ЛитМир - Электронная Библиотека

В саквояже обнаружился целый ворох книг и исписанных убористым ровным почерком свитков. На замечание девчушки, что почерк у тётушки просто безукоризненный, та отмахнулась.

- Да что ты - это же перо-самописка!

Полезнейшее изобретение в области магии, перо-самописка представляло собой самое обычное гусиное перо для письма, но с наложенным на него хитрейшим заклинанием. Достаточно тому, у кого в ауре есть хоть проблеск способностей, подержать его в ладонях и подумать о том, что хотелось бы написать, а затем поднести к чистому листу или свитку, как волшебная штуковина тут же сама собой принималась трудолюбиво строчить, словно прилежный секретарь или клерк записывал надиктовываемые ему слова.

- Надо же, - зачарованно выдохнула Линн, ревниво следя, как самое обычное с виду серое гусиное перо, что его Кана выпустила из изящных ладоней, тут же принялось выплясывать над большим письменным столом, покрывая его ровными строками с повторяющимся высказыванием - полным аналогом нашего извечного "Петька дурак". Только там шла речь о Линн.

Тётушка Фло, сведя брови в притворном гневе, погрозила пальцем тут же изобразившей из себя святую невинность эльфийке, одним взмахом руки очистила поверхность стола от писанины и отправила на полку угомонившееся перо.

- Ну что ж, давайте посмотрим, что мне удалось накопать в библиотеке… - заявила она и со вздохом уселась в услужливо подъехавшее кресло.

Разбор и обсуждение затянулось до глубокой ночи. Выяснилось много полезного и не очень. Линн вчитывалась в описание потерявшихся из комплекта вещей, мимоходом зевая и краем уха прислушиваясь к ожесточённому спору двух волшебниц. Она и хотела бы прислушаться к ним повнимательнее, но заслышав, что речь пошла о тензоре магического вектора в вероятностном поле, быстренько ретировалась к своим куда более понятным документам.

В полной тишине, нарушаемой лишь песенкой сверчка в саду, Кана задумчиво подняла голову.

- В каком ухе звенит?

Линн совсем было собралась ответить что-нибудь весело-насмешливое, но осеклась.

- Ой, а у меня тоже…

Тут тётушка Фло высунула нос из толстого фолианта в потемневшем от времени кожаном переплёте, прислушалась и пожала плечами.

- Да это колокольчик у калитки. Марена, отвори молодому человеку!

Высунувшаяся в окно Линн практически ничего не видела за деревьями сада, а посему бросила на стол опостылевший свиток, который изучала уже довольно долго, но никак не могла уловить заложенный в тексте смысл, и пошла немного размять ноги. Заодно и голову проветрить. Она спустилась по лестнице, весело и вприпрыжку шлёпая по ступеням, отворила дверь и вышла на освещённую светом из окон мощёную дорожку.

Служанка что-то задержалась у калитки, потому Линн, совершенно не думая об опасности, пошла туда же. Сердце её ёкнуло только когда она увидела на улице взмыленного коня. А в седле покачивался худощавый - да, вполне возможно, что и молодой человек.

- Ничего не пойму, - вполголоса пожаловалась ей Марена, зябко завернувшись в шаль. - Не по-нашему говорит, чудно - и качается словно пьяный.

Сетанг-другой девчонка разглядывала седока, затем смело шагнула вперёд. Уловив мокрый отблеск на боку коня, она зачем-то потрогала это место и тут же отдёрнула руку, зачем-то понюхав пальцы. А ведь этот запах ей знаком, даже сквозь вонь лошадиного пота… и она, обернувшись в сторону дома, звонко выкрикнула:

- Кана, да ведь он ранен!

Сказать, что после этих слов поднялась суматоха, значит не сказать ровным счётом ничего. Обе волшебницы не замедлили явиться на зов и осветить место у калитки волшебными шариками. И в самом деле, в седле оказался худощавый и весьма симпатичный молодой человек в непривычного для здешних мест покроя чёрном дорожном костюме. Тёмные и длинные прямые волосы слиплись от пота и пыли. Правда, левой рукой он зажимал изрядных размеров прореху на бедре, а сквозь пальцы его сочилась кровь.

Но в тёмных упрямых глазах его светилась решимость, да и в правой руке он крепко и в то же время изящно держал шпагу внушающей уважение длины. На попытку снять его с седла он замотал головой и усталым, севшим голосом терпеливо повторил.

- Донья Флоранс Эскьери!

Тётушка Фло удивлённо фыркнула.

- Хм, давненько меня не называли этим именем. Да, это я Флоранс Розмари де Вилль, урождённая Эскьери! - Линн едва не раскрыла рот от удивления - такая властность и сила проскользнула на миг в голосе волшебницы.

Всадник, видимо, понял. Он швырнул оружие в два заменяющих ножны железных кольца на широком поясе, кивнул. Рука его пошарила за пазухой и, выудив чуть помятый свиток с печатью, с поклоном вручила пожилой волшебнице. Вернее, поклониться он только попытался. Едва послание оказалось в руке тётушки Фло, как силы окончательно изменили молодому человеку и он буквально выпал из седла на руки вскрикнувших Линн и Каны. Марену чуть обрызгало алыми тёплыми бусинками, и служанка не нашла ничего лучшего, как самым постыдным образом свалиться без чувств.

Но тут уже подоспели на шум жители соседних домов. Молочник Золти увёл коня в имеющуюся при его доме конюшню, заверив старческим голосом, что всё будет как надо. А двое дюжих плотников осторожно перенесли раненого в дом и уложили на тахту, где им тотчас же занялась эльфийка. Служанку же попросту облили ведром холодной воды из колодца, и мокрая Марена с ворчанием поплелась к себе. Прислав, впрочем, себе на замену Зелу.

А оказавшаяся со столь длинной и старинной родословной волшебница не медля ни сетанга, сорвала печать и принялась читать послание. Развёрнутый свиток оказался девственно чист с обеих сторон, но тётушка Фло тут же припечатала сверху таким заковыристым заклинанием, что у всех присутствующих на миг волосы встали дыбом. На бумаге тут же проступили строки послания, и волшебница, шагнув ближе к свету канделябра, впилась глазами в письмо. Линн взглянула в её вдруг постаревшее лицо и у неё тревожно заныло где-то слева в груди… эй, да ведь там сердце!

- Что, тётушка Фло? - заплетающимися губами спросила она, проклиная себя в глубине души, что навлекла столько несчастий на дом, его обитателей - а возможно, и на весь спокойный и тихий Тиренолл.

Однако тётушка смотрела куда-то сквозь стену, неслышно шевеля губами. Затем прочла снова - на этот раз медленно и внимательно.

- Что с гонцом? - спросила она, свернув послание обратно в трубочку и спрятав в рукав.

Эльфийка оторвалась от своей работы и неопределённо пожала плечами.

- Рана сама по себе не опасна, но молодой человек вместо того, чтобы заняться ею, продолжил свой путь. Всего лишь потерял довольно много крови. К утру залатаю, но пару-тройку дней ему придётся провести в постели, да при этом с усиленным питанием.

Линн, смущённо поковыряв тапочком пол, осведомилась - не стоит ли сохранить приезд гонца в тайне? Тётушка медленно покачала головой, и столь же медленно на её лице бледность уступала место обычному румянцу.

- Неизвестный доброжелатель сообщает, что завтра в порт Сарнолла прибудет корабль с чернокнижником на борту и тот начнёт поиски беглецов. И ещё… в письме содержится намёк, что по всей видимости, этому чёрному даны чрезвычайные полномочия.

Кана подняла голову от настойки, которую добавляла в питьё раненому, и её чудные зелёные глаза тревожно блеснули.

- Это означает - полная свобода действий и безнаказанность?

Пожилая волшебница с кислой физиономией кивнула.

- Куда Зееландия катится… пойду-ка я подумаю малость, - и ушла к своему креслу-качалке.

Изнывающая от тоски и тревоги Линн металась по своей комнате, словно зверь в клетке. Даже давно спящая на подушке Синди подняла голову с весьма сонным выражением на мордашке и осуждающе посмотрела на хозяйку.

- Хоть ты молчи! - огрызнулась на неё девушка и продолжила свои хождения из угла в угол.

Дрорда совсем по-человечески вздохнула - и снова сунула голову под крыло. Вот же кому ни забот, ни хлопот - слопала лягушку, полетала да знай себе дрыхнет, бессовестная…

34
{"b":"89615","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вяжем в стиле Кофехаус спицами
Зачарованная для Повелителя
Путешествие
Птичий рынок
Судьба
Жена в придачу, или Самый главный приз
Живи легко!
Девушка с татуировкой дракона
Школа Добра и Зла. Принцесса или ведьма