ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Поезд медленно подползал к главному железнодорожному вокзалу Франкфурта. Фон Хольден встал и выглянул в окно. На душе было неспокойно.

Вера сидела на диване, не сводя с него глаз. Она провела ночь в смятении, почти без сна. Почему Пол в Швейцарии? Почему полиция везет ее к нему? Может быть, он ранен или даже при смерти?..

Поезд остановился. Что-то зашипело, и с грохотом открылись двери вагона.

– Мы сразу пересядем на другой поезд, – сказал фон Хольден. – И имейте в виду – вы по-прежнему в распоряжении федеральной полиции.

– Вы везете меня к Полу – неужели вы думаете, что я сбегу?

Вдруг в дверь купе громко постучали.

– Полиция! Пожалуйста, откройте дверь!

Полиция? Вера взглянула на фон Хольдена. Не обращая на нее внимания, он снова посмотрел в окно. Перрон был переполнен, но полицейских – по крайней мере, в форме – фон Хольден не увидел.

Стук повторился.

– Полиция! Немедленно откройте!

– Это ошибка, – сказал фон Хольден, отходя от окна. – Они, должно быть, ищут кого-то.

Он слегка приоткрыл дверь и выглянул из купе, надев очки, словно для того, чтобы лучше разглядеть посетителей.

– Что такое?

За дверью стояли двое в гражданской одежде, один высокий, другой пониже, чуть поодаль – полицейский в форме, с автоматом. Эти двое, без сомнения, детективы.

– Выйдите, пожалуйста, из купе, – сказал высокий.

– Берлинская криминальная служба, – произнес фон Хольден, открывая дверь пошире, чтобы они увидели Веру.

– Выйдите из купе! – повторил высокий. Они ищут преступника по фамилии фон Хольден. Возможно, это он и есть. Но может быть, и нет. У человека на фотографии не было очков. К тому же он сам из полиции. И что это за женщина в купе?

– Пожалуйста. – Фон Хольден шагнул в коридор. Второй детектив смотрел на Веру, полицейский – на фон Хольдена. Тот улыбнулся.

– Кто эта женщина? – спросил высокий.

– Заключенная. Арестована по подозрению в терроризме.

– Куда вы ее везете?

– В Бад-Годесберг.

– Где сотрудница полиции?

Вера посмотрела на фон Хольдена. О чем это они?

– Не хватило времени, – спокойно ответил фон Хольден. – Никого не было на месте. Все из-за Шарлоттенбурга.

– Удостоверение.

Фон Хольден краем глаза заметил, что полицейский смотрит в окно. По перрону шла красивая женщина. Они расслабились, подумал фон Хольден, они начинают мне верить.

– Да, конечно. – Он вынул из внутреннего кармана тонкий бумажник и протянул невысокому детективу; затем взглянул на Веру. – С вами все в порядке, мисс Моннере?

– Я не понимаю, что происходит.

– Я тоже.

Фон Хольден повернулся; раздались два негромких щелчка, похожих на плевки. Глаза полицейского расширились, а колени подкосились. В тот же миг дуло пистолета уперлось в лоб маленького детектива; еще один щелчок – и он опрокинулся навзничь с пробитым черепом. Фон Хольден отскочил; пуля, выпущенная из девятимиллиметровой «беретты» высокого детектива, скользнула по рукаву его куртки. Фон Хольден дважды выстрелил из маленького, размером в ладонь, пистолета 38-го калибра с глушителем. Лицо детектива на мгновение исказил гнев, затем и он рухнул на пол.

Через несколько секунд фон Хольден и Вера шагали по перрону, слившись с толпой пассажиров. На левом плече фон Хольден нес рюкзак, правой рукой крепко сжимал локоть Веры. Лицо ее было белым от ужаса.

– Послушайте, – произнес фон Хольден, рассеянно глядя вдаль и словно поддерживая светскую беседу. – Эти люди – не полиция.

Вера шла молча, пытаясь взять себя в руки.

– Забудьте о том, что произошло, – сказал фон Хольден. – Просто выкиньте из головы – и все.

Они вошли в здание вокзала. Фон Хольден оглянулся, но полицейских не увидел. Часы над газетным киоском показывали 7.25. Он высоко поднял голову, пробежал взглядом расписание поездов и, найдя то, что искал, повел Веру в закусочную и заказал кофе.

– Выпейте.

Вера колебалась. Фон Хольден ободряюще улыбнулся.

– Ну пожалуйста…

Вера взяла чашку дрожащими руками. Только теперь она поняла, как испугалась. Она сделала глоток; кофе приятно согревал и немного ее успокоил. Вдруг Вера ощутила, что фон Хольдена рядом нет. Он вернулся с газетой в руках.

– Я же говорил вам, что эти люди – не из полиции. – Он склонился к ее уху. – В Германии, с момента ее объединения, существует новая, пока подпольная нацистская организация, но она набирает силу и строит большие планы. Прошлым вечером в Шарлоттенбургском дворце в Берлине собрались сто наиболее влиятельных и уважаемых, демократически настроенных граждан Германии, чтобы пролить свет на будущее своей страны…

Бросив взгляд на часы над киоском, фон Хольден развернул газету. На первой странице была огромная фотография объятого пламенем дворца и заголовок: «Шарлоттенбург горит!»

– Зажигательные бомбы. Погибли все. По вине этих новых наци.

– Вы, наверно, не случайно говорите мне об этом? – Вера чувствовала, что он что-то от нее скрывает.

Фон Хольден издалека увидел, как к поезду, из которого они только что вышли, бегут полицейские. Он снова посмотрел на часы: 7.33.

– Пойдемте, пожалуйста.

Он взял Веру под руку и повел к другому поезду.

– Полу Осборну стало известно, что его помощники – не те, за кого себя выдают.

– Маквей?! – Вера не верила своим ушам.

– И он тоже.

– Нет! Не может быть! Он же американец! Как и Пол.

– Как по-вашему, случайно ли французский полицейский, который работает с Маквеем в Париже, был вчера ранен и умер в лондонской больнице в то самое время, когда нашли тело премьер-министра?

– О Господи… – Вера словно наяву видела Лебрюна и Маквея у себя дома. Возвращался ужас немецкой оккупации Франции: тысячи лиц – и ни одного, кому можно довериться. Именно против этого боролся во Франции Франсуа Кристиан, именно этого боялся больше всего – французская сентиментальность под тяжелым германским сапогом, тогда как сама Германия, объятая разрухой и гражданскими беспорядками, словно лунатик движется в объятия фашистов.

– Это реальность, с которой мы имеем дело, – внушал ей фон Хольден. – Сплоченные, вымуштрованные неонацисты терроризируют Европу и Америку. Осборн узнал об этом и пришел к нам. Мы вывезли его из Германии ради его же безопасности. Это касается и вас.

– Меня? – Вера недоверчиво смотрела на него.

– Этим людям был нужен не я, а вы. Им известно о ваших отношениях с Франсуа Кристианом, и они надеются, что вы кое-что им расскажете.

Вера ясно, даже слишком ясно увидела Авриль Рокар, шагающую к ферме у Нанси, и убитых агентов французской спецслужбы, распростертых на земле за ее спиной…

– Откуда вы знаете про Франсуа? – с болью в голосе спросила Вера.

– Нам рассказал Осборн. Поэтому мы вытащили вас из тюрьмы, пока до вас не добрался Маквей и его помощники.

Они были уже на перроне и двигались вместе с толпой вдоль поезда. Фон Хольден смотрел на номера вагонов. Диспетчер по громкоговорителю объявлял о прибытии и отправлении поездов. Откуда полицейские знали, каким поездом он ехал? Фон Хольден пристально всматривался в лица людей. Нападения можно ждать в любой момент, откуда угодно. Издалека донесся вой сирен. Фон Хольден наконец увидел нужный вагон.

* * *

В 7.46 международный экспресс отошел от вокзала Хауптбанхоф. Вера, сжавшись, сидела на красном бархатном диване в купе первого класса рядом с фон Хольденом. Когда экспресс набрал скорость, она отвернулась к окну. Немыслимо, чтобы Маквей оказался не тем, за кого себя выдавал! Однако Лебрюн мертв и Франсуа Кристиан – тоже. А фон Хольден знает столько, что не доверять ему нельзя. Еще сто человек погибли в Шарлоттенбурге… не говоря уж о тех троих, которых фон Хольден застрелил в поезде. В другое время, при других обстоятельствах Вера могла бы спокойно все обдумать и сделать выводы. Но события разворачивались так стремительно и так неумолимо…

117
{"b":"8963","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Всеобщая история любви
Охотники за костями. Том 2
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Вурд. Мир вампиров
Собибор. Восстание в лагере смерти
Немой
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве