ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Доброе утро, – улыбнулась я дружелюбно.

– Хорошо бы, – он поправил непослушные волосы и вышел.

Я осталась на месте. Ведь в любом случае он сейчас придет – завтракать-то надо.

– А вы… то есть ты не завтракала, что ли? – снова появившись и посмотрев на плиту, спросил он.

– Тебя дожидаюсь.

– Ну да, готовить не умеешь, – хмыкнул он и полез в холодильник за продуктами.

– Какие у тебя на сегодня планы? – спросила я, внимательно наблюдая за молодым человеком.

– Дома весь день сидеть я не смогу, – только и сказал Олег. – Прогуляться все равно надо будет.

– Хорошо. – Я понимала, что мое дело маленькое – только охранять, cоветовать я была не вправе. – Куда пойдем?

Олег вскинул на меня глаза. Видимо, до него только сейчас дошло, что я буду с ним всегда. Именно всегда, даже на прогулке.

– Ну, я не знаю. В парк можно сходить.

– Точно, лебедей покормим, – воодушевилась я.

Я ожидала, что он сейчас начнет смеяться, но этого не произошло. Парень воспринял мои слова абсолютно серьезно и лишь сказал:

– Тогда булку надо купить.

– Какие еще пожелания?

– Никаких пока.

Молодой человек покормил меня человеческим завтраком, за что я была ему благодарна. Потом он уселся за свой компьютер, а я ходила по его комнате и рассматривала все вокруг.

Кроме хорошего компа, у Олега были еще музыкальный центр и, конечно, видеомагнитофон. На трех полках стояли кассеты, и я с удовольствием рассматривала названия фильмов, на них записанных. Раз уж большую часть времени мы будем проводить дома, то грех не воспользоваться случаем посмотреть пару-тройку интересных фильмов.

Закончив это дело и наметив для себя то, что в ближайшее время мне хотелось бы посмотреть, я встала за спиной у Олега.

– Чем ты занимаешься? – спросила я.

– Курсовую делаю, – неохотно ответил молодой Соколов.

– Хороший у тебя компьютер, – сделала я комплимент машине.

– Бывают лучше, – невозмутимо ответил Олег.

– Наверное.

Он никак не хотел разговориться. Уж я и про это спрашивала, и про то, но юноша отвечал односложными фразами и почти не смотрел на меня.

– А ты знаешь, из-за чего весь сыр-бор у отца произошел? – спросила я напрямик и, чтобы он не отделался от моего вопроса, присела рядом на стул.

– Знаю.

– Ну?

– У отца деньги требуют.

– И все?

– Мне лишнего знать совершенно ни к чему. Меньше знаешь – лучше спишь.

– И дольше живешь, – невзначай бросила я.

Олег посмотрел на меня вопросительно.

– Что ты хочешь сказать?

– Я ничего не хочу. А вот твой отец думает, что тебе в сложившейся ситуации также может угрожать опасность. Ведь для чего-то он меня нанял.

Не продолжая разговора на заданную мной тему, Олег спросил:

– А ты на самом деле телохранитель? – В его глазах появился неподдельный интерес.

– А что, не похожа?

– Не очень.

– Да. Я телохранитель. Не последний в этом городе, – улыбнувшись, сказала я.

– Странно.

– А что тут странного? Это даже лучше, что я не мужчина. Ты ведь поэтому удивляешься. Ты считаешь, что такая работа только для лиц мужского пола?

– Так принято, – кивнул юноша.

– Но всегда есть исключения.

– И что? Любая девушка может стать телохранителем? – он отвел глаза.

– Наверное, не любая, – не задумываясь, ответила я. – Но только если она действительно захочет этого. Ведь надо много учиться и работать.

– Папина пластинка, – потеряв интерес к разговору, Соколов-младший отвернулся. – Он мне тоже постоянно дует в уши, что учение, дескать, свет, а неучение… сама знаешь что. Надоело.

– Но от этой истины никуда не деться, – добавила я. – Сейчас человеку, не получившему образования, очень тяжело в жизни приходится. Согласен?

– Меня это не касается. Я и так собираюсь учиться.

– А в армию не собираешься? – задала я коварный вопрос.

Олег удивленно и как-то странно посмотрел на меня, но потом, видимо, что-то сообразив, ответил:

– В армию меня не возьмут.

– Почему?

– Я не пригоден для военной службы… – Парень помолчал, а потом добавил: – Быть может – к сожалению.

– Понятно. А девушка у тебя есть?

– Нет, – нахмурился Олег.

– А куда ты поедешь учиться? Андрей Павлович говорил, что за границу куда-то?

– Какая тебе разница, – повернулся Олег ко мне. – Через несколько дней мы расстанемся и больше не увидим друг друга. Зачем в душу ко мне лезть?

Реакция младшего Соколова меня удивила. Он покраснел от волнения и, наверное, от возмущения. Но ведь я ничего особенного не спросила.

– Извини, если вопрос показался тебе таким откровенным. Я просто хотела узнать, куда ты едешь. Я не думала, что это очень личное. Обычно о таких вещах можно говорить даже с не очень знакомыми людьми.

– А я не хочу, – юноша отвернулся.

– Твое право, – не стала я настаивать.

– Вот именно – мое! Не спрашивай меня больше ни о чем. Идем на улицу.

Я встала и, не говоря ни слова, пошла одеваться. «Молодые люди в его возрасте, если собираются учиться в престижном учебном заведении, – размышляла я, – никогда не скрывают этого. Наоборот, хвалятся, ведь не каждый имеет возможность получить европейское образование. А Соколов, кажется, сказал, что сын поедет во Францию».

Одевшись просто и тепло, я заглянула в комнату к своему подопечному. Он тоже был готов.

Олег закрыл дверь, и мы спустились вниз.

На улице наступила оттепель. Совсем некстати. Я даже расстроилась. Не хватало еще Новый год при лужах встречать. Снег, который лежал на улице, стал нещадно таять. У дороги он уже почернел, с деревьев капали капельки воды.

– Да, – сказал Олег, – зима, кажется, кончается.

– Очень не хотелось бы, – вторила ему я. – Надо сводку послушать, может, все-таки морозы еще будут.

Мы решили пройтись пешком, до парка было не очень далеко. По дороге зашли в булочную и купили хлеба для лебедей. Большую часть дороги молчали. Только иногда я спрашивала о чем-то нейтральном, и Олег сухо мне отвечал. В общем, разговор не клеился.

В парке, несмотря на разгар рабочего дня, народу оказалось много. Мы дошли до пруда и остановились. Скамейки были мокрыми, поэтому посидеть на них, к сожалению, не представлялось возможным.

Олег стал кидать птицам хлеб, и тотчас около нас появились воробьи. Они возились под ногами, собирая из мокрого снега упавшие крошки хлеба.

– Значит, ты ничего не знаешь о делах отца? – посмотрев в глаза паренька, спросила я. – Я понимаю, что тебе, возможно, не хочется говорить об этом, но мне кажется, что стоит. Как ни крути, а тебя это коснулось, и очень даже серьезно, раз Андрей Павлович нанял тебе охрану. Он ведь не просто так это сделал. Возможно, ему угрожали и про тебя говорили. Ты не знаешь?

– Все в общих чертах, – ответил Олег.

Ну надо же, парень все-таки ответил. Неужели надумал со мной побеседовать? Я молчала, всем своим видом как бы обязывая его говорить дальше. И он продолжил:

– Скажи мне ты сначала: что рассказал тебе отец? Может, он скрывает что-либо, а я тут возьму и сейчас все его тайны тебе выложу.

– Ты должен понять, что сведения нужны мне не ради любопытства. – Я тоже принялась кидать хлеб в воду. – Полная информация поможет мне лучше охранять тебя. Если я буду знать, откуда можно ожидать опасность, мне будет легче как предугадать ее, так и предотвратить.

– Я понимаю. Я сам обеспокоен не меньше отца. Но все же, что он тебе говорил?

– Он сказал, что снял с чужого теперь счета свои деньги. А компаньоны хотят вернуть их обратно. И угрожают. Только и всего.

– Ну, добавить мне нечего. Большего и я не знаю.

– А тебе не известно, кто мог посодействовать Андрею Павловичу? Кто помог ему перевести деньги? – задала я вопрос.

– Наверное, есть у него знакомые, – Олег выронил буханку и наклонился, чтобы поднять ее. – Сейчас много специалистов.

– У тебя дома такой хороший компьютер. – Мне показалось, что парень смутился. – Ты, наверное, хорошо во всем этом разбираешься.

5
{"b":"89589","o":1}