ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перезвонил он четыре часа спустя.

За это время Бенни наведался в полицейский архив и теперь знал об Альберте Мерримэне очень много. Мерримэна выгнали из армии в 1963 году, после чего он сошелся со старым приятелем Вилли Леонардом, профессиональным грабителем, недавно освободившимся из заключения. Приятели пустились во все тяжкие: ограбление банков, убийства, вымогательство – и так минимум в полдюжине штатов. Кроме того, ходили слухи, что они выполнили ряд заказных убийств для мафии в Нью-Джерси и Новой Англии.

22 декабря 1967 года тело Альберта Мерримэна со следами пулевых ранений и сильными ожогами было обнаружено в Бронксе, в выгоревшем дотла автомобиле.

– Явно, дело рук мафии, – сказал Бенни.

– А куда подевался Вилли Леонард?

– Он все еще в розыске.

– Как было опознано тело Мерримэна?

– Тут не написано. Мы не держим лишней макулатуры о покойниках. Проблемы со свободным местом, золотце.

– Кто-нибудь из родственников или друзей забрал останки?

– Да. Минутку. – Раздался шелест страниц. – Ага. Родственников у Мерримэна не было. Тело забрала дамочка по имени Агнес Демблон. Якобы соученица по школе.

– Ее адрес?

– Отсутствует.

Маквей записал имя на корешке авиабилета.

– Где похоронен Мерримэн?

– Не написано.

– Ставлю десять долларов против бутылки диетической колы, если найдете могилу, в гробу будет лежать не Мерримэн, а Вилли Леонард.

Объявили посадку на лондонский рейс. Маквей стал спешно прощаться.

– Знаешь, золотце, – остановил его Бенни, – тут вот какая хреновина…

– Да?

– Досье Мерримэна пропылилось на полке двадцать шесть лет.

– Ну и?..

– А я не первый, кто интересовался им за последние сутки.

– Как так?

– Вчера утром поступил запрос из вашингтонского представительства Интерпола. Сержант из архива отправил им все материалы по факсу.

Маквей коротко объяснил, что Мерримэном интересовались французские коллеги, попрощался и со всех ног помчался на регистрацию.

Через несколько минут он уже сидел в кресле, пристегнутый, а самолет выруливал на взлетную полосу. Еще раз взглянув на имя женщины, забравшей тело Мерримэна, Маквей вздохнул и откинулся на спинку.

Он смотрел в иллюминатор, как над полями движутся дождевые облака. По ассоциации вспомнил про красную глину на кроссовках Осборна. Самолет набирал высоту.

Стюардесса предложила ему газету, Маквей рассеянно взглянул на дату. Пятница, 7 октября. Стоп! Лебрюну только сегодня утром сообщили из Лиона, что отпечаток пальца удалось реставрировать. Сведения о Мерримэне были получены еще позднее, в присутствии Маквея. Как же могло получиться, что вашингтонское отделение Интерпола интересовалось Мерримэном еще вчера? Может быть, лионские эксперты раскопали все еще вчера и решили предварительно навести справки, а уже потом передать информацию в Париж? Конечно, странновато, что на это понадобились целые сутки, но, вероятно, в Интерполе свои порядки. Ладно, это не его дело. Но все же надо будет уточнить – хотя бы для того, чтобы больше не ломать над этим голову. И лучше не доставать Каду или Лебрюна, а разобраться самому. Проще всего позвонить Бенни Гроссману из Лондона и попросить узнать, во сколько поступил запрос из Вашингтона и от кого персонально.

В лицо ударил яркий солнечный свет – слой облаков остался внизу. Маквей подумал, что уже неделю не видел солнца. Самолет летел над Ла-Маншем.

Детектив посмотрел на часы. Было 14.40.

Глава 33

Без пяти три Пол Осборн выключил телевизор и положил шприцы с сукцинилхолином в правый карман куртки. В этот момент зазвонил телефон. Пол чуть не подпрыгнул от неожиданности. Сердце заколотилось как бешеное. Оказывается, он здорово на взводе, а это никуда не годится.

Телефон все звонил. Пол взглянул на часы. Без трех минут три. Кто это? Полиция? Вряд ли. Он уже позвонил инспектору Баррасу, и тот пообещал, что паспорт Осборна будет переправлен в аэропорт, в представительство авиакомпании «Эр Франс». Француз был вежлив, даже пошутил по поводу скверной погоды. Нет, это не полиция. Или они играют с ним в кошки-мышки? Может быть, у Маквея появились новые вопросы. Черт с ним, сейчас не до Маквея.

Телефон замолчал. Может, номером ошиблись. Или это была Вера? Он сам позвонит ей. Позже, когда все будет позади. Иначе она догадается по его голосу, что что-то неладно.

Пол снова посмотрел на часы. Пять минут четвертого. «Вестсайдская история» начинается в четыре. Нужно быть в кинотеатре без четверти, чтобы успеть намозолить глаза билетеру. Из отеля надо будет выбраться через черный ход – на всякий случай. Не помешала бы и прогулка пешком – это успокаивает.

Пол выключил свет, проверил, на месте ли шприцы, и повернул ручку двери. Но внезапно дверь сама резко распахнулась ему навстречу. Осборн отлетел в сторону. Прежде чем он успел восстановить равновесие, в прихожую шагнул мужчина в голубом комбинезоне и захлопнул за собой дверь. Анри Канарак, с пистолетом в руке.

– Одно слово, и пристрелю на месте, – сказал он по-английски.

Осборн окаменел. Вблизи Канарак оказался смуглее и коренастей, чем ему запомнилось. Глаза горели яростью, дуло пистолета смотрело Осборну прямо в лоб. Можно было не сомневаться – этот человек слов на ветер не бросает.

Повернув замок, Канарак сделал шаг вперед.

– Кто тебя прислал? – спросил он.

Осборн судорожно сглотнул и просипел:

– Никто.

Дальнейшее произошло так стремительно, что он даже понять ничего не успел. Просто вдруг очутился на полу, и прямо в нос ему был уставлен ствол пистолета.

– На кого ты работаешь? – очень спокойно сказал Канарак.

– Ни на кого. Я врач.

Сердце чуть не выпрыгивало из груди, и Осборну показалось, что сейчас с ним случится инфаркт.

– Врач? – удивился Канарак.

– Да.

– Тогда какого черта тебе от меня надо?

По лицу Осборна сбежала струйка пота. Мир расплывался у него перед глазами, происходящее казалось сном. Губы сами произнесли то, чего говорить ни в коем случае не следовало:

– Я знаю, кто ты.

Глаза Канарака сузились. Огонь в них потух, сменился льдом. Палец сжался на спусковом крючке.

– Ты знаешь, что я сделал с твоим шпионом, – прошипел Канарак, наставив пистолет Осборну в зубы. – Об этом писали все газеты, по телевизору показывали.

Осборн содрогнулся. Мысли путались в голове, а говорить было еще трудней.

– Да, знаю, – пролепетал он.

– Когда я приступаю к делу, меня уже не остановишь. Мне это нравится, понял?

Лицо Канарака исказилось усмешкой.

Осборн в отчаянии зашарил взглядом по комнате. Деваться некуда, разве что в окно. Но это седьмой этаж. Канарак стволом пистолета повернул его лицо к себе.

– Нет, окно тебе не годится. Слишком много шуму и недостаточно медленно. А мы с тобой торопиться не будем. Или ты скажешь сразу, на кого работаешь? Тогда мы закончим быстро.

– Я ни на кого не…

Опять зазвонил телефон. Канарак дернулся, и Осборну показалось, что он сейчас выстрелит.

Три раза прозвонив, телефон смолк. Канарак решил, что здесь оставаться опасно. Того и гляди, портье начнет выяснять, кто вызывал мастера по ремонту кондиционеров. Не дай Бог, вызовет службу безопасности, а то и полицию.

– Слушай очень внимательно, – сказал он. – Мы отсюда уходим. Будешь брыкаться – пожалеешь.

Он медленно поднялся и взмахом пистолета велел Осборну вставать.

Что было дальше, Пол почти не запомнил. Он шагал по коридору рядом с Канараком, потом они спускались по служебной лестнице. Открылась какая-то служебная дверь, потом они шли вдоль отопительных коммуникаций и электрокабелей. Еще одна дверь, стальная, и Канарак выволок Осборна по бетонным ступенькам на улицу. Воздух был холоден и свеж, шел дождь.

Осборн понемногу приходил в себя. Он огляделся по сторонам и понял, что они находятся в узком переулке с задней стороны гостиницы. Канарак держался слева, вцепившись Полу в локоть. Ребрами Осборн ощущал пистолетный ствол. Канарак подпихнул своего пленника, и оба двинулись вперед. Осборн старался собраться с мыслями, составить какой-то план действий. Никогда еще ему не было так страшно.

30
{"b":"8963","o":1}