ЛитМир - Электронная Библиотека

- Процентов 70. Наш Президент - неглупый мужик.

- Вы считаете, что такое использование планеты принесет больше прибыли корпорации, нежели выработка полезных ископаемых?

- Слушайте, может, дайте хотя бы одеться!

Стивенсон глянул на Стивенс. Стивенс - Стивенсону: - Она некомпетентна в этом вопросе.

Стивенсон - Лейле: - Тогда идем дальше. Как вы оцениваете создание курорта СР на планете, изъятой у другой корпорации, с морально-этической точки зрения?

- А никакого изъятия не было. Аланар не подвергался бомбардировкам, вторжению и прочим силовым методам воздействия. УР сами покинули планету. Тут у нас все чисто.

Стивенсон (задумчиво): - Да-а, тут не подкопаешься: Что ж, следующий вопрос: Гудок экстренной связи перебил его. Не дожидаясь реакции Лейлы, включился интерком. Над голопроектором возникла фигурка Джеффри Найтмара.

- Лейла, у нас проблемы. Срочный совет в кабинете Смоука. У тебя 10 минут.

Семеро офицеров, в том числе Брутс, на вертящихся стульях кольцом вокруг стола. На столе - часы, электронный термометр и какой-то металлический цилиндр.

- Что это?

- Термос. Древний термостат. Между его стенками - вакуум. Предназначен для поддержания температуры нагретых жидкостей. 17 минут назад мы налили в него кипяток. Через четверть часа посмотрим.

- Посмотрим на что, простите?

- На температуру.

- А что с температурой?

Джеффри нарушил этот диалог глухонемых: - Полковник рассказывал нам по-научному, но в целом смысл такой: космос нагревается. Зонд разведки с орбиты первой планеты передал что-то странное: мол, там температура пространства 0 Цельсия вместо нуля Кельвина. Проверили показания - правда. Потом проверили в других точках системы. Оказалось, температура повышена ВЕЗДЕ, и чем ближе к звезде, тем круче. Как будто вместо вакуума - газ. Что хуже всего, она повышается дальше.

- А причем здесь термос?

- Смотри - увидишь. Осталось минут пять.

Потянулись напряженные минуты ожидания. Полковник Смоук знал больше других и потому больше других нервничал. Его лицо - слепок отчаяния, один лишь генерал мог не видеть того, что полковник пришел сюда не с докладом, а с криком о помощи. Джина искренне сочувствовала ему, но помочь ничем не могла - ее нейротранслятор мирно дремал в ее комнате. Генерал стойко хранил спокойствие. Майор Шай перебегал глазами от одного человека к другому, впрочем старательно избегая смотреть на Чарити. Найтмар с мужественным равнодушием изучал собственные ногти. А Лейла успела натянуть форму и причесаться, но все еще не избавилась от дремоты, и потому не вникла в трагизм ситуации. К концу драматических пятнадцати минут она снова начала засыпать, и ее разбудил скрип металла по металлу. В полном молчании Смоук открутил крышку термоса и опустил в него зонд термометра. С тихим писком на шкале появились цифры: 58,2оС.

Еще минута молчания - как на похоронах. Джеффри на правах героя нарушил тишину: - Наверно, термос хреновый. Древний все-таки прибор.

- Мы его сегодня спаяли в открытом космосе. Там вакуум точно такой, как в открытом пространстве.

- Может все же.. э.. здесь какая-то ошибка?

- Никакой ошибки. Господа, поймите, этот термос - только наглядная демонстрация. Мы проверяли и перемеряли все уже десяток раз. Объяснение может быть только одно: УР сделали нам подарок. Они изменили свойства вакуума, а именно теплопроводность.

- Но это: невозможно! По-моему.

Джеффри стало вдруг жаль генерала - впервые он видел дядю в нерешительности. "Да, сдал старик за последнее время. Может и к лучшему:" - Чтобы корабли растворялись в пространстве - это тоже невозможно. Но мы это видели своими глазами. И нейтронные лучи тоже. Дядя, поймите, мы имеем дело с УР. Невозможное - их профиль.

- Ну и: что же теперь?

- Полковник, а что нам, собственно, угрожает? В чем проблема-то?

- Проблема в том, мисс Чарити, что космос будет нагреваться дальше, и рано или поздно его тепло будет передаваться атмосферам планет. По нашим подсчетам, через 9 месяцев на Аланаре начнут закипать океаны. Через 6 месяцев будут выгорать растения. До этого времени нам нужно или сделать что-то: или убраться из этой системы.

Слово "убраться" отрезвляюще подействовало на генерала. Словно стакан воды в рожу. То есть как это убраться? Он мчался сюда, как ненормальный, утер нос сопляку Мистейку, прижал хвост УРовцам, сооружал этот хренов астероид, подставлялся под нейтронные пушки, черт возьми! Ну уж нет, не на того напали! Чтобы он, генерал Уильям Брутс, испугался какой-то теплопроводности?

Он обвел всех присутствующих своим "фирменным" взглядом Брутса, и не нужно было быть нейротехником, чтобы понять его значение: "Ану без паники, крысиные души!" - Полковник, отставить лирику! На отступление - не надейтесь! Мы останемся здесь, что бы ни случилось. Это ясно всем?

Общее молчание стало знаком согласия.

- Тогда вот мой план ваших действий. Джина, вы, кажется, нашли взаимопонимание с нашим гостем из УР. Вы немедленно отправитесь к нему. Сегодня к вечеру я хочу знать об этой милой шутке все, что знает он. Полковник, если расскажете мне что-то интересное раньше Джины - 50 пунктов рейтинга. Майор Шай, проверьте возможность - не диверсия ли все это?

- Я.. э..

Смоук прервал судорожные старания майора: - Нет, генерал, это не диверсия. В пространстве содержится космический водород. Именно он сейчас и нагревается. Его концентрация мала, но процесс нагревания задел уже огромный объем. Я подсчитал, сколько было затрачено энергии на это. Не буду напрягать вас числами, главное вот что: ничто не могло выделить столько энергии и остаться незамеченным. Ничто рукотворное вообще не могло выделить столько энергии - это может быть только излучение звезды.

- Спасибо, Смоук. Вы поняли задачу?.. Джина, вы?.. Прекрасно. Остальные - приказ один: молчать. Ни слова никому. Ясно?

- А.. э.. этим - представителю с Мистейком?

- Этим огрызкам общества - особенно. Следующее собрание через 12 часов. Отбой.

* * *

Полковник Смоук мерял шагами кольцевой коридор вокруг центра оперативных исследований. Из декоративных экранов, устилающих всю внешнюю стену, на него пялились дурноватые огоньки звезд и надменно взирал слепяще-голубой Cr2812. Конечно, экраны - не окна в космос, просто панели из жидких кристаллов, и если бы звезды и смотрели в сторону Смоука, они бы все равно не увидели его - только наружную броню флагмана. Но полковника, однако, неотступно преследовала идея, что все эти огоньки не просто таращатся на него, а еще и насмехаются над ним. Ему самому, напротив, было отнюдь не до смеха. Он точно знал: ответ где-то здесь. Не в этом коридоре, конечно, но все равно близко. Можно сказать, под носом. И какой ответ! Если его не подводит чутье - а за столько лет работы он вряд ли вспомнит больше одного случая, когда оно его подводило, - то УР изобрели нечто из ряда вон. Нечто настолько солидное, что даже сами не поняли до конца, что у них в руках. Нечто, чем можно поддеть и перевернуть. Архимед - грудной младенец! Он мечтал перевернуть Землю. Что там Земля - сейчас мало кто и вспомнит, что это такое. Теперь на кону вся галактика! Знать бы ответ: - Полковник Смоук, Нора Стивенс и Льюс Стивенсон, "Галакси Ньюз". Мы хотели бы получить ваш комментарий по вопросу, который не может не волновать галактическую общественность.

22
{"b":"89576","o":1}