ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рот Горена закрылся, взгляд снова стал неподвижным. Дармос дрожащими руками провел по своим седым волосам.

– Скорее бы пришла Марела, пора начинать.

* * *

Широкая дорога имела вид спирали и вела в глубь горы. Факелы давали достаточно света, воздух, хотя и застоявшийся, был прохладным, так что дышалось легко.

– Эта крепость действительно неприступна, – не в первый раз заметил Бульдр.

Путь казался бесконечным. Тут и там встречались ответвления, уводившие в темноту.

Наконец они добрались до ровной площадки и оказались в конюшне. Стражник всю дорогу нес Звездный Блеск и даже не запыхался.

– Здесь оставьте лошадей, а дальше идите пешком. Тут несколько ступеней. Сможете?

Менор с легкой завистью покосился на Звездный Блеск, но, как и все, кивнул головой.

Ступеней оказалось очень много. На сотой Менор бросил их считать и покорился судьбе.

Но все лестницы когда-нибудь заканчиваются.

– Ванна уже готова. Потом вам покажут ваши комнаты, где вы найдете и новую одежду. Поесть тоже можете у себя. А сейчас позвольте пожелать вам спокойной ночи. Господин примет вас завтра. Здесь вам нечего бояться.

Друзья переглянулись.

«Если это сон, – довольно вздохнул Менор, – то лучше бы не просыпаться подольше».

Одна только Вейлин чувствовала себя неуютно в этих мощных мрачных стенах. Но она смолчала, потому что с ситуацией ее примирили мысли о ванне и нормальной пище.

* * *

Дармос Железнорукий нервно бегал по комнате, когда появилась Марела Добросердечная. Она вошла, опираясь на палку и тяжело дыша.

– Наконец-то! – закричал он.

А потом удивленно раскрыл глаза, так как увидел, что жрица пришла не одна.

– Девочка… – начал он.

– Я не смогла ее удержать, – пояснила Марела. – Едва придя в себя, она соскочила с кровати и, как пиявка, прицепилась ко мне.

– Я вам понадоблюсь, – сказала Звездный Блеск, нагруженная какими-то предметами. Видимо, тащить их ей было нелегко. Она опустила ношу (что-то негромко звякнуло) и потерла руки.

– Все это время я старалась укрепить силы Горена, этим же буду заниматься и теперь. Вы не имеете права мне мешать, я его должница и не согласна спокойно смотреть, как он умирает.

Она побледнела, заметив блеснувшее в темноте гигантское тело дракона – вернее, часть головы и переднюю ногу, потому что больше в комнату ничего не пролезало.

Тревога отразилась на лице Дармоса.

– По-моему, самое время. Малакей вот-вот будет здесь. Он успел много раз нас проклясть и торжественно пообещал стереть крепость с лица земли, как только ему удастся вернуться.

Жрица покачала головой.

– Я ведь тебе, Дармос, сказала, что он безумен, но сейчас сам увидишь, хватило ли мне восемнадцати лет подготовки. – Марела склонилась над Гореном и с нежностью посмотрела на него. – Ты все правильно сделала, Дерата, – прошептала она.

И принялась за работу: собрала приготовленные заранее и только что принесенные предметы, передав большую часть девушке.

Потом поставила на стол большую дымящуюся чашу и вытряхнула в нее подготовленные травы. Красным мелом начертила вокруг постели Горена круг, разделила его на секторы и вписала в них магические руны.

– Заклинания, обереги, противодействия от проклятий и множество охранных формул, – бормотала она. – Все заучено наизусть, повторено тысячи раз. Ведь у меня было достаточно много времени. – Она показала в сторону Ура. – А пару дней назад и наш покрытый чешуей друг, в конце концов, признал, что я права, и пообещал свою помощь. Это многое упростит, правда, мой старый дракон?

Не дожидаясь ответа, она расставила по кругу магические, украшенные рунами подставки с факелами. Горен беспокойно задвигался.

– Чем вы занимаетесь? – зашипел голос Малакея.

– Свяжи его, Дармос, – велела жрица. – Ур, у меня есть все формулы, сейчас я зажгу огонь, и можно начинать. Или я что-то забыла?

– Кристалл.

– Ах да! Спасибо. Конечно. – Она достала из кармана блестящий зеленый кристалл и положила его Горену на грудь. – Сюда мы вложим его сердце, потому что Малакей обязательно постарается убить его во время заклинания, чтобы влезть в другого носителя.

– А кто может им стать? – побледнев, поинтересовался Дармос.

– Ты, а также любой в крепости, в ком течет кровь дракона, – спокойно объяснила Марела. – Поэтому мы должны сохранить жизнь Горену, понимаешь? К сожалению, мы не можем уничтожить душу Малакея, – она искоса посмотрела на Ура, – потому что один из присутствующих против. Но мы можем ее пленить, и тогда измученная душа Горена будет свободна.

– Мне Малакей не может сделать ничего, – сказала Звездный Блеск, – я буду охранять сердце Горена.

– Ну, это еще как сказать, – пробормотала Марела.

Жрица зажгла щепку и бросила ее в большую чашу. Сделала надрез на мизинце Горена, выдавила кровь и стряхнула ее в дым. А потом Ур поднял ногу, и в чашу упали три черные капли крови дракона.

В чаше началось шипение и треск, поднялось облако странной формы, похожее на руны. Потом загремело так, что затряслась вся крепость. Марела подняла руки над лежащим на постели Гореном и начала нараспев читать древнюю формулу целительного заклятия.

– Держи руки над его грудью, – тихо сказал Ур, обращаясь к Звездному Блеску. – А ты, Дармос, встань рядом и поддерживай ее. Сосредоточься, детка, на его сердце. Представь, что держишь его в руках. А потом перенеси в кристалл.

Звездный Блеск и Дармос подчинились, голос Марелы становился все громче и громче. Она уже впала в глубокий транс. Пребывающий в Горене Малакей тщетно старался освободиться от оков. Голова Ура качалась над самым потолком, дракон тоже бормотал слова на каком-то древнем языке.

Звездный Блеск закрыла глаза; ее губы беззвучно шевелились. Взволнованный Дармос увидел, как заполыхал зеленый кристалл. В его сердцевине появились тени, напоминающие сердце. Ритмично бьющееся сердце.

Голова Горена опустилась, глаза потухли. От ужаса Дармос чуть было не отпрянул, но Ур предупредил:

– Стой! Карауль Звездный Блеск! Она охраняет сердце! Доверься ей! И самое главное, не отворачивайся, сосредоточься, не отклоняйся даже в мыслях!

Малакей запаниковал, когда тело, в котором пребывала его душа, умерло. Он начал беззвучно ругаться и красной огненной точкой метаться по телу юноши.

Увидев это, Дармос покрылся потом. Но сердце Горена в зеленом кристалле забилось сильнее, и он остался на месте, взял себя в руки и поддерживал Звездный Блеск. Теперь Марела и Ур пели по очереди, сопровождая пение ритуальными движениями. Дым из чаши, успевший приобрести огненно-красный цвет, заполнил всю комнату. Сделав вдох, Дармос еле подавил кашель. Дым проник в кожу Горена, в его глаза, нос, уши, рот. Крики Малакея перешли в инфернальный визг. Дармос видел, как сверкающая точка замедляет свое движение и наконец, совсем останавливается, застряв в горле.

– Ты в наших руках, – бормотал Ур, – сейчас мы вытянем из тебя силы, а потом свяжем по рукам и ногам.

Марелу шатало от усталости. Пот градом тек, но голос оставался твердым.

Постель дрожала, факелы в подставках с рунами колыхались. Черная тень упала в круг, Дармос ощутил ледяное дыхание, которое пронзило его тело до самых костей. Он понял, что Малакей пытается вырваться, но руны его не выпускают. В заклятии не было ни одной лазейки, ни одну из формул они не забыли. Крики Малакея превратились в жалобное поскуливание, все более слабое и отчаянное, подобное последнему вскрику дряхлого умирающего пса.

Дармос задумался, как это Мареле удавалось все эти годы хранить от него тайну: многочисленные исследования и приготовления, знания о воскрешении Малакея и… причину бегства Дераты.

Сегодня утром Дармос узнал, что у него есть внук, сын его единственной дочери. Но жизнь его висела на волоске.

Сегодня утром жизнь Дармоса Железнорукого второй раз, считая бегство дочери, развалилась на куски.

52
{"b":"89542","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Офис без риска для здоровья. Зарядка для офисного планктона
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Академия нечисти
Рыцарь-Инженер. Книга третья
Зеркальное прикосновение. Врач, который чувствует вашу боль
Севастопольский блиц
Соблазни меня
Настоящее
Захватывающий мир легких