ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Барон был вздорным человеком. – Эрик вздохнул. – Упокой Господь его душу.

– Но причина-то была?

– Тебе какое дело, Берсон?.. – Эрик осекся. – Ох, Берс, прости…

Но маг был уже рядом, глаза его полыхнули поистине дьявольским огнем. Берсень сдавил горло Эрика, и тот захрипел, тщетно пытаясь глотнуть воздуха.

– Я же сказал тебе, придурок! – рявкнул он. – Я не Берсон тебе, и тем более никакой не Берс!

Он отшвырнул Эрика, и тот кубарем покатился по земле. Прикрыв глаза, Берсень глубоко вдохнул-выдохнул. Вспышка гнева удивила, пожалуй, и его самого. Возможно, все из-за того, что он не позавтракал?..

– Извини, я немного погорячился, – спокойным голосом сказал он. – Но впредь советую тебе выучить мое имя.

Эрик медленно поднялся, растирая горло, полоснул мага острым как бритва взглядом, но смолчал. Да и что он мог сейчас сказать? Опять какую-нибудь глупость? Нет, он наберется терпения и подождет. Его час пробьет очень скоро. Когда они окажутся в Уормсе или еще в каком-нибудь городе, где есть полиция, Инквизиция, «серебряные»…

– Чтоб ты сдох! – Слова вырвались помимо его воли.

Берсень расхохотался.

– Из тебя, пожалуй, выйдет толк, дружище, – сообщил он. – Если чуток подучить.

– Себя подучи! – огрызнулся Эрик. Почуяв, что опасность миновала, он уже не мог остановиться. – А еще лучше подлечи! Ты больной на голову! Бешеная собака, вот ты кто!..

Маг хохотал до слез. Когда Эрик устал изрыгать ругательства, успокоился и Берсень. Утер слезы и, подойдя к Эрику, похлопал его по плечу:

– Молодец. Правда, могу прибить под горячую руку, но – молодец.

Странное дело, но похвала мага оказалась приятной Эрику. Настолько приятной, что он даже забыл сбросить его руку с плеча. А когда вспомнил, маг уже переключил внимание на мертвецов. Точнее, на их карманы.

Вздохнув, Эрик вновь прикрылся платком. Окинул рассеянным взглядом двор и остолбенел. У подножия одной из лестниц, привалившись к крепостной стене, в искромсанных доспехах и с иззубренным мечом на коленях сидел барон Торвальд. Окровавленный, с черным от копоти лицом, но – Эрик готов был биться об заклад – живой.

Еще не очень понимая, зачем он это делает – то ли добить, то ли помочь, Эрик медленно, шаг за шагом, стал приближаться к барону. Когда до него оставалось с десяток шагов, под ногами громко хрустнула каменная крошка, и Эрик затаил дыхание. Веки барона дрогнули, а затем взгляд его уперся точнехонько в Эрика. Лицо Торвальда исказила гримаса гнева.

– Твари! – прохрипел он. – Дьявольские отродья! – Рыча от ярости, барон поднялся и, вскинув меч, двинулся на Эрика. В глазах его плясал огонь безумия. – Уничтожу!

– Барон! Это я! – растерянно вскрикнул Эрик, отступая. – Очнитесь, барон! Это же я!

– Убью! – рычал Торвальд. – Ублюдки! Вы заплатите мне за все! За отца, за сестру!..

Его клинок со свистом разрезал воздух. Эрик бросился бежать, споткнулся и грохнулся на землю, раздирая ладони в кровь. Сверху упала грозная тень, раздался победный рев:

– Умри же, тварь!

Дальнейшее Эрик помнил смутно. Его тело стало как чужое. Как будто разом отнялись все мышцы. Но при этом он продолжал двигаться. И как!.. С невероятной ловкостью бросился барону под ноги, выхватил у того с пояса нож и всадил точно в сердце. Выронив меч, барон покачнулся и с неожиданной силой вцепился Эрику в горло. Эрик захрипел, ощущая, что грудь готова разорваться в клочья, отчаянно забился, но пальцы барона были как клещи. Смерть, похоже, оказалась слабее его жажды мести.

И Эрик понял: он умрет раньше, чем Торвальд. Эрик попытался ухватиться за нож, торчащий из груди, но ослабевшие руки лишь скользнули по рукояти и повисли безвольными плетями.

В глазах у Эрика уже темнело, когда барон отшатнулся и разжал руки. По всему телу струились голубоватые змейки – молнии, от которых Торвальда трясло как в лихорадке. Взревев смертельно раненным зверем, барон тяжко грянулся оземь.

Кашляя и растирая горло, рядом осел Эрик. Чувствительность в тело вернулась, но все случившееся было настолько необычным, настолько пугающим, что Эрик не мог устоять.

Дитус, мелькнула догадка. Конечно же это был он! Вот только следует ли радоваться такому спасению? То бишь вмешательству Дитуса? И означает ли это, что от него и впрямь есть польза?..

Его мучительные раздумья прервал подошедший маг. Между пальцами Берсеня медленно таяли голубоватые искры.

– Это было великолепно, – похвалил его маг, отряхивая ладони как от налипшего песка. – Я рад, что не ошибся в тебе.

– Спасибо, – прохрипел Эрик, а затем чуть тише добавил: – И тебе, Дитус, тоже…

«Ты бы подобрал меч барона, – посоветовал Дитус, – хорошая итанийская сталь, поправить, наточить, будет как новый. А нам сейчас не помешает».

Кивнув, Эрик подхватил меч, и в этот миг от распахнутых наспех ворот донесся топот копыт. Обернувшись, Эрик и Берсень увидели всадника, медленно переезжающего опущенный мост. Бедно одетого мальчишку лет десяти-двенадцати, верхом на старой облезлой кобыле. Глаза мальчишки были круглые как блюдца.

– О дьявольщина, – буркнул Эрик. – Откуда его принесло?

Мальчишка наконец натянул поводья, повернул и ударил голыми пятками по лошадиным бокам.

– Убили!!! – истошно взвизгнул он. – Барона убили!!!

На другой стороне опущенного моста горячили лошадей еще несколько мальчишек.

– Колдуны! Колдуны! – донеслись отчаянные крики. – Колдуны убили барона!

Эрик стоял бледный как смерть. Глаза мага опасно блеснули, он растер ладони и вытянул руки в сторону удаляющихся всадников.

– Нет! – Эрик оттолкнул руки мага. – Это ребенок!

Берсень окатил его ледяным взглядом, в котором, однако, промелькнуло нечто вроде удивления.

– Это свидетель. – Он покосился вслед беглецам. – Я все еще могу остановить их.

Эрик вытер пот со лба.

– Это ведь дети. Они ни в чем не виноваты.

Берсень пристально изучил его лицо.

– Мне все равно, виноваты или нет, – уронил маг, – мне просто не нужны лишние неприятности.

– Ничего у них не выйдет. Они из крестьян или из ремесленников. Их слова против моего – ничто. Я потомственный дворянин. И как дворянин я считаю своим долгом доложить о происшедшем здесь властям.

26
{"b":"89621","o":1}