ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рожа создания этого потустороннего существа тоже отличалась редким уродством. Пасть, широкая и безгубая, полная кривых желтых зубов. Над ней пучки тонких, постоянно шевелящихся отростков. Что-то вроде усов. Тонкая щель дыхательного отверстия вертикально рассекала рожу над отростками. Весь этот кошмар делали еще ужаснее глаза - белесые, как два сваренных вкрутую яйца. Ушей, волос, бровей не было. Те же островки чешуи и пучки шерсти, что и на всем теле.

Вся фигура чудища постоянно слегка подергивалась и двигалась, как будто урода бил мелкий не проходящий тик.

Тощий урод не занимал даже четверти кресла, в котором с трудом помещалась до этого фигура Олега, накинутая демоном как маскарадный костюм. - Если тебе так будет удобней, то я сменю этот надоевший человеческий облик на истинный. Ваши оболочки, Охотник, своей непрактичностью наводят дрожь. - А твоя истинная оболочка наводит дрожь своей уродливостью. Не пытайся меня шокировать, Собиратель. Да и потом, вдруг кто войдет? Увидят такого урода… Я ведь так понимаю, разговор у нас будет приватный? Компания милиции нам ни к чему, так ведь?

– Во-первых, Коллекционер. Потрудись запомнить, - проскрипело существо в кресле. - Во-вторых, не будем тыкать пальцем в уродов. Все относительно, Охотник. На моей стороне бытия редкостный урод как раз ты. И в-третьих, по началу разговор будет очень приватным. А немного погодя прибудут гости, которых ты, вероятно, будешь рад видеть. Как минимум, одного.

– Понятно. Так ты не один приперся? С компанией? Кого приволок, расскажешь или мне грызть ногти, сгорая от любопытства?

– Терпение, человек. Спешить некуда. У меня в запасе вечность, чтобы пополнить коллекцию таким прекрасным экспонатом, как ты. Жаль, что вы, люди так недолговечны. Ты знаешь, что большинство экземпляров моей коллекции начинают портиться спустя пару столетий? И при этом отвратительно воняют. Приходится от них избавляться. Выбрасывать на свалку. Пустая трата времени, скажешь? Отнюдь. Есть упоение в преследовании жертвы, которая должна занять место очередного протухшего экспоната. Ваши наркоманы испытывают нечто подобное, приняв дозу. - Ха. Так ты еще и торчок, а не просто урод? - усмехнулся Алексей и смачно сплюнул под ноги демону, стараясь угодить в коготь. Не попал, ноги существа, как и все тело, находились в постоянном движении. - Лечиться не пробовал, наркоша? В комнате становилось все холоднее, Алексей уже начал подумывать о том, чтобы на футболку надеть блейзер.

– Нет. Не пробовал. И не хочу, если по правде. Подобное положение дел меня устраивает. Заставляет ответственнее относиться к своим обязанностям. - Обязанностям? - удивился Фатеев. - Каким?

– Объясню. Как думаешь, что случается с душами тех, кто становится экспонатом в коллекции? Моей и мне подобных.

– Да хрен же вас, наркоманов, поймет.

– Так вот, человек, души - прибежище вашей сути - собирают другие. Их всего двое. Нам, стоящим ниже их в иерархии, но выше просто Собирателей, разрешено коллекционировать тела. Собирателям - части тел. Каждый из нас надеется стать тем, кому высочайше дозволят собирать… - Души? - высказал предположение Алексей и потянулся за свитером. - Нет. Не души. А лишь их слепки. Ауры, как вы их называете. Тех, кто может собирать души, всего двое. От создания мира это число неизменно. Сказать, как их зовут?

– Не стоит, - вмиг пересохшими от внезапной догадки губами прошептал Алексей.

Захотелось придержать челюсть руками, чтобы не брякнулась об пол. - Так вот, для того, чтобы приблизиться к этим двум и стать от них по правую руку, надо очень упорно работать. Собирать тела, освобождая души. Чтобы двое, сидящие на тронах, каждый на своем, могли пополнить коллекцию. И дать право приблизиться к ним на ступеньку как верным поставщикам. Некоторых устраивает их положение. Но не меня. Признаюсь, я тщеславен. Никто не может рассчитывать стать Самим. Это невозможно. Но занять место подле, по левую руку от моего Князя - вот моя мечта. Ты, Охотник, твои душа и тело могут приблизить меня к ее исполнению. Если мне удастся подготовить твою душу к тому, чтобы она заняла достойное место в коллекции моего господина… В этом случае мне обещано изменение статуса. Я стану Антикваром - тем, кто может собирать ауры. Они не пропадают с течением времени, в отличие от телесных оболочек. А только ярче светятся, запертые в коллекционных витринах. Чем дольше душа занимает место в коллекции моего господина, тем ярче аура. Излучая цвет муки и страдания. Страха и ужаса. Безнадежности и отчаяния. Я видел такую коллекцию. Восхитительно… - Псих, - выплюнул Алексей пересохшим ртом. Облизал губы шершавым, как палка, языком. - Чокнутый урод.

– Нет. У вас это называется сделать блестящую карьеру. Я ведь молод. Гораздо моложе тех, кто уже давно стали Коллекционерами, но ни на шаг не приблизились к тому, чтобы стать Антикваром.

Алексей надел куртку. В комнате было очень холодно. На мебели появился иней. Изо рта клубился пар. Мокрые волосы сосульками повисли у лица. Существо в кресле зашлось противным трескучим смехом. Впечатление было такое, будто демон подавился мокротой и сейчас пытался прокашляться. - Я заболтался с тобой, человек. Пора встречать гостей! Приготовься! - взвизгнул он, давясь смехом.

И воздел руки, как балаганный фокусник. По ним побежали злые серые искры. Мир вокруг поплыл, словно вся комната вмиг погрузилась под воду. Алексей схватил пистолет и кинулся к сумке, у другого конца дивана, ставшего вдруг необъятным, как футбольное поле.

Демон, заливаясь булькающим сухим смехом, хлопнул в ладоши. Серые искры брызнули с когтистых лап.

– Прошу! - провозгласил он, как профессиональный мастер конферанса.

И исчез, растаял…

Растянувшись в немыслимом прыжке, Алексей успел подцепить сумку до того, как мир вокруг него окончательно изменился.

И рухнул в пыль, толстенным слоем покрывавшую пол номера.

Встал на ноги и осмотрелся, не выпуская из рук пистолета и сумки. Вся обстановка стала… слов подобрать он не мог. Складывалось впечатление, что он оказался в далеком будущем, где провинциальная гостиница развалилась от старости и запустения. На полу, прямо под ногами, ровным квадратом, занимавшим все пространство комнаты от стены к стене, лежала бурая труха, некогда бывшая ковром. Огромный диван кособоким инвалидом перевалился на один бок. Дерматин высох и потрескался. Из дыр торчали пружины и какая-то непонятная волокнистая набивка. На окнах не было штор. В некоторых тускло поблескивали уцелевшие стекла, в пыли и копоти. Остальные были просто заколочены чем придется. В ход пошли ржавые листы железа, обрезки досок, куски мебели.

29
{"b":"89616","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Королевство Бездуш. Lastfata
МежМировая няня, или Любовь зла, полюбишь и короля
Леди и Бродяга
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Семь сестер. Сестра ветра
Доказательная медицина. Чек-лист здорового человека, или Что делать, пока ничего не болит
Наука денег. Как увеличить свой доход и стать богатым
Вход не с той стороны
Лук для дочери маркграфа