ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Неужели, Маквей, вы думаете, что я стал бы вас беспокоить, не произведя предварительную проверку?

Маквей уловил издевку в голосе француза и огрызнулся:

– Кто вас знает?

– Послушайте, я хотел вам помочь. Если вам это неинтересно, давайте попрощаемся.

– Постойте, Лебрюн, не вешайте трубку. Мне действительно очень нужна помощь. – И со вздохом добавил: – Прошу меня простить.

Было слышно, как Лебрюн просит кого-то по-французски принести досье.

– Итак, его зовут Пол Осборн, доктор медицины, – сообщил лейтенант через несколько секунд. – Домашний адрес: Калифорния, Пасифик-Палисейдс. Вы знаете, где это?

– Знаю. Роскошное местечко. Мне такое не по карману. Что еще?

– К акту задержания приложен список личных вещей, находившихся при Осборне в момент ареста. Два использованных театральных билета на субботу в лондонский театр «Амбассадор». Квитанция из отеля «Коннот» в лондонском районе Мейфер. Квитанция выписана утром третьего октября. Кроме того…

– Минуточку. – Маквей порылся в стопке папок, лежавших на столе. – Теперь можете продолжать…

– Посадочный талон на самолет Лондон – Париж компании «Бритиш Эруэйз». Тоже от третьего октября.

Слушая Лебрюна, Маквей наскоро просматривал компьютерные распечатки, полученные полицией из управления общественного транспорта. Там содержались сведения о всех водителях такси, нанятых в ночь с первого на второе октября в театральном квартале, где произошло убийство.

– Все это пока ничего не доказывает, – заметил он, ведя пальцем по списку. Палец замер у строчки, где в графе «пункт доставки» значился отель «Коннот». Маквей сосредоточенно нахмурился.

– Конечно, но меня насторожило то, что Осборн отвечал на вопросы очень уклончиво. Он явно не хотел рассказывать о своем пребывании в Лондоне. Говорил, что весь день проторчал в номере, потому что был нездоров.

Маквей мысленно застонал. Простых дел об убийстве не бывает.

– И сколько времени он болел? – изображая живой интерес, спросил детектив и закинул ноги на стол.

– С вечера субботы до утра понедельника.

– Кто-нибудь его там видел? – Маквей посмотрел на туфли и подумал, что не мешало бы сделать набойки.

– Он не назвал ни одного свидетеля.

– Вы на него как следует нажали?

– У нас не было никаких оснований. Кроме того, он начал кипятиться, требовать консула. – Лебрюн сделал паузу, и Маквей услышал, как на том конце провода щелкнула зажигалка. – Хотите, мы задержим его для дальнейшего расследования?

Тут Маквей наконец нашел то, что искал. «Суббота, первое октября, 23.11. Двое пассажиров. Сели на Лейстер-сквер. Высажены в 23.33 у отеля „Коннот“. Водитель – Майк Фишер». Лейстер-сквер находилась в самом центре театрального квартала и неподалеку от места убийства.

– Вы хотите сказать, что он разгуливает на свободе? – воскликнул он, сбрасывая ноги со стола. Неужели Лебрюн по счастливой случайности наткнулся на убийцу и выпустил его!

– Послушайте, Маквей, я делаю вам любезность. Поэтому не нужно на меня кричать. У нас не было оснований задерживать американца, коль скоро пострадавший не объявился и иска не подал. Но у нас остался паспорт Осборна, и мы знаем, где он остановился. Он пробудет там до конца недели, а потом должен возвращаться к себе в Лос-Анджелес.

Все-таки Лебрюн был симпатичным малым, добросовестно выполнявшим свой служебный долг. Должно быть, ему не слишком-то нравилась роль связного между парижской полицией и Интерполом. Да и работать под руководством сурового, немногословного капитана Каду, наверно, не больно-то сладко. А тут еще, подумал Маквей, Лебрюну приходится состоять подручным при заезжем сыщике из такого несерьезного места, как Голливуд, и напрягаться, говоря по-английски. Что поделаешь, служба есть служба, кому-кому, а Маквею это было отлично известно.

– Значит, так, Лебрюн, – сдержанно проговорил Маквей. – Пришлите мне фотографию Осборна, а сами будьте на месте, чтобы я мог с вами связаться. Пожалуйста, – добавил он.

Через час десять минут лондонская полиция разыскала Майка Фишера и доставила ничего не понимающего таксиста к Маквею. Американец попросил его подтвердить, что в субботу вечером Фишер действительно взял пассажиров на Лейстер-сквер и доставил их в отель «Коннот».

– Именно так, сэр. Мужчину и женщину. Пара любовничков, я очень хорошо их запомнил. Они думали, я не знаю, чем они у меня за спиной занимаются. – Фишер ухмыльнулся.

– Вы узнаете этого человека? – Маквей показал ему снимок, сделанный сразу после ареста Осборна.

– Конечно, сэр. Именно этот тип, никаких сомнений.

Через три минуты в кабинете Лебрюна зазвонил телефон.

– Хотите, чтобы мы его арестовали? – спросил лейтенант.

– Нет, не нужно. Я лечу к вам, – сказал Маквей.

Глава 14

Три часа спустя реактивный самолет, на котором летел Маквей, приземлился в аэропорту Шарля де Голля. Инспектор уже знал, где Пол Осборн живет, кем работает, какими учеными званиями обладает, сколько раз нарушал правила уличного движения. Знал он также и о том, что Осборн дважды разведен. Имелся у хирурга и один «привод» в полицию: в Беверли-Хиллз он был задержан за нападение на служащего автостоянки – тот помял передний бампер новенького «БМВ», принадлежавшего Осборну. Судя по всему, подозреваемый отличался вспыльчивым характером. Однако разыскиваемый убийца, судя по всему, отрезал своим жертвам головы вовсе не в приступе ярости. Впрочем, даже самый несдержанный человек тоже бывает расчетливым и хладнокровным. К примеру, он вполне может во время одного из таких «спокойных» перерывов преднамеренно убить человека, отделить голову от туловища, а тело бросить где-нибудь в пустынной аллее, на обочине шоссе, выкинуть в море или аккуратненько уложить на кровать в неотапливаемой однокомнатной квартире. Главное же – Пол Осборн был профессиональным хирургом, и уж он-то наверняка смог бы отсечь у трупа голову.

Правда, ситуация осложнялась тем, что, судя по штампам в паспорте, Пол Осборн не был в Европе, когда происходили предыдущие убийства. Это могло означать все, что угодно: допустим, Пол Осборн не виновен; или же, возможно, он выдает себя за кого-то другого, и у него не один паспорт, а несколько; не исключено даже, что он совершил только последнее убийство. В этом случае версия единственного убийцы ошибочна.

Так или иначе, улики против Осборна были косвенными. Он мог оказаться на месте преступления в то самое время и к тому же являлся человеком профессии, находившейся у следствия на подозрении.

Лучше, чем ничего. До сих пор следствию вообще было не за что зацепиться.

* * *

Пол Осборн отвел взгляд, а потом вновь впился в Жана Пакара глазами. Они сидели на террасе кафе «Ля Куполь», на левом берегу Сены, в самом оживленном месте бульвара Монпарнас. Сюда любил наведываться Хемингуэй, да и многие другие знаменитые писатели. Мимо столика проходил официант, и Осборн заказал два бокала белого бордо. Пакар отрицательно покачал головой, вернул официанта и заказал томатный сок – он не пил спиртного.

Осборн проводил официанта взглядом, потом вновь уставился на салфетку, где рукой Пакара было написано имя и адрес: Анри Канарак, авеню Вердье, 175, квартира 6, Монруж.

Официант принес напитки и удалился. Осборн еще раз посмотрел на салфетку, потом аккуратно сложил ее и спрятал в карман пиджака.

– Вы абсолютно уверены? – спросил он у француза.

– Да, – коротко ответил Пакар.

Он закинул ногу на ногу и внимательно посмотрел на Осборна. Пол подумал, что перед ним – человек бывалый и очень опрятный в своем ремесле. Может быть, попытаться его прощупать? В конце концов, сам Пол – всего лишь врач. Первая его попытка убить Канарака закончилась полным фиаско. А Жан Пакар – профессионал. Он сам сказал, когда они первый раз встретились. Был наемником, немало повоевавшим в странах третьего мира. Чем такой человек отличается от наемного убийцы? Конечно, прикончить человека не в Африке, а в одной из мировых столиц выглядит менее импозантно, но суть дела от этого не меняется. Работа есть работа, и за нее полагается плата. Выполнил – получил деньги. Какая Пакару разница, где заниматься этим ремеслом?

12
{"b":"8963","o":1}