ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А Малыша (один из попутчиков Нашкорра-1 — ред.) отхуячили ОМОНовцы. Он лежал. Мертвый. Какие-то московские панки подобрали его занесли на поезд, вписали — билетов не было… Приехал, сразу пошел в больницу…

Акция — это массовое побоище, избиение людей, которые любили его (Летова)… Егор завоевал огромную славу. Деньги стали водиться, говорят, за Прыг-Скок дачу купил. Да, на проведение акции он «лимон» дал… Что еще надо? Услада души — власть!.. На костях безымянных добровольцев…"

МОЦаРТОВ МНОГО, А ПРАВДА ОДНА!…

Процитирую газету «Известия» от 25.12.93 г. Статья товарища А. Челонокова "Рокеры между дубинкой и фашизмом". Много в ней "охуенных радостей и красот". Но меня лично интересует P.S. Вот он:

"На следующий день (после акции) позвонив активисту ПРА (Праворадикальная Партия), главному редактору журнала "К Топору" Сергею Жарикову, чье имя фигурировало в списках почетных гостей акции, поинтересовался, почему его не было в ДК им. Горького. "Я же не идиот", — ответил тот. — Заранее было известно, чем кончится эта тусовка".

Остается добавить, что никто из устроителей "Руководства к действию" в тот день не пострадал". Конец цитаты.

Кстати, не было в тот день в ДК не только Жарикова, которому по всему полагалось там быть, вербуя гвардию «топорунов» или «топористов». "Не идиотами" оказались также Эдуард Лимонов, Владимир Вольфович Жириновский. И духа их там не было. Не было духа и еще многих, кто мог бы там быть. Например, Гурьева. Зато были Мишин и Кушнир. Мишин на вопрос Нашкорр-1, что делать тем, кого в зал менты не пустят, ответил, что "глобально говоря, ему это по хую"! А Кушнир подытожил впечатления от акции: "А вы чего ожидали?! Это было ясно с самого начала!" Короче, все изначально было известно. Так что ни о какой "провокации ОМОНа" речь не идет. "Русский прорыв" удался. На славу.

Фенька № 4. Рассказывают, весь октябрь 93-го Летов безвылазно просидел в Москве. Кирял, якобы, безбожно. И что интересно, изрек, опять же, якобы, сакраментальную фразу: "Надоело быть хорошим!"

Если принять последнее за аксиому, то все, вроде, и понятно. Да не так просто. Ну конечно, сначала было как-то обидно: человек, говоривший, что одиночки опаснее для социума, чем целое движение, сам сейчас «движется». Пусть и не в правительственной партии. Активный боец с тоталитаризмом поддерживает господ, проповедующих твердую руку и жесткую власть. Ярый боец с терроризмом расписывается в увлечении идеологией "красных бригад". Человек, до хрипоты сражавшийся с «Памятью» и люберами, нынче сидит в ряду тех, кто борется против сионизма и жидо-массонства…. Короче, мы шли за ним, а он привел нас к правым радикалам. Он привел нас в ПАРТИЮ, в ДВИЖЕНИЕ… Однако, отбросим штампы массового сознания, въевшиеся метастазами в наш-мой-ум, и вернемся к статье Гурьева "Bedtime For Demokrathy" ("КонтрКультУР'а" № 2)

"Светлый ряд певцов" очередной перестройки уже не встает перед глазами, он — налицо: Проханов, Жириновский, Дугин, Летов, Неумоев. Умышленно упускаю фамилию Лимонов: мой любимец, кажется — несколько шире вышеуказанных господ. "Как это трогательно — серп и молот и звезда…" Выяснилось, что Егор пел это всерьез. Вслед за всегда почитаемым им Жариковым Летов расширил теорию самоуничтожения до сюрреалистических пределов, "лишь бы не нравиться" нам.

А теперь перечтите еще раз пассаж Сергея Геннадьевича об Иисусе и Иуде.

Так вот, вышеупомянутая акция — это Гефсиманский сад Eropа, сто самоуничтожение, отказ от мелкой цели — уцелеть, причем, Гефсиманский сад достаточно извращенный, по славной русской традиции. "Грубо говоря, — пишет Гурьев, — Летов и Жариков — это Иисус и Иуда нашей контркультуры". Иуда "умыл руки", не явившись на акцию — "Что я идиот?" — и таким образом перевоплотился в Понтия Пилата. А Иисус, "испытывая инстинктивный — а может и не инстинктивный — саморазрушительный протест против движения себя в русле столь безупречно правильных и лицемерно ценимых в обществе Порядочности, Долга…", занял Его место, место Иуды. При этом нельзя не отметить, что учеников и Апостолов у Иисуса-Летова ничуть не меньше, чем у Иисуса Назарея. Вот только последний своих под дубинки римских ОМОНовцев не подставлял. Подставился сам.

"Техничная" игра — западная форма зарастания духа мясом. Очевидно, что у Егора и Ромыча наступает или уже наступила эта самая «форма». Увы? Да нет, все идет своим чередом, "по плану".

Не уверен, что мне дана в полной мере "способность нормально любить". Не уверен, что она мне дана вовсе. Посему, поносить Егора Летова не собираюсь. В конце концов, песни его, по его же признанию, ему не принадлежат, точнее — принадлежат всем. И вам. И мне. И Сто Лет Одиночества — великолепный альбом. Хотя и не всем нравится. Что нормально. И вообще, Летов сделал за последние годы для очень многих людей Такое и Столько, чего не сделал ни один другой человек, ни организация никакая, ни государство, ни общество. Я не Пилат. Судить его не мне. Да и надо ли? "Иуда будет в раю". А мы? Да надо ли…

04.11.1994, «Окорок» № 10

ПРОРЫВ — 94

Беседуют звезды русского рока Егор Летов (ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА), Сергей Жариков (ДК), Роман Неумоев (ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ) и заместитель главного редактора газеты «Завтра» Владимир Бондаренко.

РОК: РУССКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

Владимир Бондаренко: Власть Ельцина, похоже, опротивела всем. Многие известнейшие художники, еще вчера поддерживавшие Ельцина, сегодня над ним издеваются. Уже и Леночка Сорокина из «МК» отпускает шпильки в адрес бедных демократов. Кажется, их ненавидят все. Заслужили, наверное. Молодых ельцинистов днем с огнем не найти. Да и откуда им взяться?

Скажем, наша недавняя молодежная акция "Руководство к действию" закончилась ОМОНом, автоматными очередями, избиением сотен подростков, тяжелыми травмами. Еще три тысячи организованных подростков люто возненавидели ельцинскую власть, которая ничего, кроме автоматов Калашникова и американских резиновых дубинок, не может противопоставить молодежи. Может быть, поэтому мы сегодня вместе — газета «День», движение «День», газета «Завтра» и самые знаменитые русские рок-музыканты.

Егор Летов: В этом нет ничего удивительного. Мы и должны быть вместе. Мы изначально не бьыи ельциноидами, не обольщались так называемыми демократами. Я человек глубоко верующий, и мы все отстаиваем в своей музыке ценности не личностные, эгоистические, а наши соборные, светлые, солнечные.

В мире происходит борьба двух сил — дьявола и Бога, тьмы и света, ночи и дня. И мы рядовые той силы, солнечной, дневной, которая заставляет нас работать, писать наши песни, выступать у "Белого дома" и, если надо, защищать его с оружием в руках!

Сергей Жариков: Если власти запрещают газету «День» — значит, это власть ночи. Только ночь запрещает день. Но любая ночь преходяща. И «День» снова приходит после ночи…

Е.Л.: А если власть запретит и газету «Завтра» — эта власть будет позавчерашней!..

В 1988 году на фестивале в Новосибирске мы заявили, что являемся истинными русскими коммунистами, народными коммунистами. Вся наша борьба против совдепа доперестроечного периода заключалась в том, что мы были против фальшивого коммунистического воплощения в последние годы брежневского правления.

Но мы и против системы сатанинской, потому что в ней происходит нивелировка всех человеческих и культурных ценностей. Слово только тогда стоит чего-то, когда за него можно поплатиться, когда за него можно получить пулю.

Я сейчас поддерживаю все соборные идеологии, не разъединяющие, а объединяющие народ. Идеально мне соответствует идеология красных бригад. Думаю, что мы победим рано или поздно, потому что истина все же одна: она ясна всем, и она с нами.

Вот почему они сейчас так проигрывают. Вот почему они так слабы, что вынуждены были стрелять по нам в октябре из танков. Вот почему они нервничают и устраивают облавы и разгоны. Они, ельциноиды, понимают, что мы-то у себя дома, а они — нет.

67
{"b":"89631","o":1}