ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

БЕ́ККЕТ (beckett) Сэмюэл (1906, Дублин – 1989, Париж), ирландский драматург, прозаик, поэт; писал на английском и французском языке. Обучался романским языкам в Тринити-колледже, который закончил бакалавром в 1927 г. Стал литературным секретарём Дж. Джойса, записывал и частично переводил на франц. язык отрывки его будущего романа «Поминки по Финнегану». В 1930 г. дебютировал как поэт с гротесковым стихотворным монологом от лица философствующего Декарта, в 1931 г. – как эссеист со сборником «Пруст», в 1934 г. – как прозаик с романом «Больше замахов, чем ударов». Публикация пьесы «В ожидании Годо» (1952) принесла автору всеевропейскую славу яркого представителя драмы абсурда. Другие известные пьесы: «Эндшпиль» (1957), «Последняя лента Крэппа» (1959), «Счастливые дни» (1961) и «Катастрофа» (1984) – последняя написана по поводу политического преследования чешской властью драматурга-диссидента Вацлава Гавела и защищает право художника на свободу творчества.

В своих пессимистических пьесах автор показывает трагическое противоречие между свойственной людям идеализацией действительности и чуждым им миром, бессмысленным и губительным, обрекающим человека на одиночество и страдания. Драматург часто прибегает к авангардистской стилистике. Например, в пьесе «Действие без слов» (1958) есть предписанные ремарками действия персонажей, но нет традиционных для драматургии реплик. В драматической миниатюре «Дыхание» (1970), напротив, нет персонажей, но есть циклические анонимные звуки. За заслуги в развитии драмы автор мизантропических пьес получил Нобелевскую премию по литературе (1969), бо́ льшую часть которой, как полагают, раздал нуждающимся.

Основные произведения в других жанрах: романы «Мёрфи» (1938), «Как есть» (1961); эпическая трилогия «Моллой» (1951), «Малон умирает» (1951) и «Неназываемый» (1953); сборник стихотворений «Стишульки» (1978).

БЕЛИ́НСКИЙ Виссарион Григорьевич (1811, крепость Свеаборг, ныне Суоменлинна, Финляндия – 1848, Санкт-Петербург), русский критик, публицист. Родился в семье флотского врача, учился в Пензенской гимназии (1825—28), был студентом Московского ун-та (1829—32), который не окончил. В творчестве Белинского рус. литературная критика окончательно приобретает профессиональный и публицистический характер. По словам Д. И. Писарева, «беллетристика начала утрачивать своё исключительное господство в литературе; первый удар нанёс этому господству Белинский; глядя на него, Русь православная начала понимать, что можно быть знаменитым писателем, не сочинивши ни поэмы, ни драмы, ни романа». В 1850–80-х гг. авторитет Белинского был огромен. В его разнообразном наследии находили нечто близкое себе литераторы противостоящих партий, признававшие его своим учителем (в первую очередь – революционные демократы, но также и др., напр., Ап. Григорьев). Идеи Белинского влияли не только на труды критиков и учёных, но и на преподавание рус. литературы (отношение к Белинскому отчасти пересматривается только в «серебряном веке»). Такая роль критика в нац. культуре – явление уникальное, не встречающееся более нигде в европейской словесности. Белинский определил представления о рус. классическом каноне, предложив уже в «Литературных мечтаниях» (1834) краткий перечень имён (Г. Р. Державин, А. С. Грибоедов, И. А. Крылов, А. С. Пушкин), дополнив его в позднейших статях именами Н. В. Гоголя и М. Ю. Лермонтова. Исторические задачи критики Белинского позднее воспринимались как по преимуществу эстетические: «Отделить в литературных произведениях прекрасное от посредственного и выяснить эстетическое достоинство первого» (В. В. Розанов). Среди заслуг Белинского-критика – высокая оценка первого романа И. А. Гончарова «Обыкновенная история»; предложенная характеристика метода Гончарова как «объективного» предопределила и позднейшее восприятие писателя. (Вместе с тем Белинский как всякий активный участник литературного процесса был пристрастен и несправедлив к некоторым авторам и произведениям: ругал Е. А. Баратынского, прозу и сказки А. С. Пушкина и т. д.). Белинскому принадлежит первый большой труд о Пушкине, цикл «Сочинения Александра Пушкина» (1843—46) представляет и первое концептуальное, развёрнутое описание истории рус. поэзии 18–19 вв. Белинский сыграл важную роль в формировании представлений об истории как прогрессе, однонаправленном движении, где каждый этап необходим и оправдан: так, он показал исторический смысл литературы 18 в., которая до того воспринималась как подражательная; В. А. Жуковский и К. Н. Батюшков для критика – предшественники А. С. Пушкина. При этом каждый этап (в т. ч. и в искусстве) имеет лишь преходящую ценность. Такое видение истории, восходящее к философии Г. В. Ф. Гегеля, было преобладающим в 19 в. (прежде всего у революционных демократов; оспорить его пытались, напр., Л. Н. Толстой, Ап. Григорьев). Белинский первым адекватно оценил М. Ю. Лермонтова, в котором многие современники были склонны видеть лишь подражателя; сам пафос поэзии Лермонтова, пафос отрицания, с точки зрения традиционной эстетики воспринимался как не соответствующий подлинным задачам поэзии, которая якобы должна была только воспевать мир (и только проза имела право критически его анализировать). Именно читательские впечатления от лермонтовского творчества привели к принципиальному изменению мировоззрения Белинского в нач. 1840-х гг. Эволюция Белинского была весьма сложной. В работах 1833—39 гг. он вслед за немецкими философами говорит об искусстве как о высшем способе познания мира («О русской повести и повестях г. Гоголя», 1835); представление о произведении как «замкнутом в себе мире» лежит в основе монографических разборов «Ревизора» (статья «Горе от ума», 1840), «Гамлета» (статья 1838 г.) и др. Около 1840 г. Белинский переживает кризис, приведший к радикальным изменениям мировоззрения: главным становится непосредственное решение общественных задач, и литература в первую очередь должна служить этому. В политических взглядах критика много общего с идеями французского утопического социализма, Белинский воспринимался как вождь русских «западников», один из основателей леворадикального движения в России. Белинский – организатор т. н. натуральной школы в литературе; под его влиянием рус. проза 1840—50-х гг. по преимуществу резко критична (отсюда позднейшие не вполне справедливые обвинения в том, что Белинский «ненавидел Россию» и т. д.). Началом новой, высшей эпохи в литературе, эпохи критического анализа действительности, критик считал творчество Н. В. Гоголя («…мы в Гоголе видим более важное значение для русского общества, чем в Пушкине: ибо Гоголь более поэт социальный, следовательно, более поэт в духе времени»).

Энциклопедия «Литература и язык» (с иллюстрациями) - i_056.jpg

В. Г. Белинский. Портрет работы К. Горбунова. 1871 г.

Незадолго до смерти в работах Белинского вновь появляются новые тенденции – под влиянием путешествий по России и Европе, изменившегося расклада литературных сил, новых литературных впечатлений – романов И. А. Гончарова, Ф. М. Достоевского, А. И. Герцена – он увидел главную интеллектуальную опасность в «духе системы и доктрины». Белинский оспаривает многие идеи молодого поколения левых радикалов, петрашевцев, и впервые выражает поколенческую солидарность со славянофилами.

БЕЛЛЕТРИ́СТИКА (от франц. belles lettres – изящная словесность), термин, обозначающий художественную прозу, а иногда употребляющийся как оценочное определение. В частности, В. Г. Белинский понимал под беллетристикой «лёгкое чтение» для малообразованной читательской массы – литературу, которая по своему художественно-эстетическому качеству не дотягивает до уровня «изящной словесности», откровенно вторична по отношению к ней, но тем не менее выполняет важную просветительскую функцию, приобщая широкие слои грамотного населения к искусству – «благотворно действуя на их образование и доставляя им умное и благородное развлечение». Сегодня беллетристикой называется массовая литературная продукция развлекательного характера.

28
{"b":"89650","o":1}