ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Лесной орех!» – догадался он, распознав высокие заросли, где десятью минутами ранее оставил напарницу. Точно! Это был обыч­ный лесной орех – лещина, что в обилии произрастала в средней по­лосе и на юге России. Только здесь – в теплой Франции, листва зна­комого рас­тения выглядела крупнее, крона гуще, а сами кусты значи­тельно выше, едва не до­тягивая по росту до соседних деревьев.

До укрытия девушки оставалось метров пятнадцать, когда сзади и чуть левее раздался чей-то голос.

Его окликнули.

Два четких пронзительных слова на иностранном языке. На анг­лийском…

«Мля! Значит, седьмого я поторопился посчитать последним!..» – чертыхнулся Дорохов.

Остановившись, медленно обернулся назад…

В десяти шагах из-за дерева вышел еще один снайпер – высокий, широкоплечий мужчина лет тридцати двух. Этот был одет соответст­вующе – в самый раз для боевой операции в лесной чащобе: камуф­лированные брюки, заправленные в полусапожки; темный свитер и опять же ка­муфлированный жилет с множеством накладных карма­нов. В руках такая же уродливая винтовка с рукояткой и спусковым крючком по­середине; черный зрачок глушителя направлен спецна­зовцу в грудь.

Снайпер медленно приближался, ни на секунду не сводя глаз с молодого человека. В движениях и во взгляде не было и в помине той уверенности, которую Артур наблюдал перед прыжком на первого парня. Еще бы! Пять минут назад они ввосьмером маршировали по лесу. Вооруженные, бравые, чуток беспечные… Сверху кружил вер­толет, а лесной массив окружали другие подразделения. Кого и чего бояться в такой крепкой компании?!

И вдруг в считанные минуты снайпер остался в одиночестве. Кто-то из товарищей убит, остальных не видно – должно быть, тоже мертвы; вертолет высоко, а подкрепления не подоспело… Один из виновников их смерти стоит перед ним; безоружен и, вроде бы, не опасен. Но так ли это? К тому же, беглецов по сооб­щениям координа­торов операции должно быть двое. И второй наверняка где-то ря­дом…

Именно такие мысли и сомнения прочел Дорохов на лице муж­чины, с опаской подходившего к нему. Не поворачивая головы, тот частенько зыркал по сторонам; побелевшие от напряжения ладони нервно сжимали узкое цевье и рукоятку винтовки.

«Не стреляет. Это уже хорошо. Значит, был приказ брать нас ис­клю­чительно живыми. Молодец – дисциплинированный!.. – просчи­тывал капитан нехорошую ситуацию. – Первым делом он проверит: безору­жен ли я, правую ладонь оставит на рукоятке, левой начнет шарить по куртке, карманам и бокам. Пистолет за поясом сзади – на него на­дежды мало. Или найдет, или не успею выхватить. Стало быть, надо действовать по-другому…»

План созрел молниеносно, оставалось дождаться необходимой дистанции и начала обыска. Но дальнейшие события развивались столь же молниеносно и совершенно по иному плану.

Внезапно в тех кустах, где пряталась Ирина, хрустнула ветка. Вертолет кружил где-то на восточной окраине леса, и в установив­шейся тишине этот хруст прозвучал громко и отчетливо.

Снайпер резко развернул корпус влево и, без раздумий или, ско­рее, с ис­пугу дважды выстрелил по кустам. И спустя мгновение поле­тел на землю, сбитый спецназовцем.

Борьба длилась не более минуты. Умению Артура двигаться и занимать самую выгодную позицию в поединках завидовали многие курсанты учебного Центра. И здесь получилось неплохо…

Более тяжелый соперник действовал медленно. Лежа на земле, он все еще искал отлетевшую винтовку и успел получить в квадратный подбородок троечку приличных ударов. Поднявшись, сумел удачно поставить блок, но тут же взвыл и присел на колено – подъемом бо­тинка капитан заехал по литеральной мышце бедра.

– Сидеть! – уткнулся в затылок снайпера ствол пистолета.

Конечно, русских команд тот не понимал, да перевод не требо­вался: плечи покорно опустились, голова упала на грудь, руки разъе­хались в стороны, поднялись…

Ладонь спецназовца перехватила поудобнее пистолет, коротко размахнулась и резко опустила рукоятку на основание черепа.

Охнув, снайпер уткнулся лицом в траву…

– Ирина! – позвал Дорохов, подходя к кустам.

Никто не ответил.

«Мля!! Ведь этот ублюдок дважды сюда стрелял!» – обожгла ужасная мысль. И он поспешно полез в самую гущу зарослей…

Она сидела, привалившись спиной к пучку тонких стволов ле­щины. Взгляд наполненных слезами глаз выражал боль и страдание; ладони с трясущимися пальцами елозили по окровавленному бедру.

Вопросы были излишними.

Капитан присел перед ней на колени, проворно расстегнул и снял ре­мень со своих брюк. Обмотав им бедро выше пулевого ранения, крепко затянул; посмотрев на часы, запомнил время.

И только теперь взгляд наткнулся на валявшуюся рядом перело­манную пополам сухую ветку. Верно, сломав ее о колено, она на­рочно отвлекла внимание снайпера…

Проведя рукой по волосам девушки, он вздохнул, молча подхва­тил ее, поднял и выбрался из кустов.

Глава пятая

Юго-западное предместье Лиона. 3 сентября; 14.25–23.59

Вертолет закладывал виражи над верхушками деревьев.

Но отныне, изменив направление движения и плутая низинами, Артур старательно избегал внимательных взоров, обшаривающих сверху лес.

Ирина весила килограммов пятьдесят, но и Дорохов, некогда ок­рещенный Воробышком, отнюдь не смотрелся «горой мышц». От ов­ражка он нес ее без остановки почти час – пока позволяла относи­тельная свежесть. Да и требовалось как можно скорее убраться по­дальше от места короткой схватки. Немного успокаивало одно: на­ткнувшись на восемь убитых и раненных сотрудников передовой группы, другие преследователи соваться в лес без собак и вооружен­ных до зубов спецназовцев не станут – поостерегутся.

Протопав за первый час около четырех километров, капитан бе­режно положил девушку на траву. Настало время снять жгут и все­рьез заняться раной – от приличной потери крови Ирина ослабла; лицо утеряло живые оттенки.

– Потерпи, – обронил он, распутывая завязанный на бедре ре­мень.

И она терпела. Ни слова не сказала, когда Артур расстегнул и ос­торожно стащил с нее джинсы, а затем проворно обмотал ногу рем­нем – кровь сызнова хлынула из сквозной раны. Она молча достала из карманов куртки и подала флакон с перекисью водорода, вату; распе­чатала упаковку бинта…

После обработки раны, он аккуратно перебинтовал бедро; помог одеться и поверх штанины вновь намотал ремень – перестрахо­вался, опасаясь растревожить в пути повязку.

И скоро продолжил утомительный поход по лесным низинам, неся на руках своего агента…

На смену черному вертолету каплевидной формы прилетал угло­ватый – с острым носом и красными полосами на блестящих бортах; надоевший монотонный звук стих лишь к заходу солнца. И уже в сгу­стившихся сумерках Дорохов заметил впереди поредевшую опушку леса и мелькавшие меж деревьев огоньки машин…

– Посиди здесь. Я быстро, – усадил он ее под дерево и исчез в направлении дороги.

То, что довелось увидеть, не обрадовало, а напротив – заставило процедить парочку крепких ядреных слов. Вдоль ближайшей обо­чины с интервалом в семьдесят-сто метров стояли всевозможные ав­томобили: полицейские, военные грузовики, и простые легковые, по всей видимости, принадлежавшие спецслужбам. Обочина была бук­вально залита светом фар; возле машин прохаживались вооруженные люди в бронежилетах. Отважиться проскочить данное оцепление мог только сумасшедший.

Артур лег на траву, прополз под веткой немного вперед и загля­нул влево. Машины стояли по всей обочине, насколько хватало види­мо­сти из придорожного кювета. Справа картина была аналогичной, с той разницей, что вместо слепящего света взгляд натыкался на це­почку красных габаритных огней. Там же, правее он сумел рассмот­реть синий дорожный указатель с отражавшими свет белыми надпи­сями.

– Что же это за дорога? – гадал спецназовец, пробираясь лесом вдоль насыпи. – Хотя бы узнать свое место. Где находимся, куда идти…

Вскоре, отодвинув мешавшую ветку, он прочитал рядом со стрелкой, указывающей прямо: «Лион – 20 км». Ниже под другой стрелкой, изогнутой вправо, значился перечень из трех населенных пунктов. Дорохов не стал разбирать мудреных французских названий, припомнив и местность, а заодно и указатель. Метрах в трехстах от него начинался поворот на ту новую дорогу, о которой они узнали от Сашки.

48
{"b":"89547","o":1}