ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Автор жизни. Как создавать успешный жизненный сценарий
Мозг и разум: физиология мышления
Жесткие переговоры
Пепел Атлантиды
Вещая птица (по)беды
Список для выживания
Евангелие от IT. Как на самом деле создаются IT-стартапы
Восстающая из пепла
Воспитание свободой. Школа Саммерхилл
A
A

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Один человек, тот, о котором предрекал Адальберт, конечно же не в силах был разрушить целое королевство. С другой стороны, он мог стать камешком, что дает жизнь лавине. Что же касается мнений о его «ангельской» или «демонической» природе, думаю, рассуждения об этом следует оставить богословам и мистикам.

История Армании: нераскрытые тайны, загадки, гипотезы

Каспар с трудом верил собственным ощущениям – он был жив. И, что еще удивительнее, абсолютно здоров. Он лежал на полу, утопая в теплом ворсистом ковре, немного побаливало в груди, похоже, пуля все-таки зацепила, но… Ничего более!

Едва это осознав, Каспар одним рывком поднялся. Он находился в кабинете бургомистра. Здесь же был и Гангель Мун. Живой и здоровый. И так же, как Каспар, он только что вскочил на ноги.

Усмехнувшись, Каспар вскинул правую руку. Растопыренные пальцы окутало голубоватым ореолом. Как бы там ни было, каким бы чудом ни выжили они оба, но теперь-то Гангелю точно не уйти живым. Каспар отлично помнил – при всей своей мощи «дьявольское оружие» имело весьма существенный недостаток. Пистолет был однозарядным. А от молнии увернуться было ничуть не легче, чем от пули.

Лицо Гангеля перекосило яростью, но в сторону лежавших на полу меча и пистолета он даже не взглянул. Если Каспару не изменяла память, а раньше она ему не изменяла, такие пистолеты обычно делались парными. Интересно, есть ли второй у Муна?..

– Еще не хочешь попробовать? – насмешливо спросил Каспар.

Гангеля следовало убить. Во избежание новых подвохов. Убить немедленно. Разорвать в клочья хорошим разрядом молнии. Но… По пальцам Каспара заструились серебристые разряды, сплетаясь в центре ладони в трещащий клубок. Осталось только направить удар, и с Гангелем будет покончено, но… Каспар снова медлил.

Навалилась скука. Очевидно, Гангель был обречен. Очевидно, его сюрпризы закончились. Очевидно, он не собирался больше сопротивляться. И это было самое неприятное.

– Если ты не будешь сопротивляться, я убью тебя медленно, – пообещал Каспар, – очень и очень медленно.

Губы Гангеля растянулись в усмешке.

– Знаешь, что будет причиной твоей смерти? – осведомился он. – Твоя безмерная самоуверенность.

– Ошибаешься, – качнул головой Каспар, – от этого не умирают. А вот это, – клубок в его руке затрещал сильнее и увеличился в размерах, – точно тебя убьет. Советую сделать хотя бы одну попытку. Иначе, прежде чем убить, я оторву тебе все конечности.

Гангель рассмеялся. На взгляд Каспара – чересчур беззаботно. Означало ли это, что у бывшего барона есть еще козыри?.. Левая рука Каспара очертила в воздухе круг, предплечье ярко вспыхнуло лазоревым светом, и через мгновение на руке появился призрачный круглый щит.

– Сражайся!

Каспар медленно вытянул перед собой правую руку. Шар из молний трещал и страшно шипел, напоминая клубок змей.

Гангель осклабился и небрежно покосился в сторону. Каспар вскинул брови. Что это? Безумно-детская уловка? Или…

Каспар медленно, не теряя Гангеля из виду, повернул голову. За столом бургомистра сидел человек. Плотно сбитый, рыжеволосый, с нагловатым взглядом.

– Берни… – неверяще прошептал Каспар.

Это было немыслимо! Увидеть этого ничтожного ублюдка за столом бургомистра!

Берни приветливо помахал рукой, и Каспар ощутил настоятельное желание метнуть первую молнию именно в лейтенанта.

– Что ты здесь делаешь, мерзавец?

– Наконец-то вы удостоили меня вниманием, господин Геллер, – непривычно резко отозвался Берни.

Одного его ледяного тона было достаточно, чтобы понять: Берни не был тем, за кого себя выдавал. Подтверждая догадку «тайного», лицо лейтенанта смазалось, словно было вылеплено из глины, а затем невидимый гончар решил внести кое-какие изменения. Мягкие и округлые прежде черты сделались резче и грубее, пролегли морщины и тени, а взгляд наполнился такой силой, что Каспар побледнел и отшатнулся, машинально погасил клубок молний и щит.

– Если вы еще не поняли, – невозмутимо продолжил Берни, – вы живы только благодаря моему вмешательству. Это значит, вы нужны мне оба. Кто я, думаю, объяснять не надо?

Гангель скрестил руки на груди, высоко вскинул подбородок.

– Не нужно, – уронил он. – Только я уже объяснил вашему молодому другу, что работать с вами я не намерен.

– Я тоже… догадываюсь, – хмурясь, ответил Каспар. – Тайный орден?

– Круг Посвященных к вашим услугам, сударь.

Каспар вздрогнул. То, о чем он давно уже догадывался, то, что упорно искал… Но почему представителем этого ордена вдруг оказался мерзкий Берни?!

– И что же теперь? – не выдержал Каспар. – Прикажете поклоны бить, господин лейтенант?

Рыжеволосый повел рукой, и Каспар ткнулся лицом в пол. Из носа хлынула кровь, из глаз – слезы, но это была сущая ерунда в сравнении с тем, что Каспар не ощутил даже отголосков заклятия! Этот новый Берни, или как его там на самом деле, работал на потрясающе тонком уровне! Неудивительно, что его маскировка под лейтенанта была столь совершенна.

– Здесь и сейчас уместнее всего называть меня Куратор.

Поднявшись, Каспар достал платок и промокнул кровь. В конце концов ему следовало порадоваться – он ведь уже давно мечтал о встрече с этим орденом. Однако радости не было. Почему-то.

– Вы следили за мной, Куратор? – Каспару стоило усилий удержаться от ироничных интонаций.

Он с трудом воспринимал Берни в его новом обличье. Или скорее в истинном?

Удивительно, но Куратор ощущался очень необычно, не так, как все. Он словно размывался в пространстве. Как будто он находился не только здесь, в кабинете бургомистра, но и где-то еще. Может, одна его часть вела сейчас разговор, а вторая – или сколько там их у него? – занималась каким-то другим делом?

– Я следил не только за вами, господин Геллер. Ваш ход был очень предсказуем. Особенно после того как отозвали Бельджера.

– Этого добился Риллан? Или это тоже входило в ваш план, господин Куратор?

– Успокойтесь, господин Геллер. Я понимаю вашу злость, негодование, раздражение. Но пора бы уже взять себя в руки. Вы же не какой-нибудь медноголовый. Не разочаруйте меня.

85
{"b":"89621","o":1}