ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я оторвала себя от возникших вдруг странных мыслей и шагнула через порог. Теперь все постороннее должно исчезнуть. У меня намечается новое дело, и мне надо будет внимательно слушать клиента и воспринимать все то, что он мне говорит.

На улице мне снова стало хорошо. Морозец взбодрил и стал подгонять к месту встречи. Я накинула капюшон и быстрым шагом двинулась к кафе с таким интересным названием – «Попугай».

* * *

«А как, интересно, я узнаю, кто тут меня дожидается?» – думала я, стоя на холодном ветру уже около двух минут в совершенном и гордом одиночестве. Надо было хоть какой-то опознавательный знак придумать. Что ж это тетушка так сплоховала? Не похоже на нее.

И тут около меня затормозила машина. Из нее вышел мужчина. Боже мой, что это был за красавец! Высокий, крепкий, в длинной дубленке и с развевающимися на ветру черными, как смоль, волосами. Глаза его были такими проницательными, что мне показалось, будто стало еще холоднее, а может, это я от волнения так задрожала. Подобные экземпляры можно увидеть только в рекламе или в зарубежном кино, и то если поискать хорошенько.

Пока я ничего не могла сказать об уме мужчины, сразу он не был виден, хотя обычно мне достаточно одного профессионального взгляда, чтобы понять, умен человек или нет. Но тут почему-то ум не хотел себя обнаруживать. Зато какая осанка, какая стать!

Мужчина посмотрел на меня и с невозмутимым видом направился именно в мою сторону. Я стояла и блаженствовала. Хоть под Новый год судьба послала мне симпатичного клиента. «Стоп! – остановила я себя. – Но ведь у него есть сын. Какая жалость». От этого воспоминания мне стало обидно. Я не любительница разбивать чужие семьи, даже не в прямом смысле слова.

– Вы Евгения Охотникова? – прозвучал около меня завораживающий голос.

– Да, – только и смогла ответить я.

– Пройдемте в машину, там будет приятнее поговорить, – красавец показал на свою первоклассную тачку, жестом приглашая меня.

Я, быть может, и не согласилась бы беседовать в машине, но холод ясно давал совет принять предложение этого милого типа. И я пошла к машине.

Галантный кавалер двинулся за мной, что мне не особенно нравилось – а кому приятно, если у тебя за спиной кто-то дышит? – потом открыл дверцу и пропустил меня в салон. Я плюхнулась на сиденье, на секунду закрыла глаза от удовольствия, так здесь было тепло и уютно, потом открыла их и увидела перед собой пожилого мужчину с серебряными висками, с добродушными и веселыми глазами.

– Я рад, что вы согласились мне помочь, – улыбаясь, сказал мне этот мужчина.

Я оглянулась. Тип с черными волосами остался стоять на морозе.

– Да, – непонятно на какой вопрос ответила я. – Можно мне узнать ваше имя? – Я, кажется, стала приходить в себя, раз перешла к сути.

– Соколов Андрей Павлович, – тотчас ответил он. – А вы – Евгения, если позволите мне вас так называть?

– Да. Я слушаю вас. Тетушка сказала, что у вас срочное дело.

– Она совершенно права. Добрейшей души человек, ваша тетя Мила, – совершенно просияв, сказал Андрей Павлович. – А дело у меня действительно серьезное. Для меня и для моего сына точно.

– Я внимательно вас слушаю, – изобразила я готовность и интерес на лице.

– Я хотел бы попросить вас…

– Попросить или нанять меня? – перебила я.

– Разумеется, нанять. Я хотел бы, чтобы вы приглядели за моим сыном. У меня кое-какие проблемы, но об этом позже, если вы согласитесь помочь.

«И чего он так волнуется? Так любит своего сына, что при одном упоминании о нем речь сбивается?» – подумала я и спросила:

– Сколько это может продлиться?

– Не могу сказать ничего определенного, но мне кажется, что не очень долго. Я намереваюсь вскоре решить все дела. К Новому году хотелось бы.

– Значит, до Нового года? – уточнила я.

– Да. К тому же после первых чисел я отправлю сына на учебу за границу.

– Замечательно, – согласилась я с такой шикарной перспективой для подростка. – Но все же, если можно, в двух словах расскажите мне, что случилось. Я хочу быть уверенной, что вы человек честный и мне не придется потом жалеть о том, что стала вам помогать.

Если бы тетушка сейчас слышала мои слова, она, наверное, сгорела бы от стыда. Но ее, к счастью, не было, так что я могла позволить себе такую бестактность.

– Произошло недоразумение… – Соколов явно не ожидал такого вопроса и удивился. – Но если вам необходимо быть в курсе дела, то я расскажу. Некоторое время назад я и несколько моих друзей… – Соколов замялся и пояснил: – Хотя теперь я не считаю их таковыми… Так вот, мы затеяли одно общее, очень прибыльное дело.

– Понятно, – кивнула я. Начало было совершенно банальное.

– Все шло хорошо, но потом я захотел уйти.

– Почему?

– Это совершенно не важно. Мы стали все делить. И, как всегда бывает, компаньоны не захотели отдать все, что принадлежит мне по праву. Они выдали мне смешную сумму и думали, что я успокоюсь, получив их жалкую подачку. Но не на того напали! – стал распаляться Андрей Павлович. – Я человек простой. Чужого мне не надо, но и своего я никому дарить за просто так не собираюсь. С какой стати?

– Правильно, – кивнула я, потому что Соколов замолчал, ожидая ответа на свой вопрос. – Действительно, с какой?

– Это мои деньги. Я работал в фирме не меньше, чем другие, а быть может, даже и больше. И почему я должен им оставлять свои деньги? В общем, я сначала просто попросил, чтобы мне отдали мое. Я даже сам посчитал, сколько мне полагается, предоставил компаньонам все расчеты с подробным объяснением, что и почему. Но они только посмеялись.

– А кто они?

– Их имена и фамилии вам, Евгения, ничего не скажут. Так вот, представляете, они заявили мне, что не собираются больше ничего возвращать.

– И что тогда? – с каким-то неясным опасением спросила я.

– И тогда я схитрил. Я перевел деньги сам. Со счета фирмы на свой. Без ведома моих компаньонов.

– Они дураки?

– Почему? – оторопел Соколов.

– Вот так просто дали вам перевести деньги?

– Нет, – засмеялся Андрей Павлович. – Конечно, нет. Они приняли все меры безопасности. Но я… как бы это сказать, воспользовался услугами одного компьютерного гения.

– Хакера? – уточнила я.

– Нет. Просто гения, – поправил меня Соколов. Видно, ему очень не хотелось употреблять опасное слово. Гораздо проще назвать такого человека просто гением и не думать об ответственности. – Но я не взял у них ни рубля лишнего, чужого. Только ту сумму, которая мне полагалась.

– Но они, видно, сильно обиделись, раз у вас с ними неприятности продолжаются? – спросила я.

– Да. Они требуют деньги назад. И угрожают. Я нанял себе охрану, – Соколов кивнул в сторону красавца, стоявшего на морозе, и на шофера. – А Олег мой и слышать о личной охране не хочет. Уж не знаю, почему он так реагирует. Другие дети, наоборот, крутыми себя чувствуют, если за ними охранники ходят, а он…

– Я поняла.

– И что вы мне ответите? Вы согласны?

– Расценки мои знаете?

– Да.

– Я согласна, – без всякого энтузиазма сказала я. – Когда мне приступить к работе?

– Как только сможете.

– В таком случае поедем ко мне, я соберу все мне необходимое, а потом – к Олегу. Вы нас познакомите. Согласны?

Андрей Павлович просиял и пожал мне руку.

– Спасибо. Двигайтесь ближе ко мне. Петрович, – обратился Соколов к водителю, – посигналь Яну, пусть садится.

Дверь открылась, и в салон впихнулся, прижав меня к Соколову, черноволосый красавец.

– Ян, – представился он мне, бессовестно улыбнувшись всеми зубами.

– Наслышана, – пробурчала я.

Глава 2

Мы поехали ко мне домой. И надо сказать, что добирались мы дольше, чем я пешком, когда шла на встречу. Дороги с односторонним движением – это хорошо. Особенно когда ты пешеход – не надо во все стороны головой крутить. А вот если ты вдруг оказался на колесах, то получаются длиннющие объезды.

2
{"b":"89589","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщина-загадка
Три цвета любви
Энн из Зелёных Крыш
Город женщин
Тень Основателя
Понедельник начинается в субботу
Дорога запустения
Рука на пульсе. Случаи из практики молодого врача, о которых хочется поскорее забыть
Жилье по обману