ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что это? Горячев распустил весь персонал и свернул работу фирмы?.. Я, конечно, не физиономист и не психолог, но сыщик должен быть наблюдательным. Так вот, если доверять моей наблюдательности (а я ей доверяла!), Горячев не похож на человека, способного сдаться так быстро. Впрочем, мало ли какие причины у него на это есть!

Я отметила про себя, что этим следует заинтересоваться… Затем подступилась к дверям. Открыв единственную с левой стороны дверь, я нашла первую живую душу. Ею оказалась симпатичная девушка с льняными волосами. Худенькая, но длинноногая. Этакая помесь манекенщицы с каратисткой.

Девушка сидела на краешке стула за отделанным черным пластиком столом и тяжело дышала. Собственно говоря, она старалась дышать ровно, но это у нее плохо получалось. Было впечатление, что она едва успела сесть за стол, пробежав до этого пару километров. Мне не нужно смотреть на человека долго, чтобы заметить мелочи, которые много могут рассказать! Смазанная помада на губах, перекошенная юбочка, выбившаяся из-под нее на спине блузка тут же дорисовали картину.

Ай-ай-ай, господин Горячев! Как вам не стыдно?! А впрочем, вот это уж точно не мое дело…

Сделав озабоченное лицо рассеянной домохозяйки, я произнесла:

– Скажите, девушка, где я могу найти Андрея Горячева?

– Здесь! – Похоже, девушка решила, что я слепая, и вздохнула с облегчением. – Как о вас доложить?..

– Скажите, что пришла Татьяна, – ответила я и решила, что эта милашка держит меня за абсолютную дуру – можно подумать, что она не знала, кого Горячев ждет!

Девушка доложила по селектору так, словно оповещала о втором пришествии, и жестом предложила мне пройти во внутренний кабинет.

– Проходите, проходите, Танечка! – радушно встретил меня Горячев на полпути от дверей. – Признаюсь честно, я вас заждался! Очень надеялся, что работать мы начнем побыстрей!

– Видите ли, Андрей, – в тон ему ответила я. – С утра работают только служащие. Работа сыщика или не кончается с вечера, или начинается с обеда.

Горячев рассмеялся и проводил меня к столу. Он был само воплощенное внимание и галантность, но замечать это времени у меня не было – мы не на светском рауте. Пора приступать к делу.

– Итак, Андрей, – произнесла я, усаживаясь на мягкий стул. – Мне нужно задать вам несколько вопросов, а затем я оставлю вас на некоторое время и поброжу вокруг…

– Конечно, Танечка. – Господи, оказывается, и любезность может раздражать! – Как вам будет угодно!

– Итак, где вы познакомились со Шмаровым?

– Собственно, Аркадий пригласил его в ресторан «Касатка» по моей просьбе, – Горячев выглядел удивленным. – Но какое это может иметь…

– Может иметь! – оборвала его я. – А может, уже имело! Как я поняла, адреса Шмарова вы не знаете, паспорт у него никогда не просили, вместе к его друзьям не ездили! У вас даже его фотографии нет! Так что вы от меня хотите?.. Чтобы я, услышав вашу историю, не задавая вопросов, принесла ответы в зубах, словно дрессированная собака палку?.. Андрей! – продолжила я, смягчив тон. – Вы поступили как наивный ребенок, отчего и пострадали. Теперь вы платите мне деньги, чтобы я помогла вам. Свое дело я сделаю, а вы делайте свое, и давайте не мешать друг другу работать.

Он молча кивнул головой. Первый раз выражение самоуверенности исчезло с его лица. Однако его заменила не растерянность, как я ожидала, а удивление. Неплохо?!

В ходе получасового обстоятельного допроса (иначе это и не назовешь!) мне наконец удалось выяснить кое-что. Итак, во-первых, Горячев не знал никого из знакомых Шмарова. Во-вторых, адрес Аркадия Тимакова, что познакомил их, ему неизвестен тоже. А в-третьих, с Тимаковым Горячев познакомился так же случайно – на какой-то вечеринке в «Касатке», где две подвыпившие компании перемешались друг с другом.

После того, что я узнала, смотреть на Горячева нормально я больше не могла. Как иначе, кроме как дураком, можно назвать человека, доверившего огромные деньги, товар и наделившего неограниченными полномочиями людей, которых не знал совсем?!

«Эх, Андрей! – подумала я. – Сидел бы лучше в своем институте!»

Однако, хотя теперь дело казалось мне абсолютно безнадежным, две зацепочки у меня были. «Касатка» и «Электрофайл»! Оказалось, что Тимаков работает в этой фирме, соседней с конторой Горячева. Вот с «Электрофайла» мы и начнем. Благо, далеко ходить не нужно.

Прежде чем покинуть офис Горячева, я попросила его не уходить далеко. Мне нужно было, чтобы он кое-что продемонстрировал, прежде чем я займусь поиском. Андрей с готовностью согласился. Кажется, он только что начал понимать, в какую гадость вляпался.

– Андрей! – проговорила я уже в дверях. – А почему в вашей фирме никто не работает? Вы отпустили всех в отпуск?.. Не примите это за абстрактное любопытство. Просто мне хотелось бы поговорить о Шмарове с вашими служащими. Мало ли кто мог что видеть или слышать…

– Видите ли, Танечка, – чуть промедлив, ответил мне Горячев. – Всего персонала в фирме было только секретарь и бухгалтер. Со Светочкой вы можете поговорить, как только вернетесь, а вот бухгалтера я постараюсь найти вам завтра…

Я поблагодарила его и вышла. Нет, хоть убейте меня, но столько странностей в одном месте на моем веку еще не собиралось нигде!.. Разве только в нашем правительстве!..

Я спустилась вниз, и девушка-сладкоежка указала мне новый путь. Надеюсь, что к светлому будущему! Ибо, если в «Электрофайле» я не получу нужной мне информации, то мое будущее на ближайшее время становилось темным и безденежным. Что ж, радует одно – могу продать лишние сапоги!..

В «Электрофайле» меня встретила другая девушка – точная копия регистратора. Вот только на эту мой деловой вид произвел впечатление, хотя просьба увидеть человека, отвечающего за подбор кадров, несколько ее удивила.

– У нас подбором кадров занимается исполнительный директор, – с нотками сомнения в голосе произнесла она. – Как о вас доложить?..

Назвав вымышленное имя, я оказалась в его кабинете. Не сомневайтесь, чтобы получить информацию о Тимакове, я применила весь арсенал своих уловок и в итоге чуть не оказалась соблазненной прямо на столе.

Отвертеться от этого сомнительного удовольствия я, конечно, сумела, вот только пользы от этого не оказалось никакой. Кроме сохраненного целомудрия!..

Тимаков работал в «Электрофайле» курьером, а с сотрудниками столь низкого звена анкетирование не проводится.

Не повезло! Придется вернуться к Горячеву… Не скажу, что мое возвращение было встречено фанфарами, но Светочка, по крайней мере, успела привести себя в порядок, а Горячев уже не выглядел удивленным. Впрочем, о Горячеве чуть позже…

Когда я вошла в приемную Андрея, Светлана усердно намазывала губы помадой. Собственно, кроме припухших губок, все остальное на секретарше было в полном порядке. Однако Светочка явно не ожидала столь быстрого моего возвращения. Ее рука судорожно метнулась к селектору, но я чуть прижала ее к столу.

– Светочка! – елейным голосом проговорила я. – Я уже успела заметить, насколько вы исполнительная секретарша, однако попрошу вас в данной ситуации повременить.

Рот у Светланы от удивления раскрылся едва не до грудей, однако настаивать на своем она не стала. Присущее ли нам, женщинам, любопытство удержало ее от доклада шефу или что другое – определять не время. Мне необходимо выяснить кое-что, но срок для этого отпущен крошечный.

– Светочка, мне нужно спросить у вас кое-что! – Я сменила тон на доверительный, надеясь, что это сработает. – Я действительно не сомневаюсь в ваших профессиональных качествах, поэтому и задаю именно вам этот вопрос. Что толку от этих мужиков? Они же все равно ничего, кроме наших ножек, увидеть не в состоянии. И только вы, Светочка, можете мне помочь, – я сделала паузу. – Поможете?..

– Конечно, Таня! – Похоже, моя реплика о ножках попала прямо в яблочко. – А чем я могу вам помочь?

– Света, меня интересует Шмаров. Скажите, что он был за человек?..

6
{"b":"89595","o":1}