ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто же додумался организовать свидание на этом… дебарка­дере?! – приглушенно возмутился телохранитель, поворачивая сле­дом.

– Чем он вам не нравится?

– Он не нравится мне двумя единственными выходами, между которыми десять шагов. Достаточно одного человека с оружием, чтобы перехватить или грохнуть нас обоих.

– Во вчерашнем клубе мы тоже не сумели отыскать запасного выхода, – парировала она.

– Замечательная логика! И что хорошего из этого вышло? К тому же, в ваш долбанный «Локомотив» пожаловало человек сорок поли­цейских, с собаками… И мы просто не успели.

Но и сейчас время для дискуссии истекло – до ближайшего, шат­кого деревянного сооружения, соединявшего «материк» с «самым респектабельным клубом» столицы Франции оставалось метров сто.

– Все, Антон Леонидович – разговорчики в строю! – одернула Ольга Анатольевна. – Я иду первой, вы заходите минут через пять. Друг друга мы не знаем.

Сокрушенно разведя руками, молодой человек спросил:

– В случае успеха разъезжаемся по гостиницам?

– Если встреча сложится удачно – подсаживайтесь за мой столик. Сделаем вид, будто познакомились и напьемся пива в честь оконча­ния операции, – улыбнулась она так, словно прощалась с ним на пару лет. Улыбка вышла слабой и выму­ченной – близился финал операции, и агент волновалась.

Глядя вслед, он явственно ощущал перемену: по ее сегодняшней нераз­говорчивости, по отсутствию шуточек и сурового приказного тона. Ощущал по тому, как прижималась в такси – было в этом по­рыве не только желание утаить смысл короткого инст­руктажа от так­систа, но и что-то от безысходности, беззащитности… Казалось, не­уверенность присутствует даже в походке женщины – шла она нето­ропливо, всем видом показывая праздность и намерение развлечься. Вместе с тем, в движениях легко читалась скованность и напряже­ние…

Дорохов подпалил сигарету и будто невзначай посмот­рел в одну сторону набережной, в другую. Затягиваясь табачным дымком, изу­чил подтягивающуюся к деревянным сходням публику. Стайка при­лично одетых молодых людей – по виду местных студен­тов; две па­рочки пожилых туристов с африканского континента; три человека лет тридцати – двое мужчин и женщина, нетерпеливо погля­дываю­щие на часы и кого-то поджидавшие под светящейся вывес­кой…

«Да… теория – теорией, а опыта никакого, – сокрушенно вздох­нул спецназовец. – Попробуй, мля, определи слежку, когда на всех рожах написано единственное желание – напороться до поро­сячьего визга!..»

Бросив в урну окурок, он тоже посмотрел на минутную стрелку часов и направился к проклятой золотисто-красной башне, уродливо возвышавшейся над Сеной. Нырнув под арку с горевшей вывеской, гулко протопал по деревянному мостку; кинул на лоток входной кассы сотенную купюру, опять осмотрелся… На другом берегу и чуть левее в лучах подсветки красовалось великолепное здание – поко­павшись в памяти, Артур припомнил: дворец спорта в Берси. Не­много дальше виднелся трехсотметровый мост, по нему медленно проплы­вали огни автомобильного потока. А вокруг плавучего маяка рябила, отражая миллионы искр, темная и верно уж холодная речная вода…

Еще разок глянув на берег, он сунул в карман сдачу и миновал парочку здоровяков – молчаливый и придирчивый фейс-контроль. Однако прежде чем надолго обосноваться внутри клубного «помеще­ния» – под натянутым над палубой желтым тентом, решил пройтись по всему «дебаркадеру» и хорошенько изучить, что творилось на двух нижних палубах.

«Так-так… В этой рубке, судя по ароматам, устроена кухня, – до­га­дался молодой человек, вышагивая мимо красной металлической ко­робки с большими белыми цифрами «01» на боку. – А что же дальше – внутри этой длинной надстройки?..»

И открыв ближайшую, дверцу с круг­лым иллюминато­ром, оку­нулся в липкий полумрак…

Глава пятая

Париж. 2 сентября

Над расположенным на верхней палубе рестораном слабо колы­хался от дуновений теплого ветерка громадный тент. Сквозь паруси­новую «крышу» в ночное небо уходила конструкция высокого маяка со стеклянной и красиво подсвеченной верхушкой…

Девушка выбрала столик у противоположного от берега борта. Свободных мест было еще предостаточно, и Дорохов, задер­жавшись на мгновение у трапа, направился к столику, стоявшему че­рез ряд. Сел он так, чтобы напарница постоянно оставалась в поле зрения.

– La carte, s`il vous plait, – раскланялся подошедший официант, положив перед посетителем меню.

– De la bierre, – попросил Артур, не заглядывая в карту, где все одно бы ничего не понял. А к пиву решил присовокупить что-нибудь из мясной закуски: – De la viande.

Выряженный в форму стюарда океанского лайнера гарсон вто­рично поклонился и проворно отбыл к кухне-над­стройке исполнять заказ.

«Что ни говори, а меня сейчас тоже спокойным не назовешь. На­пустило руководство туману со страхами – трясись теперь!.. – неза­метно поморщился телохранитель, бросая на стол пачку сигарет с за­жигалкой. – Думал, кого-то предстоит грохнуть, а тут… Ни хрена не могу понять! Неужели мимолетная встреча с передачей информации – такое невероятно сложное по исполнению мероприятие? Неужели всех прибывших из России туристов день и ночь пасут американские спецслужбы? Чушь какая-то! Бред! Не мо­жет этого быть. Сил и на­роду у них на подобные подвиги не хва­тит».

Прикурив сигарету, он начал изучать «зал» и окрестности.

Вероятно, маяк на самом деле в далеком прошлом был дейст­вующим – болтался на якорных цепях где-нибудь в северных водах Ирландского моря. По крайней мере, об этом говорила и сама конст­рукция сооружения, и множество бережно сохраненных для досто­верности де­талей.

Обследуя плавучий клуб, перед тем как подняться в ресторан, Дорохов скоро убедился в простоте за­мысла устроителей. Та палуба, на которую он попал по деревянным сходням с берега, была средней из трех. Узкое прогулоч­ное простран­ство, ограниченное с внешней стороны глухим невысоким бортом, опоясывало кольцом металличе­скую над­стройку. Внутрь этой над­стройки спецназовца и угораздило по­пасть, в начале «экскурсии» по барже. Угораздило потому, что, оказавшись в душном помещении, сразу услышал непотребный звуки. И пока после яркой иллюминации глаза привыкали к полумраку, едва не споткнулся о клубок чьих-то тел. Каюты, укромные закутки, по­всюду диванчики с мягкими по­душками… Характерный запашок травки и нетрезвый народец, потя­гивающий через трубочки го­рячи­тельные напитки из мелких пласт­массовых шутеров. Тут же на ди­ванчиках под тусклым светом кора­бельных плафонов целовались па­рочки; из кают доноси­лись сладост­растные стоны…

Не найдя в борделе стратегически важных элементов для воз­можной «экстренной эвакуации» с маяка, он вернулся и осмотрел не­большой внутренний «холл». Собственно выходов из него было два – по од­ной тяжелой металлической двери на каждый бор. В середине «холла» обитал сквозной трап, ведущий на другие палубы. Напротив – трех­метровый коридорчик с двумя туалетными комнатами – муж­ской и женской.

Продолжив экскурсию, Артур спустился вниз…

В бывшем машинном отделении была обустроена площадка для танцев со всеми современными прибамбасами. Под потоком и по пе­риметру зала мигали, сияли и тлели разнообразные фонари, лампочки и прожекторы; по углам бухали огромные басовые колонки; вдоль миниатюрного возвышения – сцены, источали искры и дым хитрые пиротехнические штучки.

На танцполе уже вовсю веселилась молодежь, и Дорохов, пре­одолев десяток ступеней трапа, вышел через «холл» на прогулочную площадку. Обойдя кругом надстройку с вереницей круглых иллюми­наторов, он скоро установил: третью палубу, что находилась на капи­тан­ском мостике (или на крыше вертепа), окружал леерный борт с тор­чащими во все стороны бутафорскими трубами и стрелами ржа­вых лебедок. А для того чтобы попасть в ресторанный зал, минуя внутренности надстройки, надлежало воспользоваться одной из двух боковых лестниц…

Теперь, сидя за столиком, молодому человеку оставалось опреде­литься с туалетными комнатами самой ресторации – в одной из них собиралась исчез­нуть на некоторое время Ольга, после визуального контакта с при­шедшим на встречу человеком.

33
{"b":"89547","o":1}