ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, вот – кажется, подъезжаем. В Шереметьево-2 когда-нибудь доводилось бывать?..

– Неа. В Чечню ж с него военные борта не летают…

* * *

Машина плавно подрулила к боковому входу в аэровокзал. Артур в сопровождении Александра Сергеевича и одного здоровяка прошел внутрь огромного зала. Троица миновала пассажир­скую сутолоку ис­полинского нутра и, сбавив шаг до неторо­пливо-прогулочного, оказа­лась в самом дальнем кафе, скромно ютившегося у высокой стеклян­ной стены. Посадка Дорохова в само­лет не должна была отличаться от посадки всех остальных пассажи­ров – обычная, вместе со всеми процедура регистрации, такой же досмотр, а затем и общая очередь на борт гражданского лайнера. Время еще оставалось, потому он с гене­ралом и устро­ился за свобод­ным столиком, а громила отправился к стойке за кофе…

Сделав первый глоток и причмокнув губами, матерый разведчик негромко сказал:

– Завидую я тебе, парень.

Артур чуть не поперхнулся:

– Уж не тому ли, что за пять месяцев я намотал в кроссах три ты­сячи километров?

– Нет, подобные нагрузки для моего возраста уже смертельны, – засмеялся тот. – Я завидую тому, что через каких-то три часа ты ока­жешься в Париже. Эх… Самый лучший город из тех, где мне дове­лось побывать, а побывать мне, поверь, довелось во многих столи­цах…

Спецназовец залпом маханул свою порцию кофе и выпалил:

– До начала регистрации еще полно времени – я могу отлучиться минут на десять-пятнадцать?

– Никаких отлучек! Если хочешь в туалет – он тебя проводит, – кивнул генерал на амбала.

– Ладно, в туалет зайду позже – перед посадкой, – вздохнул Ар­тур и вдруг шепотом спросил: – Скажите, Александр Сергеевич, а что если на месте встречи я увижу человека одетого в точности, как агент, но это будет не он?

– Такие совпадения теоретически не исключены, но на практике невозможны. Так что не выдумывай.

– Что вы говорите?.. – картинно удивился молодой человек. – А вы взгляните вон туда.

Генерал со здоровяком разом повернули головы в ту сторону, куда указывал Дорохов. Вдоль огромных окон аэровокзала прогули­вался мужчина в строгом сером костюме и белой рубашке без гал­стука; на ногах у него были черные кожаные туфли, а в правой руке болтался тон­кий порт­фель из красноватой кожи…

– Хм, японский конспиратор… А ты наблюдательный чертяка! – удивленно выдохнул разведчик и поднял руку, чтобы одобрительно хлопнуть подопечного по плечу.

Однако стул, где только что сидел Дорохов был пуст…

– Возьми из машины еще одного, и прочешите вдвоем всю при­вокзальную площадь! А я проверю аэровокзал, – на ходу распоря­дился генерал. И зло процедил: – Ну, мля, японский конспиратор! Ну, если только сбежал! Сгною подлеца!!

Четверть часа двое мужчин носились по огромной территории, заставленной автомобилями и автобусами; «прочесывали» в соответ­ствие с приказом толпы народа на стоянках такси и у бесконечных рядов неболь­ших ларьков. В это время сам Александр Сергеевич, беспрестанно промокая шею платком, накручивал спирали по двум этажам аэрово­кзального комплекса. Цепкий взгляд метался по стой­кам билет­ных касс, залам ожидания и регистрации пассажиров; не­сколько раз пожилой мужчина заглядывал в туалеты, магазины и многочис­ленные кафе…

Тщетно, Дорохова нигде не было.

Когда прозвучало объявление о начале регистрации на нужный рейс, генерал вызвонил своих подчиненных и выслушал неутеши­тельный доклад о безрезультатности поисков на привокзальной пло­щади. Смачно выругавшись, он позвал их внутрь и заставил еще раз пробе­жать по этажам…

Окончательно утеряв надежду, все трое встретились у какой-то галереи и молча стояли, вглядываясь сквозь пыльные стекла в бес­крайнее летное поле. Желваки на скулах Александра Сергеевича хо­дили ходуном…

– Мы разве кого-то встречаем? – внезапно послышался сзади ти­хий голос Воробушка.

– Мля… Мля!.. – резко обернувшись, прохрипел разведчик, не в состоянии в первые се­кунды подобать других звуков и слов. В конце концов, выдох­нул фальцетом: – Японский конспиратор! Ты где был?! Мля!

– Да вот музычку себе присмотрел, – как ни в чем не бывало ука­зал тот на ре­мень, где висел новенький CD-плеер, – дисков хороших при­купил… Чтоб не скучно в дороге было.

Генерал в бешенстве вращал глазами.

– Я же предупреждал тебя, – взревел он, – никаких с собой ра­дио-причиндалов! Ни сотовых телефонов, ни пейджеров, ни прием­ников!..

– Это всего лишь плеер, который воспроизводит аудиозаписи…

Александр Сергеевич сделал знак одному из помощников. Тот снял с ремня Воробышка аппарат, осмотрел, включил, вставил в ухо наушник… Кивнув генералу – дескать, все в порядке и вернул по­купку спецназовцу.

Генерал же тем временем, узрев в руке питомца какой-то паке­тик, тихо взвизгнул:

– А это, мля, еще что?!

– Это? А-а… наткнулся на какой-то магазинчик приколов – на­брал всяких прищепочек, наклеек, красящих конфет… Не желаете, кстати, попробовать?

Стараясь не привлекать внимания, разведчик негодовал; охран­ники взирали на Воробушка с молчаливой иронией…

– Ну, как хотите, – пожал тот плечами. – Так мы кого тут встре­чаем?..

– Тебя провожать намылились! – всплеснул руками Александр Сергеевич. – А ты, мля, леденцы покупаешь!..

– Так тут же английским языком написано: «Сектор прибытия пассажиров». А нам в сектор посадки.

– Нам, мля, на регистрацию еще надо успеть, эрудит хренов! – опять рявкнул пожилой мужчина.

– Что вы заладили: мля, да мля! Все что ль в вашей «конторе» поль­зуются этим кодовым словом?.. Регистрацию я давно про­шел. И ба­гаж свой сдал. Только вы куда-то запропастились…

– Тьфу, мля! Пошли – посадку уже объявляют!..

И генерал первым устремился из галереи.

А в секторе посадки, успокоившись, пожав руку невзрачному пи­томцу и даже улыбнувшись на прощание, прошептал, глядя вслед:

– Наш парень. Ей богу, будет жаль, если первое задание ста­нет для него последним. Японский конспиратор…

Последнее, что Дорохов услышал в секторе посадки от генерала, было емкое и короткое пожелание удачи. Однако перед этим тот ус­пел шепнуть:

– Возраст агента – двадцать восемь. Выглядит молодо и неплохо. Смотри, не ошибись…

Поглядывая в иллюминатор самолета, спецназовец усмехнулся: «А все же его смутил весьма схожий с описанием вид того мужика в сером костюме, что беспечно прогули­вался вдоль огромных окон. Х-хе!.. Японский конспиратор…»

Вставив в плеер диск, он захлопнул крышку, воткнул в уши на­ушники и нажал на кнопку «play». Устроив же затылок на удобном под­головнике, смотрел на край бежавшей мимо бетонной полосы, пока тот не уплыл куда-то вниз и слушал свою любимую песню:

Свет берется из затменья,
Суть рождается в сомненьи,
Нужные слова – из тишины…

Скоро его начал одолевать сон – видимо, организм до сих пор не восстановил растраченных в учебном Центре сил. Лайнер набирал вы­соту и скоро за иллюминатором стали видны лишь белые мутные об­лака, освещенные сверху ярким солнцем.

Артур прикрыл глаза…

Расставанья и свиданья,
В этом зале ожиданья,
В общем знаменателе равны…

Слова знакомой песни, разбавляя мерный рокот реактивных дви­гателей, убаюкивали и в то же время заставляли поражаться сов­паде­нию – Кашин пел, будто про него…

Ты идешь на озаренье,
Позади посты,
До свиданья, время,
Этот мир – твое творенье…
21
{"b":"89547","o":1}