ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тигра. Откровенен и общителен, но вместе с тем и равнодушен к чужому мнению. Тигра живет настоящим и не любит далеко идущие планы, на любую проблему предпочитает реагировать действием. Тигра не выносит запретов. Он жаждет удовольствий, поэтому склонен к конфликтам — и с законом в том числе. Тигра не терпит бюрократизма и проволочек. Он — прирожденный авантюрист, находчивый и рискованный. Его жизнь должна быть яркой и бурной. Тигре неведомы сомнения. Он ужасно любит побеждать, но не унывает в случае проигрыша. Тигру бесполезно укорять, переучивать, перекраивать. Он не любит критиков, не выносит самоедства. Тигре трудно разглядеть нюансы во всем, что его окружает — в отношениях, событиях, чувствах. Он слишком прямолинеен. Поэтому многих он раздражает, но Тигре все равно, что о нем думают. Если полоса неудач слишком широкая, это может Тигру сломать — он спринтер, мастер коротких дистанций. В подходящих обстоятельствах он великолепен.

Крошка Ру. Крошка Ру и Тигра похожи — но не идентичны. Тигре-то все равно, что говорят на его счет, а вот для Крошки Ру, наоборот, жизнь без восторженной публики не в радость. Именно поэтому он мечтает быть — или казаться — лучше всех. Самооценка Ру зависит от мнения окружающих. Тот, кто его невзлюбил, становится для Ру личным врагом. Крошка Ру обожает похвастать, охотно рассказывает про свои приключения и достижения. Тогда он их заново переживает — и даже красочнее, чем в действительности. Ру отличный слушатель и зритель — доверчивый, внимательный, эмоциональный. Благодаря этим качествам все видят в нем любящего родственника, верного друга и просто симпатягу. Крошка Ру легко улавливает атмосферу, царящую кругом — и «вливается». Если все грустят — Ру тоже невесел, а если кругом веселье — он счастлив. С Крошкой Ру мир кажется красочнее. Ведь его жизнь — постоянное шоу. Ру никого не обманывает намеренно, просто для него производимое впечатление и реальное положение дел — практически одно и то же. Ру не переносит одиночества, в уединении он болеет.

Видишь, какие разные существа участвуют в создании индивидуальности? А ведь в человеческой личности комбинируется несколько — три-четыре — психологических радикала! И психологический рисунок зависит от того, какой из радикалов в данный момент берет верх. Мы используем свою индивидуальность весьма нерачительно: некоторые стороны нашей натуры мы всю жизнь подавляем, считая их «не такими». Причем «неподходящие» черты — это именно те, которые не получили одобрения со стороны наших родных. Кстати, сплошь и рядом неодобрение выражается авторитарно, без всякого объяснения причин. Да ребенку и не нужны аргументы «за» и «против». Он видит, что те или иные проявления его личности не получают одобрения — с него и этого довольно. Дети — весьма внушаемые создания. Протест против авторитарной манеры обращения со стороны родителей и вообще со стороны старшего поколения возникает в недоброй памяти «переходном возрасте». Почему «недоброй памяти»? Да потому, что старшее поколение, как правило, на молодежную «протестную субкультуру» с ее максимализмом и экстремизмом реагирует жутко неодобрительно. То есть рекомендации типа «драть их надо, как сидорову козу», или «твой дом — тюрьма, тебя посодют», или «убивать таких стервецов» сыплются, как горох. В результате конфликт углубляется до уровня Марианской впадины. А все почему?

Да потому, что с обеих сторон, скорее всего, друг с другом сталкиваются одни и те же психологические «шероховатости». Ведь дети часто становятся носителями и «продолжателями» комплексов своих родителей. И если ребенок пошел в скинхеды, его папа с мамой, вероятно, активно проповедовали власть силы и силу власти. И неважно, с кем родители себя идентифицировали — с властными или с подвластными слоями населения. Ребенок принял веру отцов и выразил доступными ему средствами. Таким образом, плюрализм, а также аналитические и творческие способности в его сознании начали подавляться как бесполезные потребители сил и времени. Чего ради заниматься подобной ерундой, когда существует насущная потребность исключительно в накачанной мускулатуре и в твердой вере — причем неважно, во что. Идеологи родной стаи подскажут, во что сегодня верит «контингент». Главное — не отрываться и не зарываться. Иначе зароют.

Ну, как тебе нравится подобное «детище»? Совсем не нравится? Так ведь кое-что меняется: одни идеалы сменяются другими — но методики остаются неизменными. И если когда-то «контингент» жертвовал собой «за Родину» и призывал «бить гадов до полной победы», то теперь он легко пожертвует тобой — как личностью, во всяком случае — за другие лозунговые словосочетания. Лучше всего подойдут те, которые начинаются со слова «бей» (в современном варианте «мочи»). И выход из замкнутого круга один — получше узнать себя и постараться задействовать свои индивидуальные качества во всей гамме, не стерилизуя свое сознание по образу и подобию закомплексованного и побитого жизнью «идеала».

Конечно, тебе может показаться, что характеристики такого рода есть прямое оскорбление маменьке и папеньке. А между тем умение любить своих близких живыми, реальными, зачастую неуверенными в себе людьми, страдающими от заниженной самооценки — это большое достижение. Потому что тогда из семьи исчезают две самые страшные разрушающие силы — сила конкуренции и сила верификации (а проще говоря, проверки на истинность). Мы перестаем состязаться с нашими родителями, а заодно перестаем выяснять, насколько они соответствуют идеализированному имиджу, который сами создавали в наших глазах всю свою жизнь — из самых лучших побуждений. В общем, перед каждым из нас стоит весьма трудная задача: простить наше «старшее поколение» за то, что оно себя мучительно стеснялось и оттого упорно билось за каждую пядь своего — часто дутого — авторитета. А что поделаешь? Ведь у прощения лишь одна альтернатива: отчуждение. Холодная пропасть, через которую друг до друга уже не докричаться, не дотянуться, не допрыгнуть. Конец всему. Вы можете даже видеться — изредка, в порядке исправления семейных обрядов и соблюдения ненужных традиций. Но вы уже посторонние люди, которые всего лишь выполняют надоевшие правила — до тех пор, пока хватает терпения и времени. Если иссякнет первое или второе — видимость связи исчезнет, потому что реальных взаимоотношений между вами не существует.

Но как вообще решить проблему терпимого отношения к близким, которые, надо признаться, умеют-таки довести нас до белого каления? В таких случаях большое количество книг на соответствующую тему дает однообразные советы типа «Будь добрее». Увы, но это нереально. Как сказано выше, психологические типы имеют определенные поведенческие рамки, в которых и строят общение с другими людьми. Разумеется, если твои отношения с родней носят патологический характер, не пытайся поправить дело чтением популярной литературы и самоанализом — будет только хуже. В запущенных, тяжелых случаях есть одно средство: подыскать хорошего специалиста и пройти курс психотерапии. И противоположную сторону — предмет твоего болезненного отношения — тоже надо бы подключить к процессу оздоровления обоюдного общения. Это процедура менее болезненная и менее опасная в плане «побочных эффектов». Психика — дело тонкое. Но чаще бывает, что никакой патологической любви или, наоборот, ненависти мы к папе-маме не испытываем. Хотя, надо сознаться, они изрядно нас раздражают. Что делать?

Разным психологическим типам в аналогичной ситуации нужно искать собственную тактику. Винни-Пухи и Тигры, скорее всего, решат поговорить начистоту — неплохая тактика, особенно если твои родители тоже по сути своей Винни-Пухи и Тигры. Вы поговорите — вернее, поорете друг на друга — а потом шумно помиритесь. Возможно, это мероприятие повторится раз пять или шесть. А может, даже станет традицией. Для Тигров и Винни-Пухов такой выход — не самый худший. Они нуждаются в регулярном «сливе агрессии». За счет периодических ссор общий фон отношений будет вполне душевным. Единственное, чего следует опасаться этим психологическим типам — это зайти слишком далеко в своей импульсивной искренности. Ужасающие откровения, изрядно сдобренные бестактностью, могут вызвать шок у родных. И придется их долго-долго откачивать и реанимировать, прежде чем бедняжки смогут сделать хотя бы шаг по пути налаживания взаимоотношений.

4
{"b":"89593","o":1}