ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Натаха, давай сначала малыша определим, а? Устал он, да и поесть не мешало бы…

Наталья осуждающе поджала губы, сняла телефонную трубку и скороговоркой выпалила невидимой Анечке несколько распоряжений. Та явилась минут через сорок.

Миленькая девчушка, едва закончившая педучилище, она смотрела на них небесно-голубыми глазами, и желание помочь всем людям, попавшим в беду, так и светилось в ее взгляде. Тимошка, тихо сидевший все это время, сполз со стульчика, подошел к ней и вложил свою ладошку ей в руку.

– Мы пойдем? – нежно улыбнулась Анечка сестрам.

– Идите, милая, – согласно кивнула Наталья. – Сделай все, как я велела…

– Тишка, медвежонок мой, – тихо позвала Милочка. – Ты не скучай! Я скоро приеду.

– Я знаю. – Он посмотрел на нее глазами взрослого человечка, потом, немного подумав, подбежал и, обхватив Милку за шею, чмокнул ее в щеку. – Я тебя люблю!.. Приезжай быстрее!..

Противный комок, вставший в горле, помешал ей сказать что-либо. Она тронула нежные волосики на голове малыша и, суеверно перекрестив, легонько подтолкнула к ожидавшей его воспитательнице.

Когда дверь за ними закрылась, Наталья с глубоким вздохом наполнила чайные чашки вином.

– Давай, милая Мила, выпьем за твою удачу, она тебе теперь ох как понадобится. – На последних словах голос ей изменил, и она всхлипнула.

– Будем, – кивнула Милочка и опрокинула вишневку в рот. – Надо бы Валерия позвать, да наверняка откажется. Сказал, что на улице будет ждать…

– А это кто еще?! – вытаращила глаза сестра.

– Так, один джентльмен, – туманно пояснила Милка и принялась рыться в принесенных пакетах. – Я тут детворе гостинцев привезла. Раздашь потом. Времена-то сейчас тяжелые, сладкого поди месяцами не видят…

– Чего нет, того нет. Уж чем детей не ущемляю, так это питанием. Вот ты скажи – на кой черт мне сдалась эта дорога? Мы по ней всю жизнь ездим. Мне выделили средства на ее обустройство, а я малышам ремонт в корпусе сделала.

– Влетело? – хихикнула Милка.

– А как же! Снять хотели… Да какой дурак на такой оклад да в такую глушь поедет? Пару раз премии лишили, пошумели и успокоились. А потом все же согласились, что правильно сделала.

– А дорогу-то не размывает? – Милочка вытащила спелую дыньку и принялась нарезать ее тонкими полосками на щербатую тарелку. – Ох и посуда у тебя!

– Дорогу размывает, а мы на лошади за продуктами ездим, а ей все нипочем – бензина не надо, корма кругом навалом. А что посуда… Так неважно, на чем есть, важно что… Вот Тишку твоего откормлю, как поросеночка, увидишь потом.

Наталья ненадолго замолчала, аккуратно откусывая сахарную мякоть дыни. Глаза ее при этом вопросительно шарили по лицу сестры, словно силились найти ответы на все мучившие ее вопросы.

– Мила, сестренка, ты не таись, расскажи мне все, – начала она осторожно. – Может быть, я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Эх, Наталочка, – вздохнула Милочка, доставая початую пачку сигарет. – Тебе что, своих забот мало? Мои проблемы на сейчас – это Тишка.

– Считай, что это уже не проблема, – перебила ее сестра, вновь наполняя чашки рубиновой жидкостью. – Аннушка получила строгие инструкции, будет пуще глаза караулить. Кто заберет-то его?

– Я… – выдохнула Милочка и тяжело вздохнула, словно сейчас окончательно поняла смысл сказанного. – Я и никто больше…

Уже стоя на крыльце, Милочка неожиданно для самой себя расплакалась и в ответ на ласковые уговоры сестры неожиданно попросила:

– Наталь, если со мной что случиться – не отдавай никому Тишку, возьми его себе.

Видя, каким ужасом от ее слов наполняются глаза Натальи, Милка быстро поцеловала ее в щеку и побежала по гравиевой дорожке к припрятанной в зарослях орешника машине.

Валерий спал сном праведника.

– Эй, – тихонько позвала его Милочка, – просыпайся…

Он глубоко вздохнул и недоуменно вытаращил глаза, не понимая спросонья, где и зачем находится.

– Пора ехать, – ласково улыбнулась она ему. – Извините, кажется, я задержалась.

Валерий шумно зевнул и потянулся.

– А куда теперь-то? – пробормотал он, потирая глаза и шутливо добавил: – Приказывайте, командир.

– Знать бы… – вполголоса пробормотала Милочка – Для начала надо в Ростов вернуться, а там посмотрим.

* * *

Дорогу до города они миновали без происшествий.

Вылезая из машины возле придорожного кафе и глядя на звездное небо, безбрежным шатром накрывшее к тому часу землю, Милочка почти уверовала в то, что сумеет справиться со всеми неприятностями, которые уготовила ей судьба.

Валерий оказался внимательным кавалером. Заказав горячий кофе и по паре бутербродов с сыром и колбасой, он сел напротив Милочки за стол и, внимательно глядя ей в глаза, участливо поинтересовался:

– Устали?..

– Есть немного, – Милочка пригубила кофе и с удивлением обнаружила, что он, вопреки предположениям, очень хорош на вкус. – А вы где живете? В Ростове? Чем занимаетесь? А то что же это получается – вызвались выступать в роли моего телохранителя, а я о вас толком ничего и не знаю.

– Живу в Ростове, занимаюсь коммерцией, – неспешно начал свой рассказ Валерий. – Дело не очень большое, но приносит стабильный доход. Одним словом – не бедствую. Вы где намерены остановиться на ночь?

– Я не знаю, – вырвался у нее тяжелый вздох. – Вообще-то мне поскорее нужно вернуться домой. Много нерешенных проблем и все такое…

– Понятно…

Над столом повисла пауза, нарушать которую никто не спешил. Валерий потихоньку потягивал свой кофе. Милочка, справившись с бутербродами, чертила чайной ложечкой замысловатые узоры на клеенчатой скатерти. Думать о том, что ждет ее впереди, совершенно не хотелось. Полумрак и уют полупустого зала навевали умиротворение, вытесняя из сознания тревожные мысли о дне грядущем.

– Я пойду позвоню… Вы не против? – Валерий встал и задвинул стул.

– Нет, нет, конечно же, звоните. Телефон на улице.

– Я знаю, – с этими словами Валерий вышел из кафе, предварительно бросив на стойку бара несколько скомканных бумажек.

Милочка осталась одна. Глядя невидящими глазами перед собой, она перебирала в памяти события последних двух дней. Что и говорить, ситуация складывалась ужасающе нелепо.

Из-за того, что кому-то захотелось свести счеты с конкурентом по бизнесу, она невольно оказалась вовлеченной в страшную игру под названием «бандитские разборки». Вспомнив ужасную физиономию парня у себя под дверью, Милочка поежилась и невольно оглянулась на дверь.

Ночной ветерок шевелил бамбуковые шторы, которыми был завешан дверной проем, и ей на мгновение показалось, что за ними кто-то стоит и внимательно наблюдает за ней. Чувствуя, как холодеют от страха руки, она поднялась и на негнущихся ногах подошла к стойке.

– А где у вас здесь туалет? – хрипло пробормотала она, боясь оглянуться.

Барменша, ярко раскрашенная пожилая женщина, окинув ее понимающим взглядом, кивнула на филенчатую дверь за своей спиной. И когда Милочка уже почти скрылась за ней, тихо обронила ей в спину:

– Там же и выход…

Петляя длинным узким коридором, минуя приветливо распахнутую дверь туалета, она, задыхаясь от ужаса, выскочила на улицу и, прижавшись спиной к шероховатой стене, попыталась восстановить дыхание. Когда это ей как-то удалось, Милочка осторожно выглянула из-за угла и едва не закричала.

Прямо напротив входа в кафе стоял синий «Форд». Дверца со стороны водителя была широко распахнута, и, насколько она смогла рассмотреть, в машине никого не было.

«Бежать!» – мгновенно отстучало Милочке в мозг.

Их машины были припаркованы у другого угла, там же находилась и телефонная будка. Валерий все еще разговаривал по телефону, привалившись спиной к стеклу.

Стараясь производить как можно меньше шума, что было очень затруднительно, учитывая, что задний двор кафе был превращен нерадивыми хозяевами в свалку, Милочка обогнула здание сзади и высунула нос из-за угла.

7
{"b":"89627","o":1}