ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хрупкие люди. Тайная дверь в мир нарциссов
Стамбульский реванш
Сапиенс для пляжа: изучаем происхождение человека
Обычный ребёнок
Моя драгоценность
Кишка всему голова. Кожа, вес, иммунитет и счастье – что кроется в извилинах «второго мозга»
Сантехник
Пока не остыл кофе
Свахи и Ко

Призадумавшись, юная ведьма обратила внимание, как сидящая рядом на фальшборте дрорда помахивала свесившимся над палубой хвостом. А внизу резвился кот Хенрикс. Мягко прыгая по доскам, он пытался поймать вожделенную цель, но Синди каждый раз успевала дёрнуть хвостом, и стрелка на кончике ускользала из мохнатых лап отнюдь не распускающего когти кота. Надо же… да они ведь играются!

Из задумчивости девушку выдернула Шалика.

- Ты идёшь? Эта… лодка готова, - и шагнула куда-то прямо за борт.

Спускаясь следом по штормтрапу, Линн поглядывала вниз, отмечая сквозь холодную отрешённость - ещё бы, целый пузырёк успокоительного вылакала! - что серо-стальная вода приобрела еле заметный зеленоватый оттенок. "Суша близко" - меланхолично подумала девушка, когда дюжие руки боцмана кое-как отодрали её от нижних ступенек (или не ступенек?) трапа и переставили, словно статую, в покачивающуюся на мелкой волне шлюпку.

Капитан самолично командовал высадкой десанта. Гребцы оттолкнулись от смолёного борта брига, взмахнули вёслами.

Сидя на доске… на скамейке… нет, на шлюпочной банке, Линн смотрела на приближающуюся каменную громаду. Правда, вид немного загораживал капитан, но он высматривал подходящее место, чтобы пристать, а посему находился при исполнении. Лично она такого места не видела - остров обрывался в океан почти отвесно.

Однако же, что-то такое ван Хален высмотрел, ибо по его команде боцман направил шлюпку чуть в сторону. И через пару ангов приткнулись в глубокой расселине, по уступам коей вполне можно было бы и взобраться наверх. Чем высаживающиеся на остров незамедлительно и занялись.

Слегка запыхавшись, Линн взобралась на более плоскую макушку островка, с удовольствием чувствуя бьющий здесь наотмашь ветер. Осмотреться бы - так даже и не на что толком положить глаз. Подождав чуть, пока тётушка Фло, поклав обе ладони на седой от соли камень, пошепчет что надо, все направились в ту сторону.

Вообще-то, Линн и так знала куда. Ещё вчера вечером её посланец, солёный морской ветер, облазил и обследовал каждую трещинку и выбоинку на этом забытом богами и людьми островке…

Вход кой-куда вниз обнаружился именно там, где ничуть не оживившаяся девушка и предполагала. Правда, что там глубже - выяснить не удалось, но она ничуть не страдала по этому поводу, вполне резонно рассудив, что когда-нибудь - а именно в ближайшем будущем - всё выяснится.

Тем временем, повинуясь указаниям волшебницы, капитан размотал хозяйственно прихваченную с собой верёвочную лестницу, привязал к зубцу белой породы, и скинул свободный конец вниз. Спуск оказался не столь трудным, сколь забавным, и завершился входом в пещеру в боковой стенке уходящей вниз расселины.

Последним влез некромансер, тихо ругаясь и облизывая обцарапанные о камень костяшки пальцев. В другое время Линн немало позабавилась бы такому зрелищу, но сейчас ей было решительно всё равно.

Ван Хален хотел было разжечь факел, но тут почти одновременно зажглись два магических шара, и процессия осторожно двинулась вперёд.

Паутины, а равно её восьмилапых хозяев тут не оказалось и в помине, за что Линн тихо была благодарна устроителям этой пещеры. Равно как и за отсутствие душного, спёртого воздуха подземелий и погребов. Дышалось легко, даже несмотря на толстый слой птичьего помёта под ногами. Шагов через пару десятков неровный ход повернул, уперевшись в… хм, а что же это такое на самом деле?

Взорам прибывших предстала угольно-чёрная завеса. Гладкая и лоснящаяся в свете магических светильников, с иногда протекающей по ней то ли дрожью, то ли струйками огоньков.

- Тётушка Фло, вам это, случайно, не знакомо? - чернокнижник без особой надежды проверил на преграде несколько заклинаний и повернулся за поддержкой к волшебнице.

Та попробовала тоже, и результат был примерно тот же - то есть никакого. Дрорда с плеча Линн тоже кашлянула огнём, явно увлечённая усилиями окружающих - с тем же успехом. Зато менее впечатлительный капитан наклонился, подобрал кусок камня и что есть силы бросил в преграду. Ага!

С глухим "Уфф" камень пролетел насквозь, и даже было слышно, как он упал и покатился на той стороне. Ван Хален совсем уже хотел было коснуться поверхности рукой, но чернокнижник проворчал:

- Не советую…

Засим он осмотрелся под ногами, поднял облепленную гадостью, невесть каким ветром или птицей занесённую сюда веточку и осторожно коснулся преграды.

От ослепительной шипящей вспышки едва не выжгло глаза. Старательно игнорируя возмущённые и энергичные восклицания окружающих, Линн кое-как проморгалась сквозь выступившие слёзы и, хотя перед взором всё ещё плавало мутно-яркое пятно, разглядела, что часть веточки то ли сгорела, то ли с ней приключилась ещё какая беда.

- Занятненько. Так и запишем… - пробормотала Шалика, платочком утирая всё ещё слезящиеся от ярчайшего света глаза.

- Ну, и какие будут идеи? - поинтересовался чернокнижник, отбросив остатки обгоревшей ветки и зачем-то глянув на Линн.

Она похолодела. Идея была безумной, просто-таки безрассудной - но она шагнула вперёд. Отметив краем сознания, как взметнулась волшебница, девушка подняла руку - и припечатала ладонью прямо по центру мерцающей преграды.

Свет. Ласковый, мягкий и нежный свет разгорелся где-то в глубине, расходясь от изящной девичьей ладошки в стороны. А когда он померк - проход почти беззвучно открылся. Никто даже не успел понять - растаяло ли препятствие, или же втянулось в гранитные стенки прохода.

Сразу же за поворотом открылась маленькая круглая пещера, явно носившая на себе следы обработки. Небольшой круглый зал. А в центре…

А в центре, на небольшом, низеньком круглом постаменте стояла статуя. Из слабо светящегося тусклым зелёным свечением камня был то ли искуснейше высечен, то ли отлит обнажённый юноша. Молодой, красивый как утренняя заря, он застыл на полушаге, указуя вдаль рукой. И на запястье этой руки тускло блистал в свете магических шаров широкий узорчатый браслет со вставками из полосок камня всех цветов - от тёмно-синего, до лазорево-голубого.

- Ага… - неопределённо воскликнула Шалика, первой обойдя вокруг диковинного хранилища драгоценности. - А мальчик очень даже ничего, отчего только такие в наших краях не встречаются?…

В самом деле - даже на самый требовательный женский взгляд это был образчик. Красоты, если не сказать - породы. Изображённый до мельчайших подробностей, он казался живым, и Линн поймала себя на ощущении, что красавчик сейчас завершит свой шаг, повернётся и спросит:

- Ну, какого рожна припёрлись?

На самом деле, ничего такого не произошло. Лишь барон, осмотрев запястье, сообщил, что браслет цельный, застёжек не имеется, и вообще - как снять его с неширокого запястья? Через ладонь с чуть раздвинутыми свободно пальцами драгоценность явно не пролезала.

Осмотрев и обсудив, все пришли к тому же выводу. Линн осторожно коснулась пальцем статуи, затем браслета.

- Холодный, - заключила она.

Потеребила упрямо не сдвигающееся с каменного запястья кольцо металла - шириной с пару её пальчиков - но безрезультатно.

Капитан предложил послать на корабль за ножовкой по металлу и распилить, но Линн сразу отвергла идею, заявив, что браслет может и потерять свои свойства от таких над собой издевательств. Тут вперёд шагнул барон.

- А ну-ка, посторонитесь… - он одним движением обнажил свой меч, неизменно обретающийся в заплечных ножнах и замахнулся - с недвусмысленным желанием отмахнуть руку каменного парня как раз по запястье.

- Фу, как грубо, - поморщилась Шалика, на всякий случай спрятавшись за спину ван Халена.

- Погодите, - волшебница отвела в сторону руку с длинной, тускло блистающей острой сталью.

Подойдя к статуе, тётушка Фло тоже осторожно коснулась её рукой. Ничего не произошло. Тогда волшебница сделала то, чего от неё никогда не ожидали - она положила ладонь на вытянутую руку, и стала напевно, медленно и величественно напевать какое-то древнее, полузабытое заклинание. Чуть гортанно и протяжно, печально и торжественно - Линн даже чуть не стала подпевать следом, хотя ни язык, ни мелодия ей были ни в коей мере не знакомы.

68
{"b":"89615","o":1}