ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ЗАЛЫ́ГИН Сергей Павлович (1913, с. Дурасовка Стерлитамакского у. Уфимской губ. – 2000, Москва), русский прозаик, публицист.

Энциклопедия «Литература и язык» (с иллюстрациями) - i_254.jpg

С. П. Залыгин

Родился в семье ссыльных (по политическим мотивам) интеллигентов. Учился в Омском сельскохозяйственном ин-те (1934—39). В 1946—55 гг. заведовал кафедрой в том же ин-те. Литературным творчеством начал заниматься в 16 лет. В 1941 г. в Омске вышла в свет первая книга «Рассказы», в 1947 г. – «Северные рассказы». В 1962 г. публикует в журнале «Новый мир» роман «Тропы Алтая». Критики увидели в романе правдивое изображение научной среды. В большую литературу Залыгин вышел повестью «На Иртыше» (1964). В ней автор на истории сибирской деревни показывает трагические последствия коллективизации, проводившейся в нач. 1930-х гг. После публикации повести Залыгин приезжает в Москву, избирается секретарём правлений Союзов писателей РСФСР и СССР. В 1989–91 гг. – народный депутат СССР, с 1991 г. – академик РАН. В трёх главных романах – «Солёная падь» (1967), «Комиссия» (1975), «После бури» (кн. 1–2, 1980—88) Залыгин представил художественную картину послереволюционной истории сибирской деревни. Новаторством автора была трактовка крестьянских типов как интеллектуальных и государственно мыслящих людей. Его любимые герои – естественные люди, ориентированные на здоровую мужицкую психологию. Одновременно с историко-художественными хрониками сибирской жизни Залыгин создавал произведения с современной проблематикой, писал о нравственных испытаниях в личной, интимной жизни («Южноамериканский вариант», 1973). Залыгин – автор книги-эссе о А. П. Чехове «Мой поэт» (1969), статей о Н. В. Гоголе и Л. Н. Толстом, А. П. Платонове, Ф. А. Абрамове, В. П. Астафьеве, Б. А. Можаеве, В. Г. Распутине. В 1986–98 гг. был главным редактором журнала «Новый мир», где, преодолев сопротивление властей, опубликовал «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицына. До последних дней жизни Залыгин писал повести, рассказы и острые публицистические статьи по экологическим проблемам («Экологический роман», 1993; «Однофамильцы», 1995; «Свобода выбора», 1996).

ЗАМЯ́ТИН Евгений Иванович (1884, Лебедянь Тамбовской губ. – 1937, Париж), русский прозаик, драматург, литературный критик.

Энциклопедия «Литература и язык» (с иллюстрациями) - i_255.jpg

Е. И. Замятин

Родился в семье священника. В 1908 г. окончил кораблестроительный ф-т Петербургского политехнического ин-та. Принимал участие в революционном движении 1905–07 гг., был арестован, находился под надзором полиции; в 1906—11 гг. жил на нелегальном положении. Дореволюционное творчество Замятина развивалось в русле реализма и традиций Н. В. Гоголя и Н. С. Лескова (повесть «Уездное», 1913, в гротескно-сатирических тонах живописующая застойный быт провинциального мещанства). В 1914 г. за антивоенную повесть «На куличках» был предан суду. В 1916—17 гг. жил и работал по специальности в Англии, результатом чего явилась обличающая «машинную» цивилизацию повесть «Островитяне» (1917). В статье «Я боюсь» (1921), многочисленных фантастико-аллегорических стилизованных рассказах, сказках-притчах и «действах» – трактовка эпохи «военного коммунизма» как возвращения к «пещерному» существованию («Пещера», 1922; «Атилла», 1928; и др.). С 1932 г. – в эмиграции (Париж). В знаменитом романе-антиутопии «Мы» (опубл. на английском языке за рубежом в 1924, в России – в 1988) – гротескно-фантастическое изображение тоталитарного режима, оказавшее влияние на западноевропейскую социальную антиутопию (О. Хаксли, Дж. Оруэлл). В основе романа – философская проблема свободы человека, это одновременно и размышления о будущем, и социальная сатира на современность; сытость и покой предлагаются в обмен на свободу. Воздействие Ф. М. Достоевского прочитывается в пристрастии Замятина к раскрытию «подполья» человеческой души, показу экстремальных ситуаций. Автор также философско-публицистических и литературно-критических статей, рассказов и пьес, биографической книги о немецком физике «Роберт Майер» (1922) и др.

ЗА́ПАДНИЧЕСТВО, течение русской общественной мысли, распространившееся в 1840-х гг. Понятие «западничество» достаточно условно, оно объединяет людей с различными взглядами, но часто употребляется в научной и публицистической литературе. Термин «западничество» придуман оппонентами этого течения – славянофилами. И то, и другое течение возникли как ответ на вопрос: какой путь развития выбирать России? По мысли западников, Россия должна продолжать линию, намеченную Петром I, – ориентироваться на Западную Европу, заимствовать оттуда идеи, манеры, технологии, государственное устройство и пр. Представители западничества выступали за отмену крепостного права и введение буржуазных свобод (напр., свободы печати), развитие промышленности. Славянофилы, напротив, стояли за исконно рус. путь развития (аграрный, общинное землевладение) и предлагали ориентироваться на допетровскую Русь (по мысли славянофилов, тогда на Руси была гармония власти и народа, все руководствовались началами любви, основанной на христианской вере). К западникам относились В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарёв, Т. Н. Грановский, В. П. Боткин, П. В. Анненков, И. С. Тургенев, И. И. Панаев и др. Сторонники западничества выступали, главным образом, в журналах «Отечественные записки» и «Современник». Позиция западников по ключевым вопросам их теории не была однородна. Так, например, Белинский, Герцен и Огарёв считали приемлемым для России государственным строем социализм, а более умеренные представители западников говорили о буржуазном «царстве правового порядка». Если в начале 1840-х гг. этот вопрос представлялся отвлечённым, то после европейской революции 1848—49 гг. западники задумались о близкой возможности преобразований в России. Герцен, напр., разрабатывал теорию «крестьянского социализма» (переход России непосредственно к социализму, без буржуазных преобразований), смыкающуюся с представлениями славянофилов об опоре на общину. В 1850—60-х гг. произошёл раскол среди западников – революционные демократы считали, что освобождение крестьян должно произойти «снизу», т. е. путём революции. Либералы полагали, что освобождение осуществится «сверху» – с помощью реформ. Спор между двумя течениями всё больше обострялся, но при этом не исключались их соприкосновения по вопросам литературы и эстетики – напр., Л. Н. Толстой и его «диалектика души» были одобрены не только революционным демократом Н. Г. Чернышевским, но и либералом П. В. Анненковым. Полемика внутри западничества и со славянофилами шла не только по вопросу о крепостном праве и политическом строе России. Довольно много публичных выступлений в печати, пропагандирующих идеи западничества, были посвящены литературе (напр., написанная в 1848 г. статья В. Г. Белинского «Взгляд на русскую литературу 1847 г.»). Белинский считал «антиславянофильскими» произведения Д. В. Григоровича, В. И. Даля и особенно Н. В. Гоголя. Гоголь считался главным представителем натуральной школы – направления в литературе, чрезвычайно близкого западничеству и культивируемого Белинским. Суть натуральной школы в неприкрашенном изображении ужасной рус. действительности, сатирическом освещении всех её непривлекательных черт. Поэтому Белинский был так возмущён, когда Гоголь выпустил в 1847 г. книгу «Выбранные места из переписки с друзьями», в которой защищал принципы православия и пытался философски обосновать их в форме отрывков из писем (реально написанных ранее и подредактированных автором для книги). Ответом на эту книгу стало знаменитое, написанное в очень резкой форме письмо Белинского к Гоголю. Также писателями-западниками были И. С. Тургенев, отразивший идейные споры западничества и славянофильства, напр. в «Записках охотника», А. И. Герцен («Былое и думы», «Сорока-воровка»). Философские идеи критиков и литераторов среди западников многообразны. В. Г. Белинский рассматривал историю через призму прогресса, считал прогресс безграничным и всепроникающим. Славянофилов он критиковал за антиисторизм и разрыв национального и общечеловеческого – чрезмерное возвышение национального (сам Белинский считал национальное развитием и выражением общечеловеческого). Эстетическая теория Белинского предполагает, что искусство ценно тем, что оно «не доказывает, а показывает» действительность с помощью образов. Для А. И. Герцена ключевым понятием в истории (истории вообще и истории России в частности) был общественный закон – сочетание стихийного хода истории и сознательной деятельности людей. По мнению Герцена, будущий мир возьмёт всё рациональное, что было в старой культуре: античное преклонение перед природой, суверенность личности в христианстве и пр., – и тогда возникнет царство разума. Неудача европейской революции приводит Герцена к осознанию того, что нельзя требовать резкого изменения существующего порядка – необходимо идти к этому постепенно. Задача литературы в этом процессе – «расчистка» места для будущего, внутреннее освобождение людей. Близкий друг Герцена Н. П. Огарёв считал основной задачей литературы всестороннюю критику существующего порядка вещей и борьбу с социальной несправедливостью. Т. Н. Грановский – один из лидеров московского западничества, читавший публичные лекции о средневековой истории, много сделал для распространения идей западников. Сам он считал изучение истории необходимым для понимания будущего и разработки прогнозов и утверждал, что тщательное и всестороннее изучение исторических событий даст возможность вывести объективные закономерности хода истории. В. П. Боткин и П. В. Анненков работали в жанре путевых очерков-писем: «Письма из-за границы» (1841—43) и «Письма из Парижа» (1847—48) Анненкова, «Письма об Испании» (1847—49) Боткина. Рассказ о своих впечатлениях от Запада в форме писем был распространён среди западников: «Письма из Avenue Marigny» Герцена (1847), «Письма из Берлина» Тургенева. Идеи западничества распространялись не только в форме статей и художественных произведений, но также в устных дискуссиях со славянофилами в Москве в домах П. Я. Чаадаева, Д. Н. Свербеева, А. П. Елагиной.

103
{"b":"89650","o":1}