ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молодой человек смотрел на меня. Я заметила беспокойство в его глазах и услышала учащенное дыхание.

– Вы – Евгения Охотникова?! – выдохнул он.

– Здравствуйте, во-первых, – произнесла я.

– Извините, – засуетился парень, – здравствуйте… Извините еще раз…

Теперь можно начинать разговор.

– Вы не ошиблись, Евгения Охотникова – это я. Чем могу служить?

– Я… Мне нужна помощь… Слышал про вас и думаю, что…

Сделав приглашающий жест, я предложила посетителю:

– Проходите в квартиру, и поговорим спокойно.

Прежде чем последовать моему совету, молодой человек окинул взглядом лестничную клетку, наверное чтобы убедиться, что она пуста. После этого он вошел в прихожую.

– Чего вы боитесь? – спросила я.

Незнакомец неопределенно мотнул головой, словно теленок, пытающийся увернуться от назойливых слепней.

– Вы не хотите раздеться? – предложила я. – В нашем доме хорошо топят.

Молодой человек скинул с себя коричневое пальто с воротником из искусственного меха и начал развязывать шнурки массивных ботинок военного образца.

– Наслежу я вам тут…

– Ничего страшного…

Подтолкнув посетителя в сторону гостиной, я провела его в комнату, усадила на диван и предложила:

– Чаю, кофе?

Серые глаза мигнули два раза, и тонкие губы шевельнулись:

– Чаю… Если можно…

Я улыбнулась.

– Почему же нельзя?

Отправившись на кухню, я преследовала две цели: дать возможность человеку прийти в себя и осмотреться, а также сказать тете Миле, что нам, возможно, понадобится седативное средство.

– Кто у тебя? – шепнула мне тетя Мила, когда я прошмыгнула в ее святая святых.

– Пока не знаю… – так же шепотом ответила я.

– Клиент?..

– Возможно…

В чашку чая я бросила одну таблетку успокоительного средства и вернулась к молодому человеку.

Он встал мне навстречу.

– Я хочу сказать…

Я остановила его красноречивым жестом.

– Сначала выпейте чаю, а потом поговорим.

Молодой человек снова уселся на диван, взял предложенную мной чашечку и сделал изрядный глоток.

– Горячий… – произнес он.

– А вы не торопитесь… – сказала я, обворожительно улыбаясь. – У нас есть время… А потом расскажете мне обо всем, что считаете нужным.

Моя уверенность и тепло напитка оказали свое действие – мой посетитель стал понемногу расслабляться. Вскоре он поставил пустую чашку на гладкую поверхность журнального столика и откинулся назад.

– Спасибо, вы очень добры.

Я не сомневалась в этом.

– Теперь можно поговорить? – спросила я. – С чего начнем?

– У меня неприятности…

Я кивнула.

– Это было понятно с самого начала, уже тогда, когда вы звонили в мою дверь. Начнем с самого главного – ваше имя?

– Валентин… Новицкий Валентин Михайлович.

Я удивленно посмотрела на него.

– Тот самый, которого задержали в связи с убийством подростка Ефимова? – полуутверждала, полуспрашивала я.

– Вот видите, – с горечью произнес Новицкий, – вы тоже в курсе событий…

– Еще бы! – воскликнула я. – Все газеты только об этом и писали. Обвинение серьезное, надо сказать, но вы, как я вижу, на свободе…

– Меня отпустили за недостаточностью улик…

– А они должны быть – эти улики? – осторожно спросила я.

Валентин замотал головой, словно ему в ухо залетел жучок.

– Какие улики, когда я и пальцем не тронул этого пацана. В тот день я и в глаза его не видел.

– Это был день святого Валентина, – произнесла я.

– Что? – не понял молодой человек.

– Праздник, популярный в Европе и Америке, – пояснила я, – в честь покровителя влюбленных священника Валентино.

Новицкий усмехнулся, и я поняла, что седативное средство уже начало оказывать свое действие, человек обрел уверенность в себе и расслабился окончательно.

– Он Валентин, и я Валентин….

В самом деле! Я даже поначалу не заметила этого случайного совпадения имен. Однако…

– Не будем сравнивать, – твердо произнесла я, – произошло убийство, а это серьезно. Лично я убийц не люблю и намерена сделать все, чтобы их было как можно меньше.

– Вот-вот! – воскликнул Валентин. – Это как раз мой случай!..

– Не поняла…

– Боюсь, что вскоре я стану жертвой киллеров…

– Это как? – Мне хотелось более подробных разъяснений. – Вы вышли из тюрьмы… Даже не под залог, а за недостаточностью улик и…

– …и за мной стали охотиться бандиты!..

– Вот почему вы так оглядывались на пороге моей квартиры. Они что же, пасли вас до самого моего дома?

– Вот именно! Я еле успел подняться на ваш этаж.

– Понятно… Теперь рассказывайте обо всем более детально.

И Валентин Новицкий начал свой невеселый рассказ.

– Когда я был под следствием, меня каждый день по нескольку раз вызывали на допрос, раскручивали направо и налево, в это же время обыскивали квартиру и гараж…

– Зачем? – спросила я.

– Искали орудие преступления. Господи, да этого Ефимова могли стукнуть чем угодно – тем же ломом, молотком, обухом топора, да мало ли чем… Из этого же нельзя делать вывод, будто я убийца, в массиве сотни гаражей и везде хранится куча инструментов, каждый из которых можно превратить в орудие убийства.

– Понятно, – кивнула я. – Следов крови на ваших вещах обнаружено не было.

– Не было, – мотнул головой Новицкий. – Да и с самого начала мое задержание было сплошной липой, в чем следователь Гаркавенко убедился. Просто нужен был крайний, мальчик для битья, вот и вспомнили про меня. Неужели я похож на преступника?

Я усмехнулась.

– На убийцу никто из нас не похож, все ходят с благопристойными лицами, но вот что творится в наших душах, никто не знает. Человек может прожить долгую праведную жизнь, а напоследок сорваться, если на то будут причины.

– Значит, – горестно произнес Новицкий, – вы мне не верите…

– Это не имеет значения, – примирительно улыбнулась я. – Вы скажите, с какой целью пришли ко мне?

– Мне нужна защита…

– Понятно, личный телохранитель.

– Так точно, и я обращаюсь к вам, потому что бандиты у меня на хвосте.

– Мои услуги стоят денег, вы в курсе?

– Я продам гараж, – с готовностью заявил Новицкий, – тысяч на двадцать он потянет, это точно, а может быть, и на тридцать.

Я вздохнула.

– Такие жертвы… Теперь поговорим о бандитах – что это за люди?

– Не знаю… Я вышел из ворот изолятора, а у обочины стоит автомобиль «Вольво». Из салона вышел жлоб и говорит: садись в машину, быстро…

– И что же вы?

– Я развернулся и бежать, а милиционер, который выпускал меня, смотрит мне вслед и улыбается.

– Как вы это заметили, если бросились бежать?

– В последний момент посмотрел на него…

– Понятно. Судя по всему, побег вам удался.

– Я помчался через дорогу с односторонним движением, перебежал через сквер и оказался на той стороне, а потом заскочил в трамвай и направился к вам.

– А бандиты?

– Ехали за мной, даже не скрывая своих намерений. Наглые…

– Это мне тоже понятно. Следующий вопрос – как узнали про меня?

– Я как чувствовал – заранее попросил жену найти ваш адрес. Про вас ходят легенды. Однажды вы помогли Александре Стольник…

Я улыбнулась.

– Не такая уж я легендарная, скажу я вам по секрету…

– Тем не менее, – настаивал Новицкий, – я хочу иметь дело только с вами и ни с кем другим.

Это было приятно.

– Значит, вышли из камеры и – прямо ко мне? – спросила я.

– Точно, дома я не был, а мне хочется увидеться с семьей. Вы меня проводите? – с надеждой в голосе спросил Новицкий.

Мне стало жалко его, молодого, симпатичного, но не умеющего постоять за себя.

– Не будем терять времени, – произнесла я. – Встречу с родными откладывать нельзя, для них это еще больший подарок, чем для вас.

Мы поднялись со своих мест. Я прошла на кухню, чтобы предупредить тетю о том, что убываю в неизвестном пока направлении и неизвестно когда вернусь.

– А для кого же я готовлю обед? – капризно вопросила тетя Мила. – Я не хочу быть единственной трапезничающей в этом доме.

3
{"b":"89636","o":1}