сегодня в башне у магистра я нашел лист с рисунком герба и надписью под ним «Шейкан». Случайно Альтар проговорился, что мы с тобой тоже шейканы. Это меня не удивляет, ведь ты так бережно хранишь эту рубаху. Но сейчас я хочу все узнать!

Дерата, как всегда, казалась спокойной и хладнокровной. Взяла упорно протягиваемую ей рубаху и некоторое время задумчиво ее разглядывала.

– Я уже почти забыла это слово. Хотела воспитать тебя нормальным человеком, Горен. Воином, конечно, потому что ты рожден быть воином. Но мне не хотелось, чтобы на тебе лежало позорное пятно.

– Позорное пятно, – повторил он, и голос его дрогнул.

– Да. Шейканы, сынок, – это народ, возникший после того, как наш первый предок заключил союз с драконом. С тех пор шейканы не принадлежат ни Свету, ни Тьме, они сами себе хозяева. Живут обособленно и почти не общаются с другими народами, не такими, как они. Шейканы – наемники, еще их презрительно называют продажными воинами. Высоко ценят мечи и руки, которые их держат, но не дух, который ими управляет. Я покинула свой народ, потому что не хотела жить такой жизнью. И хотела лучшей доли для тебя.

– Но ведь об этом все равно все знали, – прошептал Горен. Теперь ему стали наконец понятны неприятие, вечные издевки и насмешки своего детства. – По нас сразу видно.

– Не везде, – возразила Дерата. – Я собиралась, когда ты станешь совсем взрослым, послать тебя в Нортандер, там ты сможешь вести обычную жизнь.

– А когда ты собиралась мне рассказать?

– Когда придет время. – Дерата поднялась, аккуратно сложила рубаху и вернула ее на дно сундука. – А сейчас иди, Горен.

– Но у меня есть еще вопросы, – упорствовал он.

– Сегодня ты уже получил достаточно ответов, мне бы не хотелось продолжать этот разговор. Я знаю, что делаю. И чем меньше сведений ты получишь, тем меньший груз окажется на твоих плечах. – Дерата отвернулась от сына. Уже сейчас они были одного роста. А совсем скоро он ее перерастет.

– Иди, – повторила она. – Тебя ждет работа.

Он подчинился. А что ему еще оставалось?

Листья падали на землю, пришла осень, а вместе с осенью пришел конец счастью Горена. С Хелим они провели чудесное лето, наполненное любовью и страстью, но однажды вечером, когда ночи стали совсем холодными, она сказала:

– Знаешь, Горен, сегодня я не приду.

– Почему? – удивленно спросил он. – Я чем-то тебя обидел? Что-то не то сказал?

– Да нет, конечно нет. Просто стало слишком холодно. А встречаться у меня или у тебя в комнате не стоит.

16
{"b":"89542","o":1}