ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оба варианта не слишком-то радовали перспективами. Я вздохнула, в очередной раз повернулась на другой бок и не заметила, как уснула.

Глава 2

Проснулась я поздно, но еще долго не могла заставить себя встать, умыться и приготовить завтрак. Вместо этого, лениво потягиваясь, я прятала голову под подушку от нещадно слепивших глаза прямых солнечных лучей, пока наконец не вспомнила о новом расследовании и о том, что моему рабочему дню не мешало бы начаться. Без особой радости босиком я протопала сначала в ванную, а оттуда – на кухню. Сварив кофе и сделав пару бутербродов, я решила спросить про историю, в которую впуталась на этот раз. Чтобы ответить на этот вопрос, я потянулась за бархатным мешочком с магическими костями – моими неизменными советчиками и помощниками. Перекатив двенадцатигранники на ладонях, я бросила их на стол и удручающе нахмурилась. 29+18+14. «Вы сами сделали выбор, и теперь некого винить в надвигающихся бедах».

– Ну, спасибо, обнадежили, – глядя на такой расклад, проворчала я. Выходит, мои худшие опасения оправдываются, и я действительно вляпалась в гадкую историю, насыщенную таинственными убийствами и исчезновениями трупов. К тому же магические кости однозначно указали на ожидающие меня беды, самым непосредственным образом связанные с расследованием дела Людмилы Самойловой.

И что же мне теперь делать? Пожалуй, надо будет закрыться в собственной квартире и даже носа не высовывать на улицу, но тут мой взгляд натолкнулся на папку и новенькие купюры, оставленные вчера на столе. Да, хочешь не хочешь, а раз взяла деньги, так будь добра, Танечка, отрабатывай их. В конце концов, магические кости сказали правду – винить тебе некого, кроме самой себя, разумеется.

Я оделась, решительно перекинула сумку через плечо, обула туфли и, ободряюще улыбнувшись собственному отражению в зеркале, покинула квартиру.

Дом, где проживал Игорь Соболев, я нашла без особых усилий. Это было высотное здание, внешний вид и место расположения которого свидетельствовали о том, что здесь проживают далеко не низшие и даже не средние слои населения нашего города. У подъезда стоял грузовик, в который мускулистые парни в синих комбинезонах втаскивали мебель. Очевидно, кто-то решил покинуть это богемное жилье.

Нужная квартира находилась на третьем этаже, и в качестве небольшой зарядки я решила подняться пешком, а заодно порадоваться благосостоянию здешних жителей. В последнее время подъезды многих домов наталкивают на неутешительные мысли о том, что человек действительно произошел от животного. Вот только не от обезьяны, как предполагал многоуважаемый Дарвин, а от свиньи.

Мои размышления об эволюции человечества были прерваны резкими голосами, доносившимися с лестничной площадки третьего этажа. Спорили мужчина и женщина, их голоса прерывались гулким грохотом вытаскиваемой из квартиры мебели.

– Катюша, одумайся, – жалобно просил писклявый мужской голос.

– Одуматься! – тоненько взвизгивала женщина. Ее голос напоминал лай маленькой собачки. – Ты просишь меня одуматься! Вспомнил! Недавно я просила тебя об этом, но ты не прислушался к моим просьбам.

– Катюша, клянусь тебе, я найду новую работу.

– Ты думаешь, я ухожу из-за того, что тебя выгнали с работы? Нет! Я ухожу от тебя потому, что не желаю жить с идиотом. Ты ведь даже любовницу нормальную не мог найти. Подобрал какую-то шантажистку. Вот она и разорила тебя, оставила без денег, без работы. А теперь и без меня!..

– Я найду работу…

– Заодно подыщи новую жену!

По лестнице застучали каблуки, и мимо меня с бешеной скоростью промчалась молодая женщина. Я даже не успела разглядеть ее лица. Пожав плечами и преодолев оставшийся лестничный пролет, я остановилась перед распахнутой настежь дверью. Пропустив тащивших диван парней, я беспрепятственно вошла внутрь.

Квартира представляла собой не слишком впечатляющее зрелище: из мебели не осталось ничего, только на стенах как напоминание о былой роскоши висели картины и зеркала. Заглянув в одну из комнат, я увидела мужчину. Он стоял спиной ко мне и курил у раскрытого окна.

Очевидно, это и был Игорь Соболев, от которого, забрав с собой всю мебель, только что ушла жена.

Я вздохнула. Конечно, неприлично беспокоить человека в такой момент, но подыскивать другой, более подходящий для разговора не хотелось. Я кашлянула и сделала шаг вперед. Мужчина даже не обернулся. Очевидно, только что разыгравшаяся трагедия отрицательно сказалась на его слуховом восприятии. Я еще раз попыталась привлечь к себе внимание, но с тем же успехом. Тогда, подойдя к нему вплотную, я наклонилась и громко произнесла:

– Здравствуйте, Игорь Анатольевич.

Мужчина вздрогнул и, обернувшись, с удивлением уставился на меня:

– Как вы сюда попали? Кто вы?

Я вздохнула, припоминая слова той самой Катюши, по вине которой из этой квартиры исчезла вся мебель. Помнится, она сказала, что ее муж идиот. Ну а как иначе назвать человека, который оставляет дверь своей квартиры открытой, а потом удивляется – откуда здесь появляются незнакомые люди?

Чтобы не мучить Игоря, я предъявила ему свою лицензию частного детектива. Однако удивления в глазах моего нового знакомого от этого не убавилось.

– Вы, кажется, хотели что-то рассказать по делу Людмилы Самойловой, – решила я объяснить цель своего визита. – Я как раз взялась за его расследование…

– Вы хотите поймать убийцу? – глаза Игоря загорелись лихорадочным огоньком.

– Ну, в общем-то, да.

– Я скажу вам, кто убийца, – торопливо сказал он. – Я расскажу обо всем, что видел, вы только поймайте его. Он должен оказаться за решеткой.

Я опасливо заглянула в лицо Игоря. Уж не сумасшедший ли он?

– Давайте присядем, – предложил он, но, вспомнив, что в доме не осталось даже стульев, смущенно кивнул на подоконник. Я не стала привередничать, и мы удобно расположились на подоконнике. Между нами стояла пепельница: Игорь во время нашего разговора непрестанно курил.

– Я прекрасно знал Людмилу Самойлову. Она была моей любовницей.

Говорил Игорь сбивчиво, постоянно повторялся, поэтому содержание его долгого монолога я лучше перескажу сама.

* * *

Людмила была так красива, что всегда и всюду обращала на себя внимание. Высокая, эффектная блондинка, чем-то напоминавшая куклу Барби, она вызывала восхищенные взгляды у мужчин и завистливые – у женщин. Даже одевшись в простенький сарафанчик и скромно устроившись за дальним столиком клуба, она все равно заставляла окружающих любоваться собой. Любовался ею и Игорь. Сердце начинало чаще биться, когда она бросала рассеянный взгляд в его сторону. Он мечтал лишь о том, чтобы эта прекрасная незнакомка как можно дольше пробыла здесь, а он бы просто смотрел на нее. О том, что однажды Людмила сама подойдет к нему и первой заговорит, Игорь даже не помышлял. Она рассказала ему о том, что учится в театральном и мечтает стать известной актрисой. И тогда в полумраке ночного клуба, ослепленный ее красотой, Игорь не догадывался, что Людмила уже стала своего рода актрисой. И хотя не играет в театре и не снимается в кино, зато блистательно исполняет отведенную ей в жизни роль, а он, сам не зная того, лишь жалкий зритель ее игры.

В тот вечер Люда не разрешила проводить себя домой, но позволила себя поцеловать на прощание и обещала, что завтра они снова увидятся.

Игорь отчетливо помнил каждое свидание с ней – сначала в ночных клубах и ресторанах, а затем на съемной квартире. И все это время его преследовал панический страх: что будет, если Людмила бросит его? Он покупал ей дорогие украшения и вещи, напрочь забыл о своей законной супруге и, возвращаясь домой уже далеко за полночь, даже не пытался оправдаться. Игорь и сам не знал, что именно он испытывает к Людмиле. Назвать эти отношения любовью он почему-то не решался. Может быть, потому, что единственным осознанным чувством за все то время был страх потерять самую красивую девушку на свете. Но однажды этим страхам пришел конец.

2
{"b":"89608","o":1}