ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вернулся чуть позже - через 50 минут. Все это время Джессика с бесстрастной скукой просидела в кресле под взглядами двух андроидов из внутренней охраны. Она только попросила у них кофе - фирменный напиток флагмана "Скорпион". Когда Накатоми вошел, она смаковала последний глоток.

- Мисс Блуберд, ответственный контролер оценил ваше предложение и готов принять его. Однако обнаружилась небольшая проблема. Темное Племя окружило третий природный спутник Аланара и поставило широкодиапазонные помехи. Мы не можем связаться с базой вашей корпорации. Очевидно, придется послать туда курьера.

Девушка словно ждала этого.

- Аланарский робот, на котором я прилетела, - очень совершенная машина. Я могу выполнить эту задачу.

- Но ваш робот, по-моему, поврежден.

Джессика улыбнулась - как улыбается старшая сестра пятилетнему братику.

- Чисто внешне, специально для вас. Вы же должны были проверить мою легенду.

Адмирал с удивлением почувствовал, что краснеет. Действительно, как ребенок. Но кто мог подумать: Чтобы она не заметила, снова встал и отвернулся к декоративному экрану.

- Хорошо. В таком случае вы вылетите сейчас же. Если ваше командование будет готово к совместным действиям, пусть устроит голубой взрыв на орбите 65 000. Будем считать это знаком. После этого мы вступаем в бой. Остальные наши условия найдете на вашем бортовом компьютере.

- Это все, адмирал?

- Да все: нет, еще: надеюсь, еще встретимся.

Девушка вновь улыбнулась ему.

- До свиданья, адмирал.

Потом она вышла в сопровождении охранников, а Накатоми еще с минуту восхищенно глядел ей вслед. Великолепная разведчица! Как прекрасно сыграна роль. Вчера он и не сомневался в том, что она - наивная и вспыльчивая аланарская девчонка, случайный человек в большой игре. Как ее тогда звали? Кажется, Зара:

* * *

"Тоска-то какая!" - думал Брахар - "Все камеры как камеры, а моя ну просто как санаторий. Ни тебе сырого холодного пола, ни тебе ржавых цепей и кандалов. Даже крыс нет. Да что крыс, даже охранника ко мне не приставили - ишь самоуверенные какие. Думали если камера чистенькая, сухая, благоустроенная, с видом на живописные пустоши метеоритных кратеров, так узнику и бежать не захочется. Как бы не так. Хотя как отсюда убежать? Орудия никакого у меня нету, на помощь позвать некого, разве что Творца."

- Отец наш всевидящий, помоги и направь. Вон дверь какая массивная, как в клетке копытного дятла. Сыну твоему никак без руки твоей не справится. А мне пора на волю, к своим братьям. Ждут там меня, надеются.

- Ага, чадо моё непутёвое, - мистическим образом завибрировали молекулы воздуха в пространстве вокруг Брахара. - Давно к Творцу не обращался. А как благодать понадобилась, так сразу: "отец… подсобить бы… никак самому", как будто не я Вершитель, как будто не мне виднее, где подсоблять, а где - нет, как будто не на меня надеются и не от меня ждут. - Немного смягчившись и даже слегка проявивши свой лик в бледном свете, исходящем от каплевидных светильников Творец добавил, - Ну, я-то, конечно, подсоблю. Я ведь всемилостивый, хотя и строгий. Да и пора уже действительно восстанавливать порядок вещей, между прочим, твоими руками, - лик хитро ухмыльнулся и растворился в порыве подувшего из-под массивной двери сквозняка.

Брахар, поражённый увиденным, встал с четверенек и прислушался. Раньше здесь не было сквозняков. Кто-то зашёл в тюремный блок из старого заброшенного коридора. Кто-то посвистывал и поругивал федеральное правительство вкупе с трёхстами парсеками пустоты федеральной пограничной зоны. Какие-то железки позвякивали в такт неспешным шагам.

Брахар, разбираемый любопытством, подошёл к двери камеры. Дверь была грубая, но прочная. Делавшие её наспех роботы не задались трудом вмонтировать обзорное устройство, и его заменяла банальная дыра размером с кулак дюжего десантника. Брахар осторожно направил свой взгляд в пространство коридора. Да, таких ребят он в СР ещё не видывал. Разбитного вида и хозяйственного поведения субъект с интересом изучал закреплённый на стене терминал внутренней связи. После минуты звонкого перебирания железок в отвисших карманах рабочих брюк на свет появился удобный резачок. Ловкие руки быстро заработали им, и ещё через минуту экран терминала, беспомощно свесив обрывки проводов, отправился в бездонный карман вороватого гостя. Гость не спеша спрятал резачок и, скользнув взглядом по стене, наткнулся на взгляд Брахара.

Пришелец проиграл на лице увертюру из ряда эмоций от раскаянья и мольбы до угрозы и пошлого вопроса и почесал рог нарисованного на майке быка.

Брахар, также не зная, как понимать данную ситуацию, почесал затылок, и рука его наткнулась на место, где был искусно спрятан вживлённый нейроблок. У летчика родилась идея. Он сконцентрировался. Его мысли стали жёсткими и пронзительными. Они стрелой метнулись к озадаченному гостю и вырвали у него инициативу. Плотный кисель диктуемой Брахаром воли заволакивал извилину за извилиной, и вот пират по имени Смалекс (так вот чей мозг мы наставим на путь Справедливости и Порядка!) безвольно принялся рыться в тяжёлых карманах, извлекая и роняя на пол всевозможную собственность СР. Наконец, на свет появился удобный резак. Ведомый проворной и уверенной рукой, он быстро одолел массивные петли грубой двери. Брахар был на свободе, и в придачу у него теперь был отличный резак, что для начала, согласитесь, весьма неплохо.

* * *

Минуты спокойствия истекали стремительно, как крупицы SiO в колбе песочных часов. Через 20 минут оперативное совещание, посвященное: И так ясно, чему посвященное. А пока мисс Чарити дала офицерам полчаса, чтобы разойтись по квартирам, выпить чегонибудь от головы, от сердца или от нервов и привести в порядок свои мысли.

Положим, последнее удалось Джерри Мистейку лучше всего - после бессонной безумной ночи космического кошмара им овладела полнейшая апатия. Какая в конце концов разница - делайте что хотите, решайте что хотите, все равно от меня здесь ну ровным счетом ничего не зависит. И надо сказать, именно сейчас менеджер по терроризму неожиданно преисполнился благодарностью судьбе за то, что группа Альфа действительно функционирует независимо от его решений. Это избавляло его от необходимости вообще что-то решать. Он сидел перед настенным экраном, душа его пребывала в некоем промежуточном состоянии между медитацией и прострацией, а тело впитывало мощную двойную дозу стимулятора. Ничего удивительного, что Джерри Мистейк далеко не сразу заметил странные события, происходящие на экране.

57
{"b":"89576","o":1}