ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Портрет поздней империи. Андрей Битов
1971
Письма до полуночи
Оранжевое вино
Анатомия одной семьи
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Академия для властелина тьмы. От света не сбежать
Соль лечит суставы и связки, астму, ангину и бронхит, остеохондроз
Крутые бренды должны быть горячими. Свежее руководство по продвижению на рынке
A
A

Но ее коварно убил шейкан-предатель, которого не волновали ни честь, ни то, что он принадлежит к тому же народу, что и убитая им мать Горена.

Своей смертью Дерата преподала Горену последний урок: не всегда побеждает справедливость, так что следует постоянно быть начеку. Даже в кругу кровных родственников.

Когда Горен оторвался от своих дум, вокруг была темная холодная ночь. В тусклом свете звезд он разглядел Дарвина и Альтара. Они улеглись на расстеленный по палатке мох и моментально уснули. По крайней мере, старый магистр, который лежал на спине, открыв рот и слегка похрапывая.

Горен знал, что тоже должен поспать, день выдался долгий и тяжелый, а завтра они отправляются в опасное путешествие. Но ему стало холодно, а голова все еще бурлила от тоскливых мыслей, сейчас он не сможет сомкнуть глаза. Тем более что хотя бы одному из них с рассвета придется караулить. Неизвестно, когда врагам придет в голову на них напасть.

Это была его первая ночь под открытым небом. Сквозь неплотную крышу их самодельной палатки Горен рассматривал далекие сияющие звезды. Серебряный серп луны поднимался как раз за горящими руинами Лирайна. Ренегат Нор, молчаливый бог, наверняка радуется, смотря на открывающуюся перед ним картину. Скорее всего, он похвалил своего слугу Руорима за страшную бойню и посулил ему дальнейшие милости.

Горен сунул в рот корень и начал его грызть, не от голода, а чтобы чем-нибудь заняться. В нем пылал мощный огонь, как в кузнице у Харгима, когда тот ковал особо прочные доспехи. Больше всего молодому шейкану хотелось бегом броситься с холма и нестись до самого Лирайна, чтобы убивать врагов, пока хватит сил.

В детстве, чтобы потушить бушующее в его теле пламя, он бегал. Но сейчас ему приходилось сидеть тихо и караулить спутников, которых доверила ему Дерата. Свой долг он обязан выполнить: он отведет их в безопасное место. Но потом он свободен, он отправится на собственную битву и отомстит. Дерата предупредила, что к отцу приближаться нельзя, но Горен удирать не будет. Наоборот.

Было совсем тихо. Даже ночные звери отправились на покой. Приближался самый холодный час ночи, когда дыхание смерти заставляет дрожать живых. Горен не шевелился, просто жевал корень и смотрел на звезды. И только когда ночь перевалила за половину, он слегка задремал сидя.

На рассвете Горен проснулся. Его бил озноб, от неудобной позы ноги затекли, он с трудом встал. На востоке появилось слабое свечение, звезды постепенно гасли. Костры в Лирайне превратились в угли, столбы дыма уменьшились. Там, внизу, прекратилось всякое движение. Возможно, Руорим отправился дальше, потому что здесь больше уже взять было нечего. Это было пусть и слабой, но все-таки надеждой для Дарвина Среброволосого. Значит, его город не стерт с лица земли. Горен сделал несколько упражнений, приводя в порядок мышцы и суставы. А потом выбрал самое высокое дерево и медленно полез наверх. Прежде чем отправиться в путь, он хотел узнать у ветра, грозит ли им опасность.

Но спрашивать ему даже не понадобилось. Он все увидел сам. На юге и востоке, насколько хватало глаз, бушевал огонь, напоминая стену длиной во много сотен копий. Он уничтожал на своем пути все подряд: вековые деревья, кустарники, звериные норы и самих зверей, которые не смогли убежать.

Горен смотрел на оставленную огнем пустыню, и у него сжималось сердце. Горящие кроны старых великанов, которые со стоном падали вниз, кричащие птицы, которые собирались в стаи и беспомощно кружились у своих разоренных гнезд. Он видел, как, делая огромные прыжки, хищники и их жертвы вместе неслись от огненного моря, горячее дыхание которого даже здесь наверху опаляло лицо Горена.

Он быстро спустился вниз и разбудил своих товарищей:

– Вперед! Нам нужно бежать!

Магистр Альтар сел, моргая заспанными глазами:

– Что? Не позавтракав?

– Разве это завтрак, повторение вчерашнего меню, – возразил Горен. – Завтрак перенесем на попозже, когда вы проголодаетесь как следует. – Горен стряхнул мох с одежды старика и осторожно поставил его на тонкие ноги. А потом протянул руку Дарвину Среброволосому.

Правитель Лирайна схватился за нее и встал:

– Что случилось?

– Должно быть, Руорим разделил свой отряд, потому что со стороны Коннаха горит лес, – ответил Горен, быстро собирая их нехитрые пожитки. – Следует исходить из того, что он напал одновременно на оба города, и удача была на его стороне.

Дарвин Среброволосый сжал кулаки.

– Проклятье, – тихо сказал он. – Надеюсь, мой гонец успел вовремя, так что они хоть как-то подготовились.

– Значит, на север, – сказал Альтар, поправляя очки. – Зибенбург или даже Норимар. Не может же он быть везде. – Он испытующе посмотрел на Горена и с сочувствием в голосе заметил: – У тебя была трудная ночь, бедный мальчик.

Казалось, его постоянно плохое настроение испарилось, хотя он и был несколько опечален, что неудивительно после жесткой холодной постели. Но, видимо, до него дошло, что они предоставлены сами себе и всецело зависят от юноши.

– А вы спали на удивление хорошо, – невольно вырвалось у Горена.

– Это от отчаяния, – ухмыльнулся старый магистр. – К тому же я обессилел после трудных защитных заклятий.

– Пошли, – торопил их Дарвин. Он казался как всегда спокойным и уравновешенным. Но из глаз пропал блеск. – Может быть, по дороге мы встретим кого-нибудь из счастливцев, которым удалось избежать смерти.

– Мы будем посматривать, – пообещал молодой шейкан. – Но я осмелюсь высказать свое мнение: нам не стоит рисковать и подходить близко к Лирайну. Даже если Руорим уехал, он наверняка оставил здесь часть солдат, которые ищут вас.

– Тогда лучше сделаем крюк через Шнельвассер, – предложил Альтар. – Оттуда есть маленькая тропинка через густой лес в степь, всадникам там не проехать. Мало кто помнит теперь этот старый путь, так что он должен быть надежным.

Большую часть дня они шли молча. Каждый по-своему пытался справиться со свалившимся на него горем и размышлял, велики ли у них шансы достичь Зибенбурга или Норимара. И что они там найдут.

Горен с трудом приноровился к шагам стариков. Он постоянно сбивался на волчий бег и уносился вперед, чтобы исследовать окрестности. Он нервничал, ощущая ответственность и подозревая, что он еще не дорос до столь трудной задачи. Он знал, что сегодня вечером разведет огонь и пойдет на поиски свежего мяса, иначе Дарвин и Альтар долго не выдержат. Самое главное – в этот мрачный час дать им маленькое утешение, чтобы они не опустили руки. Иначе победа Руорима будет окончательной.

В поддень устроили короткий отдых. Дарвин с Альтаром были настолько измождены, что отказались от еды, зато много пили. Тиара вычерчивала на безоблачном небе золотые узоры, даруя земле весеннее тепло. В любом случае сотканная из зеленых листьев крыша являла собой прекрасную защиту от палящих лучей, на земле извивались постоянно меняющиеся картины, созданные игрой света и тени. В обычных условиях трое беглецов получили бы огромное удовольствие. Но сегодня никто из них не был склонен веселиться, даже лесные свадебные песни почти прекратились. Время от времени птицы просто тихонько попискивали. Видимо, из-за разлитого в воздухе легкого запаха гари, в котором при достаточно тонком обонянии улавливался привкус страха и страданий.

Горен предложил как следует отдохнуть, но Дарвин с Альтаром хотели идти дальше. Казалось, что оба уже пребывают по ту сторону усталости и боли. Они продолжили путь. Иногда под ногами ощущалась приятная мягкость мха, который пружинил и заглушал их шаги, а иногда начинали шуршать прошлогодние листья, замечательно пахнущие землей и грибами.

До вечера шли без помех. Дымящиеся развалины Лирайна остались далеко позади. Горену хотелось оставить позади и свои воспоминания, чтобы спокойно смотреть в будущее.

Заметив, что Альтар засыпает на ходу, он побежал вперед и нашел приличное место для стоянки. Небольшое углубление окружали мощные старые деревья. Их листья защитят путников, если разгуляется непогода. Чтобы туда попасть, пришлось пробираться через сухой бурелом, так что никакой враг не сможет подкрасться бесшумно. В центре Горен выкопал яму для костра: если он все сделает правильно, то пламя получится маленьким, а дым будет подниматься наверх. Вернувшись, он рассказал старикам, что нашел хорошую стоянку и что сегодня на ужин будет свежее мясо.

23
{"b":"89542","o":1}