ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 20

МЕЧТЫ И ВОСПОМИНАНИЯ

– Он искал ее, - сообщил Джарлакс Киммуриэлю, когда на рассвете следующего дня они увиделись на том месте, где должны были встретиться с драконами.

Неподалеку на камнях сидели Энтрери и Атрогейт. Киммуриэль с самого начала решил избегать разговоров о Калийе, но Джарлакс, словно прочитав его мысли, как назло, начал именно с этого.

– Как это похоже на людей, правда? - сказал псионик. - Сперва вышвырнуть любовницу через окно, а потом разыскивать ее в припадке раскаяния. В Мензоберранзане нравы проще. Ни одна матрона, избавляясь от мужчины, не оставит его в живых.

– Есть исключение.

– Есть, - согласился Киммуриэль, - но ведь в том случае, о котором ты говоришь, у Матери Бэнр не было выбора. А правда, что второму сыну было приказано избавиться от проклятого Джарлакса, который лежал на алтаре без единой царапины, несмотря на множество ударов, нанесенных матроной самолично?

– Ты же знаешь, как все было.

– Да, но я бы с удовольствием слушал, сколько ни рассказывай. Увидеть бы лицо твоей матери, перекошенное от страха и злости, когда ей так и не удалось пронзить грудь малыша! И еще посмотреть бы на ужас ее и Триль, когда второй сын, Докайо, схватил тебя! Наверное, когда в нем разорвалась вся энергия, накопленная тельцем маленького Джарлакса, он выглядел не лучше того бедолаги в спальне Энтрери.

Киммуриэлю очень хотелось, чтобы Джарлакс не вспоминал о Калийе.

– И ты сразу же перестал быть третьим сыном, так что для жертвы не подходил, - не умолкая, болтал он.

– С тех пор как ты бормотал заклинания, пытаясь избавиться от судорог в руке, я не слышал, чтобы ты столько трепал языком, - заметил Джарлакс, и Киммуриэль поджал губы. - Она исчезла из переулка, - продолжал Джарлакс. - Далеко ей уползти не удалось - кровавая дорожка обрывается вблизи от того места, где она упала. Очевидно, женщина сидела у стены, пока ее не увели или не унесли.

– У Калийи могущественные не только враги, но и друзья, - заметил псионик. - Может, и хорошо, что Энтрери должен покинуть страну.

– А еще у нее есть такие друзья, которым она нужна, лишь пока удобна, - сказал Джарлакс, глядя ему в глаза, - но чуть что пойдет не так, они сразу превратятся во врагов.

Киммуриэль промолчал.

– Бреган Д'эрт не зря занимается этими землями, - продолжал Джарлакс. - Здесь много богатств, тот же гематит, который в Подземье добыть трудно. Теперь, когда у нас… прости, у тебя на службе Нелликт, доступ к этим сокровищам будет значительно облегчен.

– Все это ты уже говорил, причем много раз.

Джарлакс похлопал его по плечу, и ершистый псионик поглядел на него с любопытством. Киммуриэль планировал использовать Нелликта и Калийю, но его, как ни странно, заботила не столько материальная выгода, сколько репутация самого Джарлакса. Псионик боялся, что, случись еще одна катастрофа наподобие той, что произошла в Калимпорте, да еще через такое короткое время, и уважение к главарю будет безвозвратно подорвано. А меньше всего на свете Киммуриэль хотел, чтобы банда наемников отвернулась от бывшего вождя. Джарлакс должен однажды вернуться в Подземье и снова взять в свои руки управление Бреган Д'эрт. И не только потому, что Джарлакс успешнее противостоял бы Триль Бэнр, это было и личным желанием псионика. С тех пор как Киммуриэль возложил на себя обязанности Джарлакса, он не мог уделять должного времени и внимания своим ментальным способностям и мечтал о том дне, когда Джарлакс вернется и он сможет снова посвятить себя поединкам с иллитидами и постижению тайн разума. И избавиться, наконец, от необходимости печься о нуждах наемников, а главное, самого Джарлакса, который становился все более непредсказуемым.

– Я знаю все твои сомнения, - проговорил Джарлакс, словно прочитал его мысли, но Киммуриэль был уверен, что это невозможно, потому что сам позаботился о надежной защите от подобного проникновения. - И хорошо, что ты сомневаешься, а то иначе кто заставлял бы меня взвешивать каждый шаг?

– Может быть, собственный здравый смысл?

Джарлакс расхохотался, но сказал:

– Здесь я прав.

– Дела в Мензоберранзане нельзя оставлять без внимания.

– Верно, но наступит день, когда связи, что мы… ты наладил на поверхности, окажутся бесценными для матерей Домов.

– С чего бы это?

– В мире происходят большие изменения. На нас с Энтрери напали духи неферезов. Если Верхний Мир накроет тень, вряд ли матроны захотят остаться в стороне. Кроме того, друг мой, здесь, на поверхности, растет число поклонников Эйлистри. Дзирт До'Урден вовсе не единственный дроу наверху, к тому же жители поверхности относятся к нему все более благосклонно.

– Твой бывший Дом…

– Я никогда к нему не принадлежал, - оборвал Джарлакс.

– Дом Бэнр, - поправился Киммуриэль, - вряд ли еще раз выступит против Дзирта, а если и решится, то его никто не поддержит. Многие жрицы даже считают, что Ллос тайно покровительствует ему.

– Они и обо мне так говорили после неудавшегося жертвоприношения.

– Это казалось очевидным.

– А я ни разу в жизни не преклонил колени пред этой паучьей тварью. Как и Дзирт До'Урден. Если бы он узнал, что его считают любимчиком Ллос, ничуть не сомневаюсь, что его бы это мучило всю жизнь не хуже гнойной раны.

– Тем более она должна ему благоволить.

Джарлакс хмыкнул - что противопоставишь такой логике? Если служишь божеству Хаоса, любая нелепость имеет свое оправдание.

– Как бы то ни было, речь сейчас не о Дзирте, - сказал он. - Сомневаюсь, что Паучья Королева долго еще будет терпеть поклонников Эйлистри, и, когда настанет час расплатиться с этими пляшущими недоумками, судить их, скорее всего, будут Дома Мензоберранзана. И Бреган Д'эрт окажется в этом деле незаменима.

– Даже если придется ждать еще несколько веков.

– Меня всегда отличало терпение, - сказал Джарлакс. - Да и первые плоды наших усилий мы пожнем намного раньше. Как говорят люди, чистая победа.

– Люди часто считают себя победителями, пока их вдруг не вышвырнут в окошко,- проворчал Киммуриэль.

Джарлакс снова хохотнул.

Киммуриэль поглядел вдаль через плечо Джарлакса и сказал:

98
{"b":"89586","o":1}