ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город драконов. Книга вторая
Лунный календарь для садоводов и огородников на 2020 год
В сонном-сонном лесу… Сказки для засыпания
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Берсерк забытого клана. Врата войны
Биомеханика. Методы восстановления органов и систем
Меня зовут Грета. Голос, который вдохновил весь мир
Встречный удар

– Горбатого могила исправит! – фыркнул Ник.

– Нет, я знаю это наверняка! – возразила Мелисса.

– Не повезло тебе, Джинни! – усмехнулся Сол. За столом воцарилась напряженная тишина. Первой ее нарушила Мелисса.

– У них с Алекс, его супругой, двойня, мальчик и девочка. Их зовут Энди и Липпи. Им исполнилось полтора годика. Они просто великолепны! Не знаю, как Алекс управляется с ними: дети растут отчаянными шалунами! Я и за одним ребенком не успеваю углядеть! Конечно, ей помогает няня, но все же… – Она замолчала и покосилась на мужа, намекая, что и ему пора подключиться к исправлению неловкости, возникшей по вине его друга.

– А разве у Сюзи нет няни? – спокойно спросила Джинни, хотя была готова наорать на своего обидчика и даже поколотить его.

– Нет, хотя иногда я и жалею об этом, – ответила Мелисса. – Когда она была еще крохой, ее нянчила моя мама. Она и сейчас с удовольствием занимается с внучкой, которая, в свою очередь, обожает бабушку. Они часто ездят вдвоем в Беллвуд, когда там бывает Китти, кузина Сюзи. Девочки подружились.

– Мне тоже хочется проводить побольше времени с Сюзи, – вступил в разговор Ник, поглядывая на Сола: тот блаженно улыбался, словно и не был виновником напряженности, возникшей за столом. – Потому-то я и пригласил Сола в нашу фирму. Теперь у меня наконец-то появится возможность почаще бывать с семьей.

Он лучезарно улыбнулся Мелиссе, и та с иронией изрекла:

– Именно так и выражаются политиканы, желая оправдаться, когда их застают со спущенными штанами! – Джинни едва не поперхнулась, а Сол встал и быстро ушел в дом. – Что я такого сказала? – удивилась Мелисса.

Ник пожал плечами и последовал за другом. Он был сыт по горло его выходками и собирался без обиняков заявить, что если он намерен и дальше ссориться с Джинни, то пусть подыщет для этого другое место.

Леди Ланкастер, обычно спокойная и собранная, рвала и метала, когда ей позвонил частный детектив Доусон.

А случилось следующее. Барни, уверенный, что возле его дома днюет и ночует ретивый репортер, из наилучших побуждений подошел к его машине и добродушно сообщил, что мисс Синклер сегодня не вернется домой, поскольку уехала на уик-энд за город с Солом Ланкастером.

– В самом деле? – вежливо спросил Доусон, стараясь не выдать волнения. Леди Ланкастер, как он предполагал, не предвидела такого решительного поворота событий. – И когда же они вернутся?

– В воскресенье вечером, часиков в семь! – ответил Барни, четко следуя инструкциям. – Солу придется потом ехать в Олдершот.

– Ясно. Спасибо за информацию, – кивнул Доусон и завел мотор.

– Извините, а в какой газете вы работаете? – поинтересовался Барни.

– Я свободный журналист! – ответил Доусон и помахал ему рукой.

Завернув за угол, он, однако, остановился и достал мобильный телефон.

Его звонок весьма раздосадовал Элис: она как раз играла в бридж с именитыми гостями, среди которых была и графиня Роузмонт, будущая свекровь Аманды, племянницы леди Ланкастер. Услышав сообщение Доусона, она так рассвирепела, что позабыла о гостях. Еще бы! Сол увез эту юную вертихвостку за город на весь уик-энд! Какой кошмар! Тем не менее она быстро спохватилась и, сделав непроницаемое лицо, стала деловито уточнять у детектива детали и отдавать ему распоряжения.

– Того юношу, о котором вы мне рассказывали, зовут, кажется, Джеймс Калверт?

– Совершенно верно, мадам. Он актер. Во всяком случае, именно так он мне представился.

– А вам не показалось, что он увлечен этой девицей?

Она не смогла заставить себя сказать «влюблен», так как это слово давным-давно выпало из ее словаря, а именно – после того как она родила мертвую девочку, спустя два года после рождения Сола. Сперва она охладела к мужу, но он быстро нашел себе утешительницу на стороне. А потом забросила сына, что, впрочем, не помешало тому вырасти сильным и самостоятельным мужчиной. Он отказался от роли наследника отцовского богатства, предпочтя пойти своим путем. Она гордилась тем, что Сол быстро продвигается по службе, зарекомендовав себя блестящим офицером. Но события минувшей недели поколебали ее мнение о нем. Неужели и он ее предал, как когда-то его отец?

– Калверт зол на Сола, потому что он увел у него подружку, – сказал Доусон.

– Актер, говорите? – задумчиво произнесла Элис. – Пусть мне позвонит, я хочу с ним поговорить! Он может оказаться мне полезен.

– Хорошо. Я свяжусь с ним и перезвоню вам, – сказал Доусон и, помолчав, добавил: – Мне думается, он не станет сотрудничать с вами бесплатно.

– Это меня не удивит, так уж устроен мир!

В субботу Джинни проснулась поздно: ей до рассвета мешали уснуть непривычная обстановка и сознание того, что Сол спит всего в десятке шагов от нее. Тот тоже почти не сомкнул глаз. К счастью для Джинни, она не догадывалась об этом, иначе окончательно лишилась бы душевного равновесия.

Злой и расстроенный, Сол всю ночь ворочался с боку на бок в холостяцкой постели, вздыхая по рухнувшим мечтам о более плодотворном времяпрепровождении с Джинни на двуспальной кровати. Она ведь тоже этого хотела! Так какого же черта тогда настояла на том, чтобы им предоставили две спальни? Почему она отвергла его?

Ломая голову над этим сакраментальным вопросом, он время от времени морщился. Замечание, сделанное Ником в связи с его некрасивым поведением за столом, тоже не способствовало поднятию настроения, хотя и было справедливым. Славное начало уик-энда! Но почему все пошло кувырком?

Спустившись вниз, Джинни пошла на звук голосов и манящий аромат кофе, доносившиеся из кухни. За столом сидели Мелисса, Сюзи и незнакомая ей женщина средних лет, явно мать хозяйки дома: они были поразительно похожи.

Роза Фаррелл сохранила былую привлекательность, во многом благодаря своим блестящим черным волосам и пронзительно синим глазам. Увы, ее фигура, некогда изумительная, утратила прежнюю стройность: после пятидесяти лет Роза отказалась от строгой диеты и стала злоупотреблять шоколадом, оправдывая свою слабость тем, что она якобы сполна компенсируется уходом за внучками, отнимающим массу сил и энергии.

– Доброе утро, Джинни! – Мелисса улыбнулась гостье. – Как спалось?

– Спасибо, прекрасно! – ответила Джинни. – Извини, что я встала так поздно!

– Пустяки, садись с нами завтракать! Познакомься с моей мамой! Она любезно согласилась побыть с внучкой, пока мы с тобой побродим по антикварным магазинам.

– И я с вами! – пропищала Сюзи.

– В другой раз, моя куколка! Сегодня бабушка отведет тебя к осликам. Ведь ты их любишь, моя прелесть? Вы с ней уже ходили на эту ферму, и тебе там понравилось! Ослики по тебе наверняка соскучились!

Джинни намазала повидло на гренок, Мелисса разлила горячий кофе по чашкам. Заметив использованную посуду, Джинни спросила:

– А где же мужчины? Неужели позавтракали одни, без нас?

– Они отправились на верховую прогулку, – понизив голос и отвернувшись от Сюзи, пояснила Мелисса. – Ник обычно берет дочь с собой, но ради Сола он сделал исключение и оставил ее дома. У мужчин свои причуды!

Подкрепившись, они сели в голубой пикап Мелиссы и помчались в Брайтон. Объехав несколько магазинов, они чудесно пообедали в ресторане, непринужденно болтая о том, о сем, и Джинни, желая сделать новой подруге приятное, заплатила по счету. Мелисса не осталась в долгу, после обеда она под невинным предлогом заманила ее в лавочку, где торговали модной одеждой, и, заметив, что Джинни понравилась дорогая замшевая куртка, купила ее. Джинни пыталась вернуть ей деньги, но Мелисса просто разорвала чек и закончила ненужный спор.

Чем сильнее проникалась Джинни симпатией к ней, тем острее были угрызения совести за спектакль, в котором ее уговорил участвовать Сол. Пару раз она порывалась рассказать Мелиссе о подоплеке их отношений, но так и не решилась. Заподозрив по ее смущенному виду неладное, Мелисса не касалась этой болезненной темы.

16
{"b":"89622","o":1}