ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако до середины реки дальний свет автомобилей едва доби­вал, рассеиваясь и поглощаясь черной гладью. И, тем не менее, он жутко мешал спецназовцу в определении расстояния до двух пресле­дователей, постепенно их нагонявших. Им же – преследователям, свет фар напротив до предела облегчал задачу. Поэтому по-прежнему приходилось нырять и под водой слегка менять направление движе­ния с тем, чтобы хоть как-то сбить с толку парочку пловцов…

И все же преодолев речной «экватор», Артур окончательно по­нял: уйти от по­гони не удастся.

– Ольга, – спросил он, все так же осторожно придерживая ее за та­лию, – минут десять без меня продержитесь?

– Попробую. А что вы задумали?

– Надо отделаться от этих ребят. Догоняют…

– Постараюсь, – кивнула она. И поймав его руку, добавила: – Ан­тон, пожалуйста… будьте осторожнее.

В ответ он негромко посоветовал:

– Никуда не подворачивайте, просто держитесь на воде. Если минут через два­дцать не догоню – попробуйте выбраться на другой берег в безлюдном месте…

Он поплыл навстречу преследователям неторопливо, экономя силы; загодя вытряхнул из пистолетного ствола воду, чтоб успеть продырявить голову хотя бы одному. Но и противники оказались не­глупы – зная о наличие у беглецов оружия, разошлись в стороны; а, приблизившись на расстояние прицельного выстрела, стали исполь­зовать его тактику – нырять и передвигаться под водой.

Дорохов щурился, прикрывал рукой глаза от прямого света, да все одно своевременно приметить их появление на поверхности не мог.

«Ладно, – решил он, – тогда и мы поступим по-другому…» И тоже с головой погрузился под воду…

Сена была отвратительно мутной, но, по крайней мере, не безна­дежно черной. Теперь автомобильный свет наоборот помогал – про­низывая верхний слой воды, позволил бы различить темные челове­ческие силуэты с дистанции четырех-пяти метров.

Двигаясь наугад, он изредка и осторожно всплывал, прочищал легкие и вновь нырял, держа пистолет наготове…

На одном из специ­альных занятий по стрельбе инструктор про­изнес интересную фразу, накрепко засевшую в памяти: «Один вы­стрел под водой способно произвести любое оружие – и хорошее, и плохое. Плохое после разо­вого применения смело выбрасывайте, хо­рошее еще послужит».

Артуру позарез требовался этот единственный выстрел. Во-пер­вых, он не был уверен в исходе поединка – никогда доселе в сухопут­ной, испещренной мелкими речушками Чечне не приходилось бо­роться за жизнь в подобной среде. А во-вторых, где-то там – сзади, находилась Ольга, которой надлежало выполнить свою миссию. Уйти от двоих шансов она почти не имела. Если же подстрелить одного, да к тому же завязать борьбу и подзадержать другого, то шансы на спа­сение у де­вушки появятся.

Сейчас он старался не думать о наверняка поднятых на ноги до­полнительных силах спецслужб, о привлечении к поиску и задержа­нию подразделений французской полиции. О том, что в какой-нибудь паре километров уже взревели моторы скоростных катеров или гото­вятся к взлету патрульные вертолеты…

Сейчас ему было не до этого.

Потому что сейчас он заметил приближавшиеся к нему со сто­роны маяка размытые контуры темного пятна…

* * *

Привычного громкого звука от выстрела под водой не последо­вало. Вышло нечто похожее на резкий щелчок с последующим се­кундным шипением, после чего темное пятно перестало увеличи­ваться в размерах и медленно двинулось к поверхности…

«Уже лучше! Либо я его серьезно подранил, либо он уже не жи­лец», – вынырнув, подумал спецназовец. А, глянув на пистолет, по­нял, что отныне безоружен – кожух-затвор так и остался в заднем по­ложении.

Разбираться со швейцарским куском металла не стал, пустив его попросту на дно. Какая разница – закончились в нем патроны или за­клинил механизм?.. Надо было готовиться к решающей встрече. И встреча эта, похоже, назревала…

Метрах в десяти послышался тихий всплеск. Собиравшийся обы­скать подстреленного пловца Артур резко обернулся на звук и успел увидеть только круги, расходившиеся по относительно спокойной речной поверхности.

– Ясненько. Сейчас ты будешь здесь, – выпустил он изо рта струйку воды. Подождав секунды три, набрал побольше воздуха. Нырнул и неторопливо поплыл навстречу, стараясь опуститься по­глубже – на фоне светлой поверхности узреть преследователя было легче.

Задумка состояла в том, чтобы не дать ему отдышаться перед схваткой. Опустившись под воду раньше, да еще преодолев метров семь-восемь, тот израсходует свой запас кислорода быстрее, и у До­рохова появится преимущество. Применения оружия бояться не сле­дует. Первоочередная задача ребят из спецслужб – взять агентов жи­выми, тепленькими. «Контрразведке трупы не нужны! Трупы – яр­чайшее доказательство ее несостоятельности». Эти фразы тоже дове­лось услышать в учебном Центре…

Наконец, он увидел второго пловца совершавшего энергичные гребки чуть выше – почти у поверхности. Он же вряд ли мог разгля­деть Артура – внизу толща воды была сплошь черной, а значит, имелся шанс напасть неожиданно.

Все. Пора. Самое время действовать!

Капитан двинулся вверх – наперерез мужчине.

Схватив того за ногу, потянул вниз. Это было главным условием для победы: не дать ему глотнуть воздуха.

Завязалась борьба.

Пловец отчаянно отбивался, пару раз угодив второй ногой в го­лову Дорохова и норовя дотянуться руками до его лица. К такому по­вороту спецназовец готовился и, продолжая увле­кать противника на глубину, отворачивался и старался до поры не сближаться. Знал: на человеческом лице имеются области, воздейст­вуя на которые, легко вызвать болевой шок. А упускать преимуще­ство нельзя…

«Начинает ломить в ушах – глубина метров шесть, не меньше, – пронеслась догадка. – Здесь уже можно задержаться и потянуть время. Недолго ему осталось дергаться…»

Однако тот и не думал сдаваться.

Телосложением пловец явно превосходил Артура; масса его была больше, а руки длиннее. И в ка­кой-то момент подводного единобор­ства Дорохов пожалел о том, что перестал тащить его на глубину, а ввязался в драку. А еще секунд че­рез пятнадцать вдруг понял: у са­мого запас кислорода на исходе и невыно­симо хочется рвануть вверх – глотнуть свежего воздуха!..

Из последних сил он вцепился в противника и обхватил его сзади руками – не давал развернуться или грести вверх.

И тот, трижды конвульсивно дернувшись… окончательно обмяк.

Оттолкнувшись от него, молодой человек уст­ремился к поверх­ности. Тело же побежденного соперника осталось где-то внизу – в темной бездне…

Все! Воздух! Свобода!..

Теперь срочно отыскать Ольгу!

Ее наверняка отнесло течением, но и он во время борьбы с пре­следователями сместился метров на семьдесят относительно плаву­чего маяка. Все верно – здесь свет сто­явших вдоль набережной ма­шин уже не бил в глаза столь раздра­жающе.

Дорохов перевернулся на спину и потихоньку поплыл, восста­навливая силы и успокаивая клокотавшее дыхание.

Спустя несколько минут услышал встре­воженный голос:

– Антон?..

– Да, Ольга. Я здесь… – повернулся он и закрутил головой в по­исках напарницы.

– Слава богу!.. – снова подала она голос.

Оказавшись рядом, спецназовец, спросил:

– Устали? Силы еще есть?..

– Терпимо. Минут пятнадцать смогу продержаться.

– Нет, пора заканчивать с купанием, – твердо молвил он.

– Какие мысли?

– Хреновые… Наверняка плеер сдох.

– Какой плеер? – удивилась девушка.

– Обыкновенный. На левом боку висит. Ну, цепляйтесь за меня – нужно побыстрее отсюда сматываться.

Судя по тому, как она ухватилась за мужские плечи, сил у нее ос­та­валось немного. И снова обняв тонкую талию, он стал грести к про­тиво­положному берегу.

Так ей поначалу показалось…

Но скоро Ольга поняла: плывут они наперерез светлой яхте, бес­шумно и неторопливо разрезавшей форштевнем воду метрах в пяти­десяти.

Агент молчала и больше ни о чем не спрашивала, полностью до­верив свою жизнь телохранителю. Если он решил плыть к этой яхте, значит, так было нужно. Значит, в этом было их спасение…

37
{"b":"89547","o":1}