ЛитМир - Электронная Библиотека

Шатающаяся от усталости Линн и волочащий за собой шпагу Карлос подошли. Девушка вдруг выпустила ладонь друга - и отвесила барону смачную пощёчину. "Если ответит хоть чем - мне кранты. Если нет, значит, я стала ещё чуть сильнее" - она не без трепета ожидала, глядя в бездонные, словно пустые глаза. Безо всякого выражения - и что в нём Кана нашла?

- Третий раз будет для тебя последним, - предупредил некромансер.

Отвернувшись, он побрёл по подземному тоннелю к выходу.

- За мной! И не отставать…

Туман уже рассеялся. Вернее, не то, чтобы рассеялся, но всё ещё держащееся заклинание позволяло вполне сносно видеть.

- А где пещера? - с любопытством спросила озирающаяся Шалика.

Чернокнижник пожал плечами.

- Да не было никакой пещеры. Почудилось вам, - и глаза его на этот раз смеялись.

Линн подняла руку и осторожно коснулась пальчиками мочки правого уха. Боль от свежей ранки почти ушла - по крайней мере, стала тупой и ноющей. Но постоянно болтающаяся серьга всё время бередила её, да и очень уж было непривычно. И всё же - девушка постоянно ощущала где-то совсем рядом посвист солёного ветра и ритмичное дыхание океанских волн.

- Это ты, милая, должна сделать сама, - тётушка Фло заметила её движение и непроизвольно дёрнувшуюся от боли щеку. - Тут я тебе не помогу, это не по моей части - ведьминское целительство…

Дожидающаяся в карете Синди, оставленная внутри по настоянию чернокнижника и с согласия опытной волшебницы, повела себя слегка странно. Ринулась было к хозяйке с радостным квиррканьем, но затем недоумённо отпрянула. Облетела пару раз, словно присматриваясь, затем осторожно села на левое, противоположное от добытого артефакта плечо. Недоумённо обнюхала, насторожив остренькие ушки, пискнула в сомнении.

И только потом потёрлась мордашкой о щёку, окончательно признавая хозяйку. Кстати сказать, в истинном свете дрорда выглядела почти так же - отлитая из чуть потускневшей бронзы дракошка. Лишь глазёнки горели более ярко, да на макушке виднелся ярко-рыжий завиток ауры, словно кокетливо растрёпанная причёска. Кстати, именно так огнедышащих дрорд от прочих и отличают.

- Привет, малышка моя. Всё в порядке? - Линн почесала своей зверушке за ушками, и та блаженно смежила прозрачные веки, тихо и довольно урча.

Поездка обратно прошла так же незапоминающеся. Лишь дон Карлос по молчаливой просьбе пересел в карету, не выпуская ладони Линн и тихонько поглаживая её. Шалика, махнув рукой на все могущие проистекать из её шалости неприятности, пересела в седло и неслась рядом с каретой. Этаким ярким и красивым метеором в развевающемся сине-зелёном платье и со вставшей дыбом гривой светлых волос.

Пока хозяйка дома и тётушка принимали ванну, дожидающаяся своей очереди Линн шастала и бродила по дому, от делать нечего заглядывая во все углы и закоулки.

"А неплохой домик. Если и себе такого типа заказать?" - подумала девушка, забредя в какую-то дальнюю большую комнату под самой крышей, оказавшуюся пустой, но безукоризненно чистой - грязи Шалика не терпела.

Не обратив внимание на звук запираемой двери, Линн развернулась от окошка и вознамерилась было выйти, но обнаружила перед собой чернокнижника. Он демонстративно опустил в карман ключ. А взамен в его ладонь легла рукоять длинного тонкого хлыста. И вот этой гибкой и прочной хворостиной он с коротким размахом огрел девушку пониже спины.

- Как же это больно… - прошипела она, отпрыгнув чуть подальше, потирая пострадавшее место и прикидывая - что бы это всё значило? Простая порка за шалости или тут кроется нечто иное, вплоть до смертоубийства?

Барон тоже шагнул ближе и снова хлестнул её - резко, с оттяжкой.

- Закрывайся от ударов… да не руками, глупышка… не дёргайся и не отскакивай, ты же ведьма…

Постепенно Линн приноровилась, и под каждый удар успевала выбросить махонькую толику Силы. Однако барон явно вознамерился досадить ей, потому что принялся охаживать её всерьёз, и девушка никак не успевала. Последний удар, огненной вспышкой разорвавший щёку, бросил её на пол.

- Встань, ведьма, - в голосе мучителя не было ни презрения, ни сочувствия. - Где же твоя гордость?

Кое-как, отгоняя от глаз так и застящую всё боль, Линн встала, потирая лицо. М-да, рубец будет изрядный…

- Вытяни чуть больше Силы, но удерживай её. И под каждый удар отщипывай кусочек. Это быстрее и легче, нежели всё время брать изнутри. Оттуда пусть ручейком пополняется запас - приглядывай только, и всё.

Дождавшись, когда Линн кое-как, действуя больше по наитию, справилась с этим, он продолжил экзекуцию. Каждая ошибка обходилась девушке вспышкой обжигающей боли, так что работать приходилось всёрьёз, без дураков. Закусив губу, чтобы не стонать от то и дело пропускаемых ударов, она следила за стремительно порхающим вжикающим хлыстом.

"… сюда… есть!… теперь здесь, быстрее… есть!… сюда… ай, не успела, чтоб тебя!… а вот по этому стукать не надо… отбила… ой, как же больно…"

Весь мир исчез, кроме порхающего с ловкостью и быстротой летучей мыши источника боли и внешне неподвижной ведьмочки. Постепенно Линн разобралась. Поток Силы медленно пополнял удерживаемый невесть где и невесть как запас, и крохотные незаметные молнии каждый раз всё увереннее и увереннее встречали свистящий удар, подставляя защиту. "А ведь получается, получается, разрази меня гром!" - из глубины души поднималась едва ощущаемая радость.

Наконец, мучитель полностью изломал хлыст о замершую в напряжённой работе мысли Линн. Орудие мучений расщепилось, а затем и развалилось совсем.

- Ну что ж… для начала неплохо. За целителем я послал, он уже должен быть в холле-прихожей. Этот урок окончен, - и, чуть поклонившись, отпер дверь.

Исхлёстанная и заплаканная Линн едва нашла в себе сил самостоятельно спуститься вниз. И при этом не издать ни единого стона и даже не шмякнуться с крытой ковровой дорожкой лестницы.

Ван Занн, очевидно, был предупреждён. Поджав губы и не проронив ни единого слова, в боковой комнатке он растёр Линн мазью и обработал чуть щекочущей магией - девушка уже ощущала её. Боль в истерзанной и немало пострадавшей сегодня шкурке наконец-то отпустила. Хм, и даже багровые рубцы полностью исчезли!

Однако, осмотрев ухо с засохшими пятнышками крови и болтающуюся в мочке драгоценность, целитель покачал головой.

- Это вы должны сами. Чуть позже пришлю мальчишку с кое-какими книгами и заметками - я одно время интересовался, как сами себя исцеляют ведьмы. Вдруг вам поможет, маленькая леди?

Откланявшись, ван Занн незамедлительно исчез - похоже, ему было заплачено заранее. Одеваясь, Линн краем уха прислушалась к разговору нимало не интересующегося её женскими прелестями чернокнижника и тётушки Фло в купальном халате, стоящих в двери.

- Барон, тебе не кажется, что это низко - мстить и измываться над беззащитной девушкой?

Тот хмыкнул. Повернувшись в глубину комнаты, он окликнул пострадавшую.

- Линн, после обеда я собираюсь в той же комнате размяться опять. Но на этот раз с кнутом. Ты придёшь?

Девушка, глядя в его тёмные бесстрастные глаза, набросила на плечи верхнюю часть комбинезона, но застёгивать не стала - всё равно в воду прыгать. Демонстративно почесала щёку, с которой целитель только что убрал безобразно разбухший багровый рубец, и улыбнулась. Методы у этого учителя, прямо скажем, бандитские и почти садистские - но весьма и весьма действенные…

- Непременно. А что дальше будет?

К вящему негодованию онемевшей от возмущения волшебницы, чернокнижник ухмыльнулся в ответ.

- Завтра попрошу у Карлоса рапиру. На первый раз, пожалуй, с защитным наконечником…

Отодвинув его взглядом - вовсе без применения Силы - Линн направилась в ванную комнату, тихо шлёпая по дубовому паркету босыми ногами. А потому дальнейшее продолжение весьма любопытного разговора пропустила.

Задумавшись, волшебница некоторое время смотрела в одну точку, а потом подняла взгляд.

62
{"b":"89615","o":1}