ЛитМир - Электронная Библиотека

Роботов-оформителей в СР не умели делать. Просто не умели - от невежества, и потому же гордились этим. Больше всего пугали эти статуи из белого чуть прозрачного пластика. Их тени ложились всюду, и казалось, они сами тянутся к одинокому человеку. Произведения машинного "искусства". Каждый предмет интерьера был по-своему уникален. Машины, трудившиеся над дизайном, не жалели сил. Не было у них такого в программе. Нагромождения из всех возможных художественных стилей напоминали мутировавших уродцев. Эти вещи, созданные живыми вещами, возможно, никто никогда не увидит и не оценит. А их творцы - неутомимые роботы-оформители будут непрестанно выдавать на гора всё новые шедевры, сгенерированные по какому-нибудь усовершенствованному алгоритму. Брахар увлёкся разглядыванием окружающих предметов. Любопытство побороло остатки страха, в котором он себе ещё не успел признаться. На стенах потянулись ряды картин. Огромные монументальные полотна, созданные в манере подражания великим. Постные лица офицеров СР в стиле средневековой иконописи. Групповые портреты в обнажённом виде. Работа оформителя модели Davinchi - портрет Джины Смарт, но без улыбки. Батальные сцены с участием молодого генерала Брутса и Президента Этерна. Приписка "Их руки в крови, но сердца чисты" скромно красуется в уголке огромного полотна, изображающего штыковую атаку шведской пехоты. "И что это за шведская пехота такая?" - подумалось Брахару. Вот его внимание привлёк триптих. Картины из жизни граждан города Ступитобада. Первое полотно являло наблюдателю композицию из штук девятисот люмпенов времён парижской коммуны в разных позах с названием "Жители города С ловят блох". Вторая композиция изображала ещё более многолюдное собрание, а точнее, оголтелую толпу времён великой Британской империи с названием "Жители города С ловят карманников". Ну а третья картина являлась апогеем машинного искусства. Огромная разъярённая толпа вполне современного вида, вооружённая подручными орудиями и бессмертной идеей защиты прав человека, интенсивно прочёсывала трущобы и заглядывала в каждый люк, в каждую замочную скважину. Сей шедевр назывался "Жители города С ловят репортёров".

Брахар не успел вдоволь насладиться созерцанием "искусства" - он услышал шаги. Это были нервные быстрые шаги, с шарканьем и спотыканием. Ходок громко разговаривал и очевидно даже вёл с кем-то спор. Спор не ладился, его не слушали, он спотыкался, его не слышали, он повторял, он переспрашивал, перекрикивал, ругал, отругивался. Причем голосов других спорщиков слышно не было - очевидно, этот неврастеник участвовал в дискуссии посредством коммуникатора. Он громко проглотил капсулу транквилизатора (Брахар счёл, что это ему сейчас не помешает) и несколько успокоился. Как раз вовремя.

Брахар шагнул ему навстречу. Его мысли снова стали жёсткими и пронзительными. Человек в удобной гражданской одежде, но с пистолетом в руке и с устройством виртуального контакта на голове замер как вкопанный. Нет, его не вкопали, его вырвали с корнем и с силой бросили об землю. Его посадили на цепь, запретили думать, оставили только чувства, чтобы он мог по достоинству оценить страх абсолютной беспомощности. Страх, который способен ранить не хуже верного резака. Бедный Смалекс всё ещё лежал в пыли заброшенного коридора с улыбкой безумца и счастьем освободившегося раба. А новая жертва уже была готова. Брахар нашёл достойный сосуд и для своего собственного страха. Джерри Мистейк, менеджер по терроризму и вооружённой агрессии корпорации "Социальные робосистемы" склонил голову перед карающим нейропилотом, и его ларингофон повис, готовый упасть на пол. Брахар лениво подхватил его и надел.

* * *

В тишине Голубого зала - извечного места собраний Совета старейшин УР - гулко раздались тяжелые шаги завоевателя. В круг света вошел генерал Уильям Брутс.

- Итак, дорогие мои, я пришел обсудить одну нашу общую проблему, которая возникла, между прочим, по вашей вине. Я имею в виду корректор вероятностей. Я имею в виду, что я собираюсь спасать галактику, и вам придется мне в этом помочь. Как вы считаете, а?

Тишина голубого зала стала не такой тихой. В соседний круг света вступил глава флота УР - Яршер. Он не был особо приветлив с гостем, хотя и не выказывал излишней неприязни к генералу. Это отступало на второй план перед более серьёзными проблемами.

- Добро пожаловать, дорогой генерал. Так приятно, что вы не забываете старых… хм… знакомых. Хорошо, что залетели проведать. Вы утверждаете, что спасёте мир от нашей общей проблемы. Это похвальное стремление. Не будем уточнять, кто виноват, а приступим к конструктивному диалогу. Я правильно вас понял? Итак, чего вы хотите?

Генералу отнюдь не импонировал сарказм в голосе Яршера - военные вообще редко импонируют друг другу. И уж тем более он не собирался прощать подобного тона. Брутс чувствовал в себе уверенность человека, чьи слова подкреплены четырьмя усиленными эскадрами. Согласитесь, аргумент, с которым трудно поспорить.

- Нет, мой друг, мы будем уточнять. Мы уточним, что это вы создали эту установку, и это по вашей ошибке она осталась включенной. И я не просто хочу, я ТРЕБУЮ от вас немедленно снарядить группу ученых, или кто у вас там занимается такими делами, и эта группа полетит с моим племянником на Аланар и вернет все по своим местам. А я останусь здесь, с вами, моими гостеприимными друзьями. И думаю, вы понимаете, что в ваших интересах, чтобы группа справилась с задачей.

Последние слова генерала пустили волну пересудов по залу. Видно было, как волна прокатилась от края до края и улеглась.

- Милый генерал, да будет вам известно что ваши обвинения беспочвенны. Всё имело место быть по воле Творца. Мы ведь в некотором роде его полномочные представители и вершим его волю не зависимо от ваших желаний.

Взрыв возмущения генерала был так силен, что его, наверное, услышали бы в самых дальних каютах флагмана, будь Брутс в нейроблоке.

- ВЫ?? ПРЕДСТАВИТЕЛИ?! Да вы его жалкие неудачные творения, которые он вышвырнул на помойку, какой и является ваша система!

60
{"b":"89576","o":1}