ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 4. А вот и я! Лучший в мире Карлсон!

Устраиваясь на работу, большинство женщин старается произвести выгодное впечатление. Проблема в том, что мы не очень отчетливо представляем, что значит «выгодное». И нередко задачи трудоустройства путаем с собственными потребностями. Вроде бы исполнив свои желания в отношении внешнего вида, ты заодно получишь и престижную или хотя бы перспективную должность. А чего хочет женщина?

Каждая — без преувеличения — хочет быть красивой. И нашим женским амбициям потакает огромная индустрия косметики и, что еще важнее, целый мир масс-медиа. Они призывают нас неустанно работать над собой, по миллиметру продвигаясь в сторону воплощения идеала. Сегодня быть красивой — не прихоть, а осознанный выбор — так выбирают профессию, призвание и ответственность на всю жизнь. Это целая дорога, череда проблем и нагрузок, даже если не думать о дыбе по имени «Тотал Джим», поджидающей нас в тренажерном зале… Но что такое — быть красивой? Главный показатель совершенства — стать похожей на модель. Чтобы подруги померли от зависти, а мужики — от восхищения. И тогда чары спадут, и начнется совсем другая жизнь…

Конечно, когда смотришь, как дивные создания шагают по подиуму, грациозно покачивая всеми частями тела, самой хочется спеть: «Ах, эта девушка меня с ума свела, разбила сердце мне, покой взяла…», несмотря на традиционную сексуальную ориентацию. Ведь завидно! Хочется выглядеть так же — любой ценой. Облик этих земных богинь заставляет множество женщин отказываться от собственного «я» в надежде поменять свой имидж на нечто неизмеримо лучшее. Только какое оно, это «лучшее»? Какой бывает красота?

На первом месте, разумеется, стоит красота профессионалок. Нелегкая доля манекенщицы начинается с того, что отбирают ее, нежную газель, для самой тяжелой работы в мире. По сравнению с физическими, гормональными, психоэмоциональными нагрузками модели сизифов труд — увеселительная прогулка в приятном ландшафте. Моделью надо родиться — как балериной или метательницей ядра. Нужно иметь конституционно длинные мышцы, тонкокостное строение тела и пропорциональную худобу — а заодно медвежью силу и носорожью выносливость, что само по себе невозможно. А все-таки быть красивой женщиной — ну разве не замечательное ощущение? Спросим тех, кто родились — или стали красавицами: каково-то им приходится? Начнем с того, что с юных лет ты будешь чувствовать себя в центре внимания. Любое событие твоей жизни предается гласности, на любое движение души и тела устремлены взоры не столько почитателей, сколько критиков. Те, кто мечтает всю жизнь о популярности, вряд ли грезит и о том, чтобы любое пятно на юбке или стрелка на чулке сразу бы становились достоянием общественности. Новый мужчина, новая машина, новая морщина — все твои косточки перебираются и перемываются, а бульон идет на заливное. Скажете: ведь это и есть «быть душой компании»! Нет, дорогие, это и есть быть заливным поросенком на банкете: изумительное зрелище на большом блюде в самом центре стола — ни рукой, ни вилкой не дотянуться. Красавица вызывает одновременно страх и восхищение — пикантное блюдо, а все же мало кому захочется питаться им постоянно — так и до панкреатита недалеко! Да и небезопасно приглашать такую диву в свою компанию — мужики народ ветреный, а красотки — народ податливый…

«Неправда!» — слышу хоровой возглас красоток, — «Мы не только гиперсексуальными бываем — и умными, дельными, веселыми, верными, профессиональными тоже…» Что правда, то правда. В отношении красавиц (а особенно длинноногих блондинок) общество страдает чем-то вроде «психической слепоты»: видит только то, что хочет видеть. Не зря товары, применение которых требует наличия не просто сексапила, но и элегантности, рекламируют всегда брюнетки (вспомните чернокудрую Никиту из рекламы «Rexona»): хоть один стандарт не затмевает сознание покупателя.

Мы убеждались собственными глазами: красавицам любого колера приходится несладко. Что бы ни вещала сказка о прекрасной принцессе, в реальности бедняжке не везет. Самые красивые девочки на первом курсе института автоматически объявляются дурами. Жутких усилий стоит доказать, что у тебя есть не только мордашка, ноги и бюст, но и мозги. Начальницы смотрят на красоток-подчиненных с ехидными ухмылками: ну-ну, посмотрю, на что ты способна! Мужчины-коллеги побаиваются тебя, как и дамы: почему-то всем кажется, что у тебя завышенные требования во всех жизненных сферах. В компании моментально воцаряется недобрая и неловкая тишина, если входит красотка. Развеселый хохот в курилке смолкает, сослуживцы хмыкают в усы, сослуживицы заводят какой-то незначащий разговор — да уйдешь ты, дескать, наконец? И чувствует красавица, как простирает над ней крыла одиночество.

Откуда такое недоброе отношение? Элементарно, Ватсон. Страх. Соперничество. Зависть. Те же причины, по которым за красотками ухаживают, но женятся чаще на «серых мышках». Для мужчины получить насмешливый отказ от красавицы больнее, чем от девицы со средней внешностью: ощущение, будто сделал в казино огромную ставку и все продул. Вот они и любуются красотками, словно произведениями искусства — издалека, не проявляя инициативы. И уж если решаются на ухаживанья, то отделить в поведении кавалера неумный выпендреж от глубокого чувства сможет только хороший психоаналитик. С другой стороны, жениться на красавице здравомыслящий мужчина не спешит. По двум причинам: из-за опасности и молвы. Мужчин, женатых на длинноногих блондинках, воспринимают так же, как владельцев редкостных иномарок: ну ты силен, мужик! А ну как украдут? Но если выясняется, что жена не только красива, но и умна, вопрос становится еще обидней: и как она тебя терпит? Вот потому счастливая семья или хотя бы постоянный роман редко становятся уделом красавицы: долго-долго приходится убеждать избранника, что выбор ты сделала сама, что он, мил-сердечный друг, для тебя не ступенька в ожидании более выгодной партии, а любовь неподдельная, чистая, вечная и верная. Конечно, не у всех прекрасных принцесс хватит терпения «обтаптывать» недоверчивого принца. Та же картина и с дружбой: попробуй, красотка, войти в дом на правах друга семьи, будучи незамужней особой! Да ни одна верная супруга и добродетельная мать ей этого ни в жисть не позволит!

11
{"b":"89609","o":1}