ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С одной стороны, я обрадовалась, но мне было немного обидно, что он меня не послушал. Впрочем, у него своя голова на плечах. Я могу только советовать. И в конце концов я только предполагаю, а обстановка может оказаться совсем другой. Молодец, что выбрался оттуда. Хоть не придется его сейчас отнимать.

– Девушка, ты лучше убери свою игрушку, – стал наступать на меня второй тип. – Как бы самой не напугаться.

– Мне совершенно этого не хочется, – сказала я, не сдвинувшись ни на миллиметр и даже не шелохнувшись. – И вас, убогих, жалко. Но если вы сейчас же не покинете это помещение, то я не могу ручаться за свои слабые женские истеричные нервы.

Бестолковый парень сделал еще шаг. Я быстро подняла пистолет, выстрелила в потолок, а потом снова направила дуло в лицо, с которого уже сбежала спесь.

– Ты чего?

– У меня справка есть, что крыша моя дырявая, – спокойно сказала я.

– Чего?

– Не понимаешь, куда клоню? Если что произойдет, меня, быть может, лечиться отправят по знакомству в крутую клинику с санаторным образом жизни. Да и то если мне захочется. Так что рисковать вам не имеет смысла. Быстренько взяли ноги в руки и пошли на выход.

Парни попятились, но потом, повинуясь, стали подниматься из закутка с запасным входом. Вдруг один споткнулся. Все остальное произошло в мгновение ока. Он резко вскочил и бросился на меня.

Я только и смогла, что, чуть опустив пистолет, выстрелить. Парень заорал, но второй уже висел у меня на руке. Он укусил меня, зараза, и я выронила оружие.

Видно, молодец был крепкий и сильный, потому что от его удара в скулу меня повело. На мгновение я потеряла контроль. Только видела над собой страшную рожу. Она приближалась. Но что это? Второй тип состроил мне глазки, потом закрыл их и рухнул к моим ногам. Какой джентльмен, надо же…

Проследив за упавшим, но живым телом, я подняла глаза. Передо мной стоял Олег. В руке он держал разбитую бутылку. Мой нос почуял винный запах.

– Ах ты, стерва! – стонал и ругался подстреленный в ногу господин.

– Я не стерва, – повернулась я к нему. – Я, между прочим, сотрудник милиции.

Я встала и подошла к нему. На штанине темнела кровь. Я достала складной нож и разрезала сначала джинсовую ткань, а потом – трико. Ишь ты, бандит, а молодец, здоровье бережет. Тепло одевается.

Вытащив из кармашка маленький фонарик, я посветила на рану и увидела, что пуля просто прошла по касательной и чуть повредила кожу.

– Ты женат?

– Нет, – выпучив глаза и, видимо, теперь поверив, что у меня нелады с собственной крышей, ответил раненый.

– Тогда заживет до свадьбы. Ну, молодые люди, некогда нам тут с вами разглагольствовать. Еще раз увижу, будем говорить по-другому, – нахальным и уверенным тоном произнесла я, а потом повернулась к Олегу. – Здорово ты его… Молодец!

– Вот и выпили вина… – ответил он.

Я взяла его за руку и повела к выходу. Парень, голова которого вся была залита грузинским вином, начал стонать. Значит, сейчас в себя придет. Пора нам и честь знать.

Глава 6

Вина в тот вечер мы так и не выпили. Неохота было снова идти в магазин. Мы вернулись домой.

Олег был несколько не в себе. Ему, видно, тяжело дался удар, нанесенный человеку. Есть такие люди, я знаю, которые не могут даже муху обидеть. Наверное, Соколов-младший как раз из таких.

Я прочитала ему небольшую лекцию про то, что себя надо уметь защищать и не бояться напавшему гаду сделать больно. Ко всему прочему, человек – очень живучее существо. Многое может выдержать. Конечно, можно ошибиться и ударить туда, куда не следует, но процент вероятности этого небольшой. Олег немного успокоился. Но сказал, что вино было бы сейчас как нельзя к месту.

– Слушай, а ты можешь научить меня этому? – тихо спросил он.

– Чему?

– Я тоже хочу уметь драться.

– Тогда тебе надо записаться в какую-нибудь секцию. У меня профессия другая. Я не тренирую. Но могу посоветовать одного тренера. Отличный мужик.

– Надо мной будут смеяться, – юноша опустил голову.

– Олег, либо ты хочешь и добиваешься, либо только занимаешься пустыми разговорами, и тогда ничего не происходит. Другого не дано.

– Но…

– Это не сложно. Просто надо ходить и учиться. Дай себе, к примеру, срок. Скажем, год. Потому что сразу не получится многого. Скажи себе: «Буду ходить весь год, даже если у меня ничего не выходит». И тогда увидишь, что через год ты уже – другой человек. Если выдержишь год.

– А это точно получится? – Олег смотрел на меня такими грустными глазами, что мне стало искренне жаль его.

– Обязательно. Ты думаешь, я, как родилась, умела ногами махать? Ничего подобного.

– Но ты можешь показать мне хоть какой-то приемчик?

– Ладно. Только завтра, когда будем утреннюю зарядку делать, – ответила я.

– Утреннюю… что?

– То. Хочешь стать крутым парнем, придется заниматься и этим.

Олег странно пожал плечами.

Потом мы смотрели комедию, пили чай с тортом (наконец-то!) и болтали о чем-то глупом. Около одиннадцати легли спать. Сказались напряжение и усталость.

Утром следующего дня меня буквально поднял с постели неописуемый запах. Я повела носом, высунув его из-под одеяла. Свежесмолотый и сваренный кофе, жареная колбаска и, кажется, картошечка.

Я прилетела на кухню. Олег стоял у плиты.

– Давай быстрее, я уже хотел тебя будить, – сказал он. – Кофе остынет.

– Лечу. А как же зарядка? – вспомнила я.

– А после завтрака можно?

– Не сразу. Надо будет подождать.

– Тогда подождем.

Я быстро умылась, привела себя в надлежащий вид и уселась в кухне на табуретку.

Мне так хотелось задать вопрос о том, чего это он так раздобрился, что приготовил завтрак, но это было бы напоминанием о моих заслугах перед ним. Все-таки, как ни крути, вчера я ему здорово помогла. Поэтому я сидела тихая и улыбалась, как последняя дурочка из переулочка.

– Как настроение? – спросила я у Олега, когда он ставил на стол тарелки.

– Нормальное.

Могу спорить, что он улыбнулся, хоть другой человек на моем месте отдал бы голову на отсечение, что этого не было. И все же он улыбнулся! Одними глазами. Что помешало Олегу улыбнуться по-нормальному? Я немного забеспокоилась.

– Все хорошо? – снова пристала я.

– Ешь давай лучше, а то неизвестно, когда мы обедать будем, – совершенно серьезно высказался юноша.

– Здрасьте, пожалуйста. Как это неизвестно? Странный ты какой-то, – я начала подозревать, что что-то тут не так, но расспросы пока прекратила.

Мое настроение как рукой сняло. Нет, я видела, конечно, что Олег мне благодарен, но разве это мне требовалось? Я очень хочу, чтобы юноша научился мне доверять. Чтобы он всякими сомнениями делился именно со мной, рассказывал то, что не может сказать отцу. Естественно, я о деле говорю. И подразумеваю все то, что с ним связано, не более.

Если бы Соколов-старший и Соколов-младший рассказали мне все, что они знают о сложившейся вокруг них ситуации, мне было бы гораздо проще справляться со своими обязанностями, да и, кроме того, было бы больше вероятности положительного разрешения их проблем. Ну да ладно, действительно, надо поесть хорошенько. Вон сколько всего приготовлено, не пропадать же добру.

Я принялась завтракать без всякого стеснения, изредка всматриваясь в лицо Олега. Сегодня оно было абсолютно новым. Таким я его еще не видела.

Сохранилась в нем от вчерашнего некая… Видно, что человек не прозябает, а чем-то занимается, и это ему нравится. С другой стороны, появилось выражение плутовства. Едва заметное, но все же. Да еще энергичность, что ли. Такое выражение, будто Олег в чем-то виноват и передо мной извиняется. То есть он как бы не хотел меня обманывать, но по-другому просто не может, поскольку сложились обстоятельства. Терпеть не могу такие вот лица, так как не люблю в калоше сидеть.

Я отвернулась от Олега. Ну и пусть мальчик попробует меня провести. Я буду готова к его выходкам.

10
{"b":"89589","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осколки счастья. Как пережить предательство и вновь стать счастливой за 3 месяца
День, когда мы были счастливы
Горшок золота
#Война#Мир#Секс
Земное притяжение
Назначаешься принцем. Принцы на охоте
История сироты
Великий уравнитель
Петровы в гриппе и вокруг него