ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот качнул головой:

— Мне уж предлагали такую цену.

— Хорошо. Треть. Это больше трех тысяч баксов, любезный, — вскинув брови, напомнил мужчина. — Подумай…

Пытаясь собраться с мыслями, молодой человек буравил собеседника взглядом. В глазах легко читалось недоумение от стремительно растущей цены, и оттого, что столь дорогая вещица была найдена на заурядной помойке.

— Извините, но я… лучше отдам деньгами, — снова мотнул узким лбом упрямец. — Самый крайний срок — через десять дней. Даю слово.

— Что ж, дело твое, — буркнул Семен Артурович, незаметно промокая платком изрядно вспотевшую шею. — У тебя неделя. Последняя неделя!..

И дождавшись, когда успокоится потревоженная Костей тяжелая портьера, нервным кивком подозвал одного из охранников…

* * *

— Сеня, меня очень беспокоит твое бездействие, и… я бы сказал равнодушие, — смачно закусывая коньяк сочным лимоном, выговаривал поджарый старичок.

Внешность его была настолько тщедушна и непрезентабельна, что сидящий напротив, пышущий здоровьем Семен Артурович представлялся этаким боссом, хозяином положения. Однако держался старикашка на удивление бодро и уверенно. Верно, был хозяином роскошного особняка, куда поздней ночью пригласил для дружеской беседы Семена.

— Дельце мы с тобою затеяли в равных долях — помнится, ты сам просился, умолял… — аккуратно счищая серебряным ножичком кожуру с яблока, приговаривал седой старец, — и что же теперь?.. Я регулярно вкладываю в строительство нашего объекта свои бабки, а от тебя только и слышу о проблемах. Не хорошо получается.

— Ну, посуди, Яков — что же я могу поделать, ежели кредиторы виснут на шее!.. — оправдывался Семен Артурович. — Вот выплачу самые горящие долги и внесу нужную долю.

— Так-то оно так… Да к тому сроку и дельце развалится, и я в прогаре останусь.

— Дай мне месяц, Яков. Внуками своими клянусь — рассчитаюсь!

Первый отрезанный ломтик тщательно очищенного яблочка отправился в рот с неестественно белеющими ровными зубами. Пожевав и удовлетворенно покивав сладости вкуса, тот безразлично пожал плечами — точно дело касалось не сотен тысяч долларов, а сущего пустяка. Блестящее лезвие опять взрезало белую яблочную плоть…

Находясь всего пару часов назад в ресторанном кабинете для VIP-персон, уголовник ощущал себя в водовороте бурной жизни; был исполнен радости и довольства самим собой… Покуда не раздался внезапный звонок Якова — бывшего партийного функционера, ловко сохранившего и связи, и влияние, и немалые средства. После короткого телефонного разговора свет померк: шутки кончились, Яша негодовал. И теперь приходится заглядывать в бесцветные от семидесяти прожитых лет глаза и с трепетом ждать вердикта этого всесильного в регионе человека…

— Что ж, я перечислю в банк еще один транш. Но запомни: у тебя остаются три последних недели.

— Спасибо, Яков Игнатич, — шумно выдохнул Семен, от волнения впервые назвав компаньона по отчеству.

— А теперь иди, Сеня, — старик положил на столик нож, стряхнул с ладони остатки фрукта; расслаблено откинулся на спинку кресла. — Что-то притомился я. Да и спать мне пора — режим соблюдаю в последнее время. Говорят, коньяк с режимом здорово помогают от давления…

Сеня поспешно раскланялся и вскорости отбыл из огромного особняка.

— Долги… а сам «Брегет» нацепил с турбийоном и репетиром! Видал я эти часики в Берне… Ручная работа. Партия — полсотни механизмов; цена — под двести тысяч евро за штуку. Это уж слишком!.. — ворчливо приговаривал щуплый дедок, щурясь и решительно набирая номер на радиотелефоне. — Кредиторы… Значится, мазь Вишневского в мою лысину втирать?! Ну, погоди у меня, деляга…

Наконец, заслышав ответ в трубке, встрепенулся и заговорил отрывистым приказным тоном…

* * *

Обширный мусорный могильник благоухал своими обычными «ароматами», пестрел разномастными пятнами в лучах встающего из-за безобразных нагромождений солнца. Местные трудяги лениво подтягивались к свежим кучам, свезенным мусоровозами из города за прошедшую ночь…

Рыжеволосая Катька устало ковыляла по издавна заведенному маршруту; левый глаз заплыл и почернел, палка норовила вывалиться из трясущейся похмельной руки. Слева как всегда чинно шествовал старик Окунев, справа то и дело нагибаясь, шерстил отходы низкорослый беспризорник Пашка. И выпитое спросонья пиво как обычно рвалось наружу, но Катерина твердо решила дотерпеть до самых дальних мусорных куч.

Добравшись до них, остановилась; задрала юбку. Близость соседей не смущала — в пьяном угаре мисс Помойка чуть не еженощно демонстрировала всем желающим интимные детали разукрашенного синяками тела…

Внезапно она замерла — внимание привлек доносившийся снизу, из-под рассыпанных полусгнивших яблок уже знакомый мелодичный звук.

— Тьфу! — в сердцах сплюнула она, припомнив обещание Алика оттяпать пальцы. Тот приперся утром на свалку скособоченным — прихрамывая и держась за отшибленные кем-то ребра. Да мало ль чего взбредет в дурную башку разорившемуся, злющему коммерсанту?!

Старик с мальцом продолжали поиски. А Катька присела, закатила от удовольствия здоровый правый глаз. И слушая приятную мелодию, прорывавшуюся из чадивших смрадом глубин, с минуту мучительно решала: откопать запястье убиенного глупца — последнего хозяина проклятых часов, или же позабыть о них навсегда…

Август 2006 г.

2
{"b":"89648","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Краткая история религии
Парадокс долголетия. Как оставаться молодым до глубокой старости
Дизайн сада. Лучшие идеи для вдохновения
Покоривший волну
Магическая сделка
Сбрось стресс
Почетный пленник
Жесткие переговоры
Успех. Естественный отбор. 425 инсайтов для работы, отношений и жизни