ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ждали явно нас. Да и по их глазам я нечто подобное заприметил - опыт соответствующий имеется. Далее - заклинание, что тот колдунишка успел выпустить, я признал сразу. Дохленькое, между нами-то говоря, но весьма заковыристое - для чернокнижника в самый раз. Вас или кого другого попекло бы сильно, но не более того. Что и случилось с Линн. А вот мне, родимому, не сдобровать бы - да что-то лопухнулся он, не попал. Внимание они, стервецы, первой каретой отвлекли грамотно, тут ничего не скажешь, вот я и попался. Стрелку полголовы снёс - тут даже такой некромант как я не сможет допросить покойничка. Вернее, покойницу.

Молодой человек чуть собрался с мыслями. Но видя, что волшебница отвечать и не думает, продолжил.

- Была надежда допросить того колдуна, да вот промашка вышла. Болт, что ему девчонка так лихо в лицо всадила, оказался мало того что c серебряным навершием, да ещё и с магическим довеском, заранее нанесённым. Так что и колдун для подъятия с последующим допросом годен не более, чем придорожный камень. Это на какого ж зверя, тётушка Фло, у вас в карете такой арсенал собран? Не на одного ли молодого оболтуса в чёрном плаще? И не многовато ли совпадений - ведь даже я не знал с вечера, что поедем в карете и по какой дороге?

Поскольку плотно сжатые губы по-прежнему хранили презрительное молчание, барон покачал головой.

- Нет, уважаемая моя, молчать у вас не выйдет. Вы у меня в любом случае заговорите, прямо защебечете аки горлица весенняя. Даже в виде зомби - или забыли о моей профессии? Только потом вам будет всё равно - я даже постараюсь устроить вам весьма гадкое и мучительное посмертие. Есть там у меня в Нижних Мирах ребятки, кое-чем мне весьма обязанные, есть. А могу и вовсе лишить всякого посмертия, что бы там ни болтали на этот счёт святоши.

Он устало вздохнул.

- В общем так, госпожа волшебница. Времени у нас с вами мало. Два варианта. Либо через квадранс я буду допрашивать ваш ещё не успевший остыть труп со всеми вытекающими из этакой оказии последствиями. Либо вы прямо сейчас отдадитесь мне со всем пылом юной служаночки - только не телом, а душой. Добровольно и со всем страстью. Считаю до трёх. Один… Два…

Рука его с мечом чуть отодвинулась для короткого замаха, и по еле заметно сузившимся, непроницаемо-холодным глазам волшебница поняла - эй, да тут всякие шутки в сторону!

- Хорошо. Подождите же! - взмолилась она. - Я открою вам разум - только мне нужно чуть собраться с духом.

- Но без шуточек, - предупредил её чернокнижник, глядя прямо в глаза.

И волшебница вдруг со всей ясностью поняла - да, заранее запасённая на крайние варианты пара сюрпризов тут не пройдёт. Слишком уж ушлый и тёртый этот парень… А взор ох какой недобрый!

- Будь ты проклят, - кое-как шепнула она.

Не отводя взгляда от словно бездонной чернотой притягивающих глаз, почтенная волшебница старательно очистила мысли от посторонних сиюминутных дрязг. И медленно, содрогаясь от стыда и отвращения, открылась навстречу - вся и без остатка.

Линн пошевелилась. Протянула ладонь, мягко, сочувствующе погладила руку примолкнувшей волшебницы. Впервые она заметила, что магический браслет-заглушка ныне обретается на правой. Похоже, по крайней мере голова моя приходит в норму - в конце концов увидела.

- Это было настолько… плохо? - негромко, участливо спросила она.

Тётушка Фло криво усмехнулась.

- Один раз, довольно давно, мне уже приходилось подвергаться подобной процедуре. Скажу тебе, это похуже изнасилования. Правда, этот сумел проделать всё весьма деликатно, даже не без изящества, я бы сказала…

- Ну вот и всё, а вы боялись, тётушка, - процедил некромант, правда, без особого восторга в голосе. - И вовсе не больно.

Не освобождая взгляда подопечной, он легонько вздохнул.

- Ну что ж, где-то ошибочку допустил я, поросюшка… а ведь все подозрения прямо на вас, любезная графиня, и указывали. Знаю, знаю, потом дуться будете и прикидывать, как бы мне что-нибудь острое меж лопаток подстроить. И всё же, позвольте подсластить пилюлю напоследок…

Что уж он после этого там пошептал или сделал глазами, того не ведаю - не по моему разумению дела бесовские, только волшебница вдруг задышала чаще. Гладкие щёчки слегка порозовели, глаза этак красиво заблестели. Всё ещё не в силах вырваться, она судорожно выдохнула раз, другой. Затем вздрогнула всем телом - ещё сдерживая себя, но уже попавшись в сладкую истому, словно пчела в сироп. И еле слышно застонала - гортанно, чувственно.

Ноги её подломились. Поскольку меч чернокнижника давно уже перекочевал в ножны за спину, волшебница вцепилась в своего сладкого мучителя. Затем уже откровенно повисла на нём, обняв руками и прижавшись всем содрогающимся телом.

А он, злодей, всё не отпускал. Не ухмылялся, правда, и на том ему спасибо. Смотрел серьёзно, и даже с некоторым сочувствием. Сделал что-то ещё раз - и вновь пароксизм удовольствия прокатился по всему женскому телу. И ещё. И ещё раз - пока полностью покорившаяся вновь и вновь накатывающим бурным и сладким судорогам сущность её не издала крик страсти - откровенный и задыхающийся от счастья…

- Господин Эккер, составьте компанию баронессе в карете. Челядинцы её на задке поместятся, баулов у нас не так много. А мы с тётушкой Фло на козлы сядем.

Видя, что почтенная баронесса, придерживая длинный подол чёрного платья, пытается что-то возразить, барон ухмыльнулся с эдакой подкупающей простотой.

- Ночь ведь - вы же не хотите, чтобы мы в потёмках сковырнулись куда с дороги или моста? Кони волшебные, совсем скоро и в Сарнолле будем. А нам с госпожой волшебницей надо поговорить кое-о чём. Да и свежий воздух не повредит, право…

Он весьма любезно подсадил в карету чопорно поджавшую губы старую мегеру. Но та даже пискнуть не посмела, крыса - нюх у неё оказался отменный. Догадалась уже, чем чреваты всякие трепыхания в данной и конкретной ситуации. А сам проворно взобрался на место кучера и ловко втянул за собой на удивление всем спокойную и даже чуть вялую волшебницу, усадив на широкое и довольно-таки мягкое сиденье кучера рядом с собой.

Неизвестно, какие мысли бродили в голове у Эккера, пристально зыркнувшего из-под бровей на тётушку Фло, но отсутствие в ней всяческих не предусмотренных природой лишних дырок, равно как и каких бы то ни было заклинаний всё же успокоило его. Колдун влез в качнувшуюся под его весом карету, и магический светильник проворно юркнул следом за ним.

- А забавнейшая ситуация, тётушка - вы не находите? - как ни в чём ни бывало заметил бесстрастный чернокнижник, взяв поводья и легонько стронув с места лошадей.

Волшебница прекрасно чувствовала, как у сидящего рядом с ней молодого человека прямо-таки раскалывается от боли голова - неизбежное следствие такой весьма неординарной умственной перегрузки, как перелопачивание содержимого чьей-то памяти. И всё же он внешне ничем этого не выдавал. Лишь легонько трепетала аура, да зрачки сузились сильнее обычного.

- Это ты о чём? - ответила женщина, изо всех сил надеясь, что голос её звучит ровно и невозмутимо.

Тот хмыкнул.

- Вы не можете отрицать, что произошедшее ни в какие рамки не лезет. И что уж слишком сильно всё указывает на вас. Эккеру, например, вовсе нет никакого резона отправлять меня на тот свет. А у девчонки возможностей. В Карлосе я уверен как в себе. Смекаете, графиня Эскьери?

- Вообще-то, я был почти уверен, что это именно ваших, сударыня, рук дело. Прижал и допросил чисто для очистки совести. И вот теперь в изрядном сомнении. Но когда вокруг моей персоны начинаются всякие нехорошие пляски, я становлюсь жутко недоверчивым и подозрительным.

Почтенная волшебница некоторое время отмалчивалась. Смотрела вперёд и чуть в сторону, затем навесила на себя кошачьи глаза, как в просторечии именуют заклинание ночного зрения. И лишь потом сухо отозвалась:

54
{"b":"89615","o":1}