ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ха! – мрачно усмехнулась я в ответ. – Я игнорирую ваши лживые заверения! Я даже не снизойду к ним, и не просите... Во всяком случае, в воспитательных целях в ближайшее время вам придется гладить эти ужасные крашеные лохмы, смотреть на без времени состарившееся от передозировки косметики лицо и слушать речи, лишенные признаков интеллекта... Не знаю, сэр, чем же вы станете заниматься с ней, когда вам прискучит элементарный животный секс, но, может быть, вы научите ее читать? И говорить членораздельно?

Дальше был странный звонок. Мне ничего не сказали, просто подождали, поняли, что меня нет дома, и повесили трубку. Потом опять возник назойливый голос, требующий немедленной встречи и возможности искупить страшную вину.

– Интересно, что же у тебя потребовать? – зловеще сказала я. – Разве что скальп твоей подруги... Я украшу им прихожую и буду показывать всем, как охотник рога оленя.

Опять робкий звонок. Могли бы сообщить, что им все-таки нужно...

После того, как я досыта наслушалась объяснений в любви от моего неверного возлюбленного, я отключила автоответчик. Мстительно подумав: если бы мой Стас пропал, как Эдик, я бы... А, не ври. Бросилась бы ты его разыскивать и трепетала бы, найдя на ковре бурые пятна! И забыла бы враз, какой он коварный тип. Так уж все мы устроены, люди – человеки, милорды и миледи, и ничего тут не попишешь!

Заглянув в комнату, я увидела, что Ритка заснула под трепетные звуки отечественных шедевров эстрады, и, решив пока ее не трогать, вернулась к своему Коэну, налила кофе и задумчиво уставилась в окно.

Конечно, история была с душком. Успокаивать Ритку – это одно дело, но врать себе я не хотела. Пятна на ковре – это вам не игрушки. И вся история с «монахами-мафиозниками» мне тоже не нравилась.

Надо будет все-таки вернуться к старухе Козленко и попытаться выведать у нее побольше об этих «монахах».

Значит, он ходил утром и вечером неизвестно куда, потом у него появлялись деньги... Монахи... Опять выплыли и плавают – то туда, то сюда... Все в красных штанах и черных шляпах... Католические какие-то монахи получаются... Я встряхнулась. Сон начинал меня побеждать, а засыпать с нерешенной проблемой – значит напрашиваться на ночные кошмары. Будут всю ночь сниться монахи, уносящие Эдика черт знает куда – в неземное пространство!

Я достала из кисета «кости», задумчиво покатала их на ладони...

– Как вы думаете, друзья, что это за средневековые истории? Надеюсь, они не окажутся такими же скучными, как «Тайна Удольфского замка» Анны Рэдклиф? И я не закрою эту книгу почти сразу, не дочитав ее до половины?

Они задумчиво покатились по ровной плоскости стола, обдумывая мой вопрос.

«32+7+13». «Хотите стать обладателем большой суммы денег, дерзайте, и вы достигнете цели!»

Сначала я восприняла это как совет. В каком смысле мне дерзать, правда, мне не объяснили.

– Так, – протянула я. – Не надо намекать мне на алчность. Если вы мне покажете того, кто не мечтает о приличной сумме денег, я вам все равно не поверю... Сейчас все об этом мечтают...

Стоп! Я остановилась, глядя на «кости». Совет?

Я полная «ветер-с-моря»... Да не совет это! Ответ, Таня! Уйми в башке ветер романтических отношений и взгляни!

«Большая сумма денег». Кто-то хотел стать их обладателем. И – дерзнул...

А дальше – появились загадочные навороты.

Я катнула «кости» второй раз, поинтересовавшись:

– Он жив или уже отошел в область призраков?

«32+2+13». «Вам грозит потеря возлюбленного».

Сначала перед моими глазами заиграл калейдоскоп кошмарных видений, в которых несчастного Стаса сбивала машина, в него стреляли бандиты и прочие «надомные» киллеры, но потом я поняла – у «костей» нет имен. Спрашивала я о Эдике. Значит, это Ритке грозит потеря возлюбленного... Но пока он жив. Я, во всяком случае, так поняла...

Кстати, стукнула я в сердцах кулаком по столу, Стаса мы, кажется, из списка возлюбленных вычеркнули... Так что он тут вообще ни при чем.

Итак, Эдик. Потеря намечается у Ритки. Что же у нее за судьба такая несчастная – терять своих возлюбленных? Нельзя этого допустить, Таня!

Нет, надо отправлять ее к Мельникову, решила я, в задумчивости отхлебнув такой глоток кофе, что тут же закашлялась... Черт, кажется, я обожгла нёбо.

Мой лучший друг всех времен и народов Мельников работал оперативником, но знакомых в отделе розыска у него была целая толпа, и пристроить Эдика в качестве «срочно разыскиваемого» он сможет. Да и совет даст Ритке...

Я понимала, что в конечном итоге заниматься Эдиковой пропажей придется все равно мне, ибо «рука господа, если уж избрала тебя, то тебе и мучения принимать», но отодвигала это от себя пока по мере возможностей.

Глупости. Все равно от этой проблемы тебе никуда не деться, она встанет перед тобой как «вещая каурка». Танечка, если бы ты знала, что за американские горки ждут тебя на следующее утро, ты спала бы куда безмятежней...

Глава 4

Монах был одет в черный костюм и шляпу. Его маленькие глазки сверлили меня насквозь, а его мясистый перст уперся прямо мне в грудь.

– Чего вы меня пугаете? – спросила я, будучи не в силах оторвать глаз от этого толстого пальца с аккуратно подстриженным ногтем. – И вообще не понятно, как вы оказались в моем сне... Мне сдается даже, что вы вовсе не монах, а адепт Сатаны...

Он расхохотался, как истерик на выгуле.

Я даже испугалась, что ему плохо, а «Скорая» в сны не приезжает. И что я с ним буду делать?

Но он внезапно успокоился и зловеще прошептал:

– Не лезь в мои дела.

Ох, как я разозлилась! Он меня еще и пугать будет, жиртрест недоделанный!

– А если полезу? – не без ехидства осведомилась я. – Пристрелите вашим жирным пальцем?

Он усмехнулся, засунул свой палец в рот и пальнул. Его голова разлетелась на мелкие кусочки, но на месте старой головы выросла новая, похожая на обрубок полена, и эта голова, еще безглазая и безносая, шевельнула противным отверстием, изображающим рот, и запищала:

– Нет ничего невозможного для человека с интеллектом!

Ах, гад! Это ж он мои «кости» цитирует, подумала я, чувствуя, как в груди закипает бешенство.

– Вали из моего сна! – заорала я.

– Нас ждут бо-о-о-льшие приключения, – запел он голосом мультяшного Пиноккио. – Приключения, приключения...

Он так пищал, что я, слава богу, проснулась. И с удивлением услышала, как этот противненький голосок продолжает распевать из комнаты про приключения, которые нас ждут. Моя голова болела от неудобного положения – потому что я заснула, положив ее на стол. Возмущенная такой отвратительной халатностью, моя голова, которой я обязана нормальной и безбедной жизнью, теперь требовала повышенного внимания к себе. Я достала таблетку спазмалгона и, запив ее минералкой, налила себе кофе.

Кофе оказался холодным, но приятно прочистил голову от остатков нездорового сна.

– Что за кретинские сны мне снились? – спросила я стену, поскольку Ритка почему-то на кухне не появлялась. Да и вряд ли она могла бы мне ответить на мой вопрос...

Стена тоже промолчала. Сообразив, что способностей говорить моя стена еще не обрела и – слава богу! – не собирается, я встала и прошла в комнату.

Ритки не было. Вместо нее на столике лежала записка, что она мне безумно благодарна, но не может больше обременять своими проблемами.

– Ну и ладно, – пробурчала я обиженно. Могла хотя бы дождаться, когда я проснусь...

В кухне начал надрываться телефон, требуя к себе внимания.

Настроение у меня было прямо как у бедолаги, сброшенного в депрессию, как в помойную яму, и бороться с ней я не имела никаких сил...

Поэтому я мрачно вздохнула, прошла на кухню, сняла трубку и произнесла озверело:

– Алло.

* * *

Собственно, ничего хорошего я от своего телефона не ждала. Но отвыкнуть от дурной привычки брать трубку никак не могла. Хотя... Ладно, подумала я, вслушиваясь в загадочную тишину, если это ты, моя драгоценность, можешь помолчать еще немножко. Я понаслаждаюсь твоей робостью, а потом...

6
{"b":"89633","o":1}