ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы где витаете? – прервал его грезы слегка насмешливый голос Петровской.

– Простите. Я… Я думал о вас…

– Интересно, что же вас так захватило, – лукаво спросила Петровская. – Вы даже не слышали моего вопроса.

– Вы спросили, почему я оставил службу?

Она слегка поморщилась:

– Вот это меня как раз меньше всего занимает. Я спросила, где мадемуазель Вера?

– Не знаю, – опустился наконец на землю Михаил. – Я искал и нигде не мог ее найти.

– Пойдемте искать ее вместе. Ведь нельзя терять ни минуты!

Они вышли из сада, и в это время со стороны птичьего двора в сад вошла Вера и направилась к пруду.

– Простите, что я заставила вас ждать, – извиняющимся тоном произнесла она, входя в беседку, где ее вот уже более четверти часа дожидался Артемий Платонович. – У меня так много дел.

– Вам не стоит извиняться, – галантно ответил отставной штабс-ротмистр. – Я уже успел заметить, какое у вас огромное хозяйство.

– Да, это так, – сказала Вера, присаживаясь против Аристова. – И за всем этим нужен присмотр.

– Я понимаю, – мягко улыбнулся он. – Слушаю вас.

– У меня имеются бумаги, что, по всему вероятию, преступники похитили у умершего в поезде. Это связка писем на польском языке.

– Где вы их нашли? – едва сдержался, чтобы не воскликнуть во весь голос, Аристов.

– Их нашла не я, а один деревенский мальчишка.

– Где?

– В роще возле озерца недалеко от железнодорожной насыпи.

– Теперь понимаю… Так это вы для него хлопочете о награде?

– Да, – коротко ответила Вера.

– Могу я видеть эти письма?

– Конечно. Мы пойдем ко мне или принести вам письма сюда?

– Лучше сюда, – немного поразмыслив, ответил Аристов. – Если вас это, конечно, не затруднит.

– Хорошо, – согласилась Вера. – Я буду здесь через десять минут.

Но девушка вернулась раньше, и по ее встревоженному лицу Артемий Платонович догадался, что произошло нечто неприятное.

– Их нет, – в отчаянии выпалила Вера, еще не дойдя до беседки. – Письма исчезли!

«Кажется, началось», – подумал Аристов.

– Успокойтесь, расскажите все как было.

– Еще вчера вечером они лежали запертыми у меня в комоде, – продолжала сокрушаться Вера, – в самом верхнем ящике. А теперь они пропали!

– Да-с, а кому еще вы говорили о письмах? – спросил отставной штабс-ротмистр.

– Только кузену.

– А-а, – невольно протянул Аристов. – Понятно.

– Что вам понятно? – с негодованием спросила Вера. – Уж не думаете ли вы, что их похитил Мишель?

– Не думаю, – спокойно ответил ей Артемий Платонович. – Я думаю, что их похитил другой человек.

– Но кто же? – с надеждой посмотрела на него Вера.

– Это мы скоро узнаем. А пока, – поднялся Аристов, – давайте пройдем к вам и посмотрим, все ли на месте.

Комната Веры была открыта.

– Скажите, вы никогда не запираете дверь своей комнаты? – спросил Аристов, входя.

– Днем – никогда, – чуть растерянно ответила Вера. – В этом просто нет надобности.

– Комод тоже не запираете?

– Он был заперт, а ключ находился при мне.

– Он и сейчас при вас? – поинтересовался Артемий Платонович.

– Конечно, – ответила Вера. – Вот он, – вытащила она из накладного кармашка небольшой медный ключ, больше похожий на игрушечный.

– Хорошо. Покажите, где лежали письма.

– Вот здесь, в верхнем ящике, – сказала Вера и, открыв, выдвинула ящик. – Что это?

– Что? – подошел к комоду Аристов.

– Письма, – недоуменно посмотрела на него Вера. – Они на месте! Но я же не могла их не заметить! Я перерыла везде, даже там, где этих писем и быть не могло.

– Весьма странно, – покачал головой частный сыщик, рассматривая отверстие замка в ящике.

Вера облегченно улыбнулась:

– Так иногда бывает: положишь какую-нибудь вещь на определенное место, затем захочешь ее взять, а ее нет. Ищешь, ищешь, а найти не можешь. А потом, когда уже и не надеешься ее отыскать, эта вещь вдруг самым неожиданным образом находится. И лежит она на том самом месте, куда ее и положили. Говорят, так шутит черт, – промолвила Вера.

Но Аристову было не до шуток.

– Но черту, чтобы залезть в ящик, не нужна отмычка, – сказал отставной ротмистр, указывая на царапины вокруг замка ящика.

– Вы хотите сказать, что… Это невозможно! – воскликнула Вера.

– Уверяю вас, барышня, напротив, вполне возможно, – сдержанно заметил Аристов. – Царапины вокруг замочной скважины ясно указывают, что его вскрывали каким-то острым предметом. Предположительно гвоздем.

Тонкие девичьи ладони коснулись полыхающих щек.

– Какой ужас!

– Кто-то вскрыл замок, взял письма, прочитал их, а затем положил на место, – спокойно сказал Аристов, – полагая, что его трюк останется незамеченным.

– Но кто?

– Письма на польском языке… Следовательно, тот, кто может читать по-польски, – резюмировал свое короткое дознание Артемий Платонович.

– Я, кажется, догадываюсь кто, – задумчиво посмотрела на отставного ротмистра Вера. – Мадемуазель Петровская, вот это кто! Она знает польский язык.

Аристов с интересом посмотрел на Веру. К высказываниям влюбленной девушки нужно всегда относиться с осторожностью.

– Милочка, откуда вам это известно?

– Мне сказал об этом кузен. Ее мать была полькой.

– Ну, это еще ничего не доказывает, – осторожно заметил Артемий Платонович. – В семье они могли не говорить по-польски. Позвольте, я возьму эти письма?

– Да, конечно, – легко согласилась Вера. – Они в полном вашем распоряжении.

Аристов достал из ящика пачку.

– Вам не кажется странным, что лента, перевязывающая письма, будто ослабла? – после недолгого молчания произнес он.

– Нет. Она такой и была, когда я получила их, – несколько обескураженно ответила Вера.

– Вы уверены? – пытливо спросил Аристов. – Подумайте. Ведь те, кто брал у вас эти письма, могли вынуть несколько самых важных.

– Уверена, – твердо заявила Вера. – Лента выглядит точно такой, какой и была, когда я принимала письма из рук Семена.

– Хорошо, если так, – задумчиво ответил Артемий Платонович. – А кто это, ваш Семен? Случайно не тот молодец, что нашел письма и хочет за них награды?

– Да, именно он, – ответила Вера.

– Знаете что, – задумчиво сказал Аристов. – Было бы неплохо переговорить с ним.

– Хорошо, я пошлю за Семеном.

Артемий Платонович едва скрывал приподнятое настроение. Это была самая настоящая удача. Ах, как правильно он сделал, что остался в замке, почувствовав: здесь что-то должно произойти! Выходит, не оставила его интуиция и не притупился еще сыщицкий нюх!

Теперь нужен план действий.

Первое – снять мерки со следов Петровской и ее лакея. Ведь до чего же умны, бестии. Вместо того чтобы прятаться – решили быть на самом виду. Превосходный способ не дать себя найти.

Второе – надо как можно скорее сделать перевод писем. В Нижнем Новгороде живет довольно много поляков, так что, как появится Обличайло, он пошлет его туда с письмами. Впрочем, пристав нужен ему и здесь, в усадьбе Дагеров.

Третье. Преступники вернули письма. А из этого следует, что нужные письма в пачке отсутствуют. Впрочем, это только предположение, хотя его можно и проверить: ежели Петровская со своим хромым слугой скоро съедет от Дагера, выходит, они заполучили то, что им было надо. А если останутся, значит, самого важного они еще не отыскали.

И четвертое. Надо срочно поговорить с этим малым Сенькой, отыскавшим письма. Возможно, он, желая заполучить за них награду, подстраховался и вытащил часть писем из связки. Потому лента, обвязывающая пачку, и слабая. О том, что письма нашел именно он, знают еще Вера и Михаил. А раз знает Мишель, то знает и Петровская…

Размышления Аристова были прерваны стуком в дверь.

– Войдите, – разрешила Вера.

Дверь приоткрылась, и в проем просунулась голова лакея Петровской Прохора.

– Моя барыня спрашивают, можете ли вы ее принять? – пробасил он, кинув быстрый взгляд на Аристова.

18
{"b":"89623","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
Ермак. Телохранитель
Эмма Мухина и Тайна одноглазой Джоконды
Притчи, легенды и сказки для детей самого старшего возраста
Мир нарциссической жертвы. Отношения в контексте современного невроза
Медлячок
Дурное поведение
Нахал
Интернет-маркетинг для МЛМ и не только. 7 шагов к успеху