ЛитМир - Электронная Библиотека

По-иному дело обстояло в Нагаленде, где ведущие позиции в национальном совете нага (НСН), партии, выступавшей за самостийность, от умеренных сторонников существования нага в конституционных рамках индийской республики перешли к радикалам, требовавшим отделения от Индии. Руководство НСН под непосредственным контролем английских и американских подрывных служб начало действовать по двум направлениям. Во-первых, они пытались объединить как можно больше племен нага, что было непросто, ибо говорили они на разных диалектах и находились на разных ступенях социального и экономического развития. И, во-вторых, вовлечь это искусственное объединение в сепаратистскую войну против Индии. В 1956 году разгорелся первый пожар сепаратизма. Вскоре конфликт приобрел вооруженный характер. «Мина» Купланда сработала, взрыв произошел, и эхо его до сих пор слышно в горах всей северо-восточной Индии.

Какую же роль в подготовке и проведении этого взрыва сыграли английские и американские специальные службы, кроме известной нам роли миссионеров-диверсантов? Надо сказать, что подготовка волнений в Ассаме было первым крупным делом ЦРУ в Индии.

Обратимся к свидетельству участника событий, в то время кадрового офицера ЦРУ Дж. Смита. Вот его откровения, опубликованные через 10 лет после описываемых событий:

«В конце 1956 года агент ЦРУ, действовавший под «крышей» миссии технического сотрудничества, с помощью военного атташе отправился в Импхал, где провел секретную встречу с лидерами сепаратистов нага.

Американская разведка передала лидерам сепаратистов несколько миллионов рупий и оружие. Во время той же секретной встречи им также были переданы и инструкции из Вашингтона. В соответствии с ними сепаратисты должны были вступить в вооруженное столкновение с индийскими войсками. Их задачей являлось добиться отделения от Индии. Сепаратисты должны были продержаться до вступления в конфликт американских вооруженных сил.

Американский генеральный консул и агент ЦРУ провели секретную встречу с лидерами сепаратистов нага также и в Восточном Пакистане. Они передали сепаратистам большую сумму денег и инструкции. Вашингтон настаивал на открытом политическом выступлении за отделение от Индии. Джозеф Макаллер, агент ЦРУ, отвечал за переброску оружия из Восточного Пакистана в Нагаленд. В этом ему помогали некто Джон Гровер и американские дипломаты в Дакке. Делийским связным была Клара Паппас.

Давид Генри Бли был одним из тех, кто организовывал доставку оружия и боеприпасов мятежникам нага и подготовку диверсантов в Восточном Пакистане. Он начал свою карьеру в Западном Пакистане в 1950 году в качестве атташе американского посольства. Свои действия он координировал с агентом ЦРУ в Индии. Позже я узнал, что в 1962 году Бли перебрался в Дели, после того как организовал шпионскую сеть в американском посольстве в Дакке…»16

Несколько казенный стиль повествования Смита искупают его информативность и точность и в комментариях, думается, не нуждается.

А что же его английские коллеги? Вскоре мы увидим, что они тоже не бездействовали и приняли активное участие в развитии событий на северо-востоке. Там происходило следующее. Лидер НСН А. 3. Физо усиленно искал контакты с новым соседом Индии — Восточным Пакистаном. Искал и нашел. В Дакке с готовностью откликнулись на призыв сепаратиста и учредили в Шиллонге свою дипломатическую миссию, которая стала осуществлять контакты между Даккой и сепаратистами нага. Люди из пакистанской дипломатической миссии вскоре попались на этой «тайной» дипломатии и были вынуждены по требованию индийского правительства покинуть Шиллонг. Однако к тому времени необходимые контакты были установлены, так же как и маршруты, по которым сепаратисты следовали в Дакку.

Вскоре в движении нага произошел раскол и над А. 3. Физо нависли тучи. С одной стороны, в Индии ему грозила тюрьма за подрывные действия против этой страны, а с другой — им была недовольна и весьма многочисленная группа сепаратистов, настроенных еще более экстремистски, чем их лидер. Тут активно включились в игру англичане. Они предвидели, что Физо еще может пригодиться сепаратистскому движению. Интеллидженс сервис была разработана операция по спасению и эвакуации главаря раскольников. Проведение ее было возложено на английского миссионера преподобного Скотта. Ему удалось контрабандой вывезти сепаратиста в Восточный Пакистан, откуда три года спустя другие сотрудники английской разведки переправили его в Лондон. В Англии Физо быстро получил подданство этой страны и, став «королем в изгнании», осуществляет с тех пор руководство мятежниками со стороны.

Преподобный Скотт не остановился на достигнутом. Это его стараниями сепаратисты нага свели знакомство с международными поставщиками оружия. «Святой отец» оказал экстремистам протекцию и у «благотворительного» фонда Бертрана Рассела, услугами которого они пользуются до сих пор. Сам Физо как-то говорил, что собрал армию в 400 тыс. человек. Даже если он и прихвастнул, чтобы солиднее выглядеть в глазах своих английских хозяев, индийские обозреватели отмечают, что число его людей на северо-востоке довольно внушительно. После того как Скотта выдворили из Индии, он продолжал «курировать» северо-восточные районы Индии через агента Интеллидженс сервис Невилла Максвела, действовавшего под видом корреспондента респектабельной лондонской «Таймс». Позже его сменил некий Бернард Левин, которого индийские обозреватели характеризовали как «человека, ненавидящего Индию».

Итак, чего же добились силы американского и английского империализма своими действиями в сепаратистском конфликте на северо-востоке Индии? Прежде всего, используя любую возможность для дестабилизации положения в Индии, вскармливая и раздувая любую искру сепаратизма, могущую привести к нарушению спокойствия в этой стране, они способствовали тому, что реализация диверсионного «плана Купланда» в отношении северо-востока принесла первые плоды. Они разместили и укрепили там свою агентуру и наладили прочные связи с сепаратистскими организациями, которыми теперь в той или иной степени могли управлять.

Втянув в шпионскую игру Пакистан, они получили возможность использовать территорию соседней с Индией страны для подготовки диверсантов и боевиков из сепаратистских индийских группировок. США и Великобритания попытались «выжать» из создавшейся на северо-востоке Индии нестабильности «все возможное» и предприняли шаги к ее эскалации, с тем чтобы попытаться протащить так называемый «вопрос нага» в ООН. Действуя в рамках своей неоколониалистской политики, они пытались заставить Индию свернуть с избранного ею пути и изменить ее национальную и внешнюю политику. Другими словами, империалистические государства, и в первую очередь США, с самого начала существования независимой Индии стали активно вмешиваться в такие дела этой страны, которые во всем мире принято считать внутренними.

Индийское центральное правительство, оценив сложившуюся ситуацию и исходя из объективных этнографических условий северо-восточного региона страны, произвело новое административное деление этих территорий, положив начало существованию на территории бывшего Ассама штатов Нагаленд, Манипур, Трипура, Мегхалайя с полным статусом, Мизорама и Аруначал Прадеш как союзных территорий. Эта внутриполитическая акция несколько разрядила напряженность в регионе, ослабив и пригасив сепаратистские тенденции и настроения.

Однако в Лэнгли разрабатывались новые планы отторжения от Индии ее законных земель. Бацилла сепаратизма распространялась агентами ЦРУ на новые территории. В 1972 году сепаратистские волнения прошли в Ассаме, недавно образованном штате. За вооруженными выступлениями экстремистов явно чувствовалась рука ЦРУ. Бывший тогда главным министром Ассама С. Ч. Синха прямо заявил, что интриги иностранцев все больше влияют на дестабилизацию положения в штате, что может привести к беспорядкам. Непосредственно перед началом выступлений Ассам без ведома индийских властей посетил сотрудник американского консульства в Калькутте. После его отъезда у сепаратистов появился передатчик…17

вернуться

16

Link, 1980, June.

вернуться

17

Sareen H. K. Subversion Incorporated, p. 115.

5
{"b":"89635","o":1}